Ахмадинежада обменяют на "перезагрузку"

Президент Ирана живет сложной, полной интриг и подводных камней политической жизнью. А наблюдатели вычисляют, сколько ему еще осталось


ФОТО: AP



В минувшую пятницу президент Ирана Махмуд Ахмадинежад наконец назначил исполняющего обязанности министра нефти Исламской Республики. Это решение подвело черту под очередным конфликтом президента с парламентом и Советом стражей Конституции Ирана, начавшимся три недели назад, когда в рамках реформы Кабинета министров президент отправил в отставку министра нефти Масуда Мирказеми и сам временно возглавил это ведомство.<
/p>

По мнению наблюдателей, Ахмадинежад стремился занять это пост не только для того, чтобы контролировать нефтяные потоки, но и потому, что для него было важно лично отправиться в Вену на заседание ОПЕК и порадовать собравшихся очередной порцией политических заявлений. Этим планам помешал главный законодательный орган Ирана, признавший решение президента незаконным, и Ахмадинежад был вынужден отступить. В качестве компенсации он получил трибуну саммита ООН по наименее развитым странам, прошедшего на прошлой неделе в Стамбуле.

Участники встречи обсуждали десятилетний план помощи бедным государствам, а Ахмадинежад в привычной манере клеймил Америку, капитализм и ООН. В частности, Обаме было рекомендовано "извлечь урок из судьбы бывшего президента Джорджа Буша" и "вывести свои войска из азиатского региона". Капиталисты были уличены в использовании терроризма для достижения своих целей, а от руководства ООН президент Ирана потребовал начать реформы и "вывести ООН из-под контроля крупных держав".

Казалось бы, теперь все должны быть довольны: и конституция Ирана соблюдена, и Ахмадинежад по полной программе отпиарился перед лидерами и премьерами 150 стран. Но конфликт между иранским президентом и высшим духовенством страны далеко не исчерпан, потому что он носит системный характер, а ставшие достоянием публики кадровые стычки, которые Ахмадинежад неизменно проигрывает, являются лишь надводной частью айсберга. Суть проблемы состоит в том, что Ахмадинежад уже давно пытается выйти из-под контроля верховного религиозного лидера и Совета стражей Конституции, обладающих гораздо большими полномочиями, чем президент.

Верховный религиозный лидер, избираемый на восемь лет Советом экспертов, члены которого получают свои полномочия по итогам всенародных выборов, определяет общую политику государства и является верховным главнокомандующим Вооруженных сил Ирана. Помимо этого он лично назначает глав судебной власти, главнокомандующего Корпусом стражей Исламской революции, командующих Вооруженных сил и внутренних войск, руководителя государственной телерадиокомпании и половину членов Совета стражей Конституции, уполномоченного блокировать любые решения трех ветвей светской власти.

Эта сложная система является гарантией лояльности элит и защитой от попыток узурпации власти со стороны светских лидеров, что уже случалось в новейшей истории Ирана: ровно 30 лет назад в аналогичной ситуации лишился власти президент Абдулхасан Банисадр. Теперь в рамках этой системы стало тесно гиперактивному Ахмадинежаду. С первых месяцев президентства он последовательно укреплял свои позиции, добиваясь уступок от духовного лидера и провоцируя раздражение консерваторов.

В начале 2009 г. этим вялотекущим противостоянием попытался воспользоваться Вашингтон, начавший заигрывания с аятоллой Хаменеи. Дело было в разгар президентской кампании. Ахмадинежад при поддержке духовных лидеров шел на второй срок, а мировые СМИ писали о "возможной нормализации отношений между США и Ираном и установление связей с Хаменеи", делая упор на "невозможности диалога с Ахмадинежадом". То есть Ирану был послан вполне недвусмысленный сигнал: мы может договориться, если вы уберете или нейтрализуете Ахмадинежада.

На этом фоне прозвучал первый звоночек: за две недели до выборов Хаменеи отправил в отставку вице-президента Эсфандьяра Рахима Машеи, свояка Ахмадинежада и одного из активнейших членов его команды. Происходившее после этого можно назвать стандартной административной игрой. Сразу после избрания на второй срок Ахмадинежад назначил Машеи главой президентской администрации, занялся консолидацией собственной команды и начал готовить идеологическую почву для перераспределения власти.

В декабре 2010 г. Ахмадинежад в очередной раз продемонстрировал свою независимость от верховного лидера. Без согласования с Хаменеи он отправил в отставку главу МИД Манушера Моттаки и назначил на его место своего человека – Али Акбара Салехи, ранее занимавшего пост главы Организации по атомной энергии. Одновременно президент, все менее считаясь с условностями, пиарил Машеи в качестве своего преемника, что было воспринято как покушение на полномочия Хаменеи.

Основанием для пренебрежительного отношения к институту аятолл стали разговоры о скором пришествии имама Махди, "правой рукой" которого называли действующего президента. Ахмадинежад поддерживал эту игру, рассказывая о мистических контактах с Махди и ставя под вопрос справедливость иранской политической системы, легитимность которой исходит не от Махди и его сподвижников. На эту тему был даже снят фильм "Близится пришествие", в котором на основании анализа последних событий мировой политики делался вывод о скором возвращении имама Махди и ненужности верховного религиозно лидерства.

Все эти телодвижения, очень похожие на попытку заговора, насторожили аятоллу Хаменеи и министра по вопросам разведки Гейдара Мослехи, по приказу которого началось прослушивание разговоров руководителя президентской администрации. Обнаружение прослушивающей аппаратуры спровоцировало скандал, и в середине апреля под давлением Ахмадинежада Мослехи подал в отставку, но был восстановлен в должности решением Хаменеи. После этого Ахмадинежад отправил в отставку Машеи и перестал появляться на публике.

По данным иранских источников, именно в это момент аятолла Хаменеи на встрече с высокопоставленными государственными чиновниками дал команду начать кампанию по укрощению Ахмадинежада и преследованию членов его команды. В парламенте начался сбор подписей за импичмент президента-прогульщика. В иранских СМИ появилась информация о коррупционном деле бывшего вице-президента Хамида Багеи, а правоохранительные органы начали закрытое расследование по поводу пресловутого фильма.

В первых числах мая Ахмадинежад снова преступил к исполнению своих обязанностей, но ровно в это момент разразился киноскандал. Президенту предложили отречься от звания "предтечи имама Махди", но он отказался. После этого авторов и кураторов фильма обвинили в колдовстве и связях с духами. Назначенцев Ахмадинежада начали таскать на допросы, а главным злодеем назначили все того же Рахима Машеи. Об этом, раскритиковав поведение Ахмадинежада, заявил его духовный наставник аятолла Мохаммад Таки Месба Язди. По его словам, президент попал под влияние Машеи, которого Хаменеи Машеи "фактическим президентом страны", оттеснившим от власти избранного президента.

Перевод стрелок на бывшего главу президентской администрации позволил разрядить обстановку и приостановил публичный конфликт, который уже становился совершенно неприличным и явно вредил имиджу Ирана в глазах его соседей. В конце мая было объявлено, что Хаменеи помирился с Ахмадинежадом, признал его заслуги перед государством и призвал все ветви власти к дружной работе на благо страны. Но реальная ситуация далека от нормальной. Консерваторы продолжают метать громы и молнии в адрес "зарвавшегося" президента; Ахмадинежад потерял лицо, а его команда попала под пресс давления со стороны правоохранительных органов и оказалась скомпрометирована связью с колдунами.

В этом контексте поездка Ахмадинежада в Стамбул стала попыткой напомнить о себе в качестве лидера, активно противостоящего политике США в регионе. Для президента Ирана это важно, потому что на фоне событий в Северной Африки и упорных разговоров о том, что после Ливии Вашингтон вплотную займется окончательным решением иранской проблемы, именно в нем многие видят лидера, способного возглавить сопротивление западному агрессору. Но те же качества – непримиримость, активность и харизма – превращают Ахмадинежада в объект атак со стороны американцев, которые в последнее время увлекись борьбой с "тиранами" и выстраиванием конструктивных отношений с исламистами.

В сухом остатке получается, что позиция высшего духовенства Ирана объективно играет на руку США, и это подтверждает мнение тех, кто видит в травле Ахмадинежада не борьбу за власть, а попытки духовных лидеров Ирана сигнализировать Вашингтону о готовности к "перезагрузке" на его условиях.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей