Предстали беззащитными: почему СССР не подготовился к войне

Предстали беззащитными: почему СССР не подготовился к войне
Фото: Николай Кулешов/Фотохроника ТАСС
Сталин верил, что Гитлер будет воевать с Англией

Начало Великой Отечественной войны до сих пор вызывает массу вопросов. Почему СССР, несмотря на сообщения разведки о планах Гитлера напасть на страну, не подготовился к отражению удара. Почему в первые дни войны было уничтожено огромное количество боевых самолетов, а солдат отправляли на фронт неподготовленных и плохо вооруженных.

Можно сколько угодно говорить о недальновидности Сталина, но факт остается фактом: гитлеровская Германия мастерски замаскировала свои планы, сконцентрировав все внимание на противостоянии Англии.

После заключения пакта Риббентропа и Молотова, который привел к разделу Польши Москвой и Берлином, Гитлер предложил Сталину знаменитый Пакт четырех держав Оси. Он предполагал создание военно-политического альянса, в который должны были войти Германия, Италия, Япония и СССР.

Некоторые историки считают, что это был лишь отвлекающий маневр с целью вероломного нападения на Советский Союз. По их мнению, Гитлер и не думал вступать с СССР в военный союз.

В любом случае, Москва предъявила требования, которые совершенно не устроили Гитлера. В частности, СССР хотел закрепить в своей сфере интересов Финляндию, район к югу от Батуми и Баку в общем направлении к Персидскому заливу. Также в Москве захотели создать военные базы в районе проливов Босфора и Дарданеллы и расширить сферу влияния в Болгарии.

Будто идя на поводу, немецкие дипломаты всячески намекали советским коллегам, что грядет война с Великобританией, и предлагали Сталину разделить в будущем британские колонии. На самом деле гитлеровцы действительно планировали войну с Лондоном, но делиться они ни с кем не собирались.

Фото: www.globallookpress.com

При встрече с Гитлером посол СССР в Германии Владимир Деканозов предложил обсудить пакт. Однако Риббентроп сказал, что советские предложения обсуждаются с Японией и Италией. В действительности Берлин не устраивали советские базы в районе Босфора и Дарданеллов, а также увеличение советского военного присутствия в Южной Европе, то есть Болгарии.

Молотову устроили "случайную встречу" с болгарским послом Стаменовым. Одновременно в Софию прибыл генеральный секретарь наркомата иностранных дел СССР Аркадий Соболев. Но попытки провалились. Как известно, впоследствии Болгария перешла на сторону Гитлера.

Тогда же активно работала немецкая разведка. Дипломатам и разведчикам подсовывали "обнадеживающую информацию", суть которой сводилась к следующему:

"Война между  Советским Союзом и Германией маловероятна... Германские военные силы, собранные на границе, должны показать Советскому Союзу решимость действовать, если Германию к этому принудят. Гитлер рассчитывает, что Сталин станет более сговорчивым и прекратит всякие интриги против Германии, а главное – даст побольше товаров, особенно нефти".

Немецкие разведчики отправляли в Москву десятки донесений, в которых говорилось, что Гитлер не собирается воевать, а будет давить на Москву, чтобы та отказалась от части своих притязаний.

Параллельно заместитель начальника Генерального штаба и начальник Главного разведывательного управления генерал-лейтенант Филипп Голиков представил Сталину неопровержимые доказательства подготовки Германии к нападению на Советский Союз.

Но сам же пометил, что большинство агентурных данных, касающихся возможностей войны с СССР весной 1941 г., исходят от англо-американских источников, задачей которых, несомненно, является стремление ухудшить отношения между СССР и Германией.

"Слухи и документы, говорящие о неизбежности весной этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, быть может, германской разведки", – заключил Голиков.

"Читальный зал Мирта" приводит мемуары военного историка, профессора Виктора Анфилова, который лично поговорил с Голиковым через 20 лет после окончания войны. Естественно, тот спросил, почему генерал сделал такой вывод.

– А вы знали Сталина? – задал встречный вопрос Голиков.

– Я видел его на трибуне мавзолея.

– А я ему подчинялся, – сказал бывший начальник военной разведки, – докладывал ему и боялся его. У него сложилось мнение, что Германия, пока не закончит войну с Англией, на нас не нападет. Мы, зная его характер, подстраивали свои заключения под его точку зрения.

Фото: www.globallookpress.com

В мае 1941 г. немецкий посол в Советском Союзе граф Фридрих Вернер фон Шуленбург и советник посольства Густав Хильгер пригласили к себе Владимира Деканозова и заявили, что война неминуема. Однако чекист счел это попыткой спровоцировать советское правительство на какой-то опасный шаг.

В любом случае, времени оставалось крайне мало. И, если бы СССР начал живо готовиться к войне, Германия, скорее всего, напала бы раньше. По всей видимости, этого Сталин и опасался, не желая провоцировать Гитлера. А получилось, как получилось.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей