За Навальным ищут веревочки

Оппозиционера прилюдно берут под стражу в зале суда – чтобы потом торжественно отпустить, попутно самым жестким образом нагнув суд и гособвинение: совершенный маневр просто не укладывается в юридические рамки


Фото: ИТАР-ТАСС



Неожиданное освобождение и последующее триумфальное возвращение в Москву Алексея Навального заставляет серьезно задуматься. "Какую биографию делают нашему рыжему", пророчески заметила Анна Ахматова, когда в 1964 году за решетку отправили Иосифа Бродского. Какую биографию делают популярному блогеру и профессиональному миноритарию Навальному, хочется воскликнуть сейчас. А главное – кто и зачем?

Варианты объяснения произошедшего, предложенные непосредственными участниками событий, очевидно не выдерживают критики. Сам Навальный внезапную перемену своей участи связывает с тем, что в четверг вечером несколько тысяч человек, возмущенных приговором кировского суда, вышли к Манежной площади. Не убеждает: акция протеста была далеко не самая массовая, власть еще и не такие манифестации давила, что называется, кованым сапогом (вспомним хотя бы майский разгон Болотной). На сей раз команды разгонять явно дано не было, но это уже совсем другая история: перед выборами, как учит президентская кампания, недовольным разрешают потусить. Паковать по автозакам их начинают после дня голосования, и это все у нас еще впереди.

Официальная версия подает состоявшийся маневр как торжество гуманизма и демократии. Навальному разрешили успешно проиграть столичные выборы – мол, отправиться за решетку он еще успеет, а пока пусть поработает на повышение явки и легитимности кампании. Тут тоже концы с концами не сходятся: как показывает практика, легитимность выборов – последнее, что волнует их организаторов. Электоральные процедуры давно сведены до уровня низкокачественной имитации, причем одним из обязательных условий спектакля стало отсечение потенциально опасных кандидатов еще на подступах к избирательной кампании. И в этой войне все средства хороши – начиная от муниципального фильтра и заканчивая тюрьмой. Вот, например, всенародно избранного мэра Ярославля Урлашова сняли с выборов в облдуму при помощи оперативно возбужденного уголовного дела. Оперативно закрыли, несмотря на всю народную любовь в виде митингов, отстранили от должности – и никого при этом не волновала какая-то там "легитимность" избирательной кампании: как говорится, что выросло – то выросло.

В случае с Навальным прекрасно налаженный механизм и политической, и уголовной репрессии дал сбой, причем какой-то подозрительно многократный.

Сначала Навального зарегистрировали кандидатом в мэры Москвы. И не просто зарегистрировали, а попутно еще прилюдно нагнули "Единую Россию", заставив собирать депутатские подписи для человека, публично заклеймившего ее как "партию жуликов и воров". Отказать в регистрации ему легко могли по любому, совершенно надуманному поводу, но его даже придумывать не надо было: Навальный просто не преодолевал муниципальный фильтр. Однако его буквально втолкнули в эту кампанию.

Понятно, почему Навальный, до последнего времени решительно избегавший ставить на кон свою растущую популярность, пошел на эти выборы. Механизм уголовной репрессии в отношении популярного блогера был запущен задолго до того, как Собянин заявил о намерении переизбраться (надо было трижды подумать, объявляя главу СКР Александра Бастрыкина иностранным агентом), однако с момента включения в избирательную кампанию любой обвинительный приговор по делу "Кировлеса" автоматически становился инструментом политической расправы, обеспечивая дополнительные очки защите Навального.

Непонятно, почему его на выборы пустили. До сих пор для обеспечения легитимности выборов вполне хватало ручной оппозиции в виде "Яблока", "Справедливой России" и КПРФ. Допустим, Навальный должен был разбавить плотность протестного голосования, отобрав какие-то проценты у "Яблока" и КПРФ, реализовать химкинский сценарий (очевидный провал на выборах мэра кандидата от оппозиции Евгении Чириковой позволил резко снизить градус протеста в столичном регионе) и отправиться в безвестность отбывать "заслуженное" наказание – но тогда события должны были происходить именно в этом вот порядке. Такой расклад предвещали все социологические подсчеты.

Вместо этого приговор Навальному был зачитан в аккурат перед стартом агитационной кампании на все телекамеры страны; история судебной журналистики такого столпотворения СМИ под дверями суда еще не видела. Обычно именно это время "халявный" информационный ресурс активно используют представители власти, они маячат в телевизоре по поводу и без, ведь жесткий контроль за предвыборным эфиром начнется чуть позже, за месяц до дня голосования. На этот раз все козыри достались Навальному. Его прилюдно берут под стражу в зале суда – чтобы потом торжественно отпустить, попутно самым жестким образом нагнув суд и гособвинение: маневр, который пришлось совершить этим ведомствам, просто не укладывается в юридические рамки.

За минувшие выходные профессиональные и доморощенные аналитики выдали на-гора огромное количество версий. От "Навальный – агент Кремля" до "бардак в системе управления". Ни одна из них не дает исчерпывающего объяснения произошедшего, хотя версия раскола элит выглядит наиболее достоверной. "Я думаю, что прошла спецоперация одной из кремлевских групп, которая входит в "путинское политбюро". Эта группа целенаправленно накачивает Навального на протяжении последних нескольких лет, – убежден директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. – Мы видим ряд акций, когда Навального сначала как бы хватают, потом отпускают. Как это было с задержанием его на 15 суток во время пика массовых протестов в 2011 г., как это было с его задержанием и освобождением с извинениями после подачи документов для регистрации кандидатом в мэры Москвы. И как это происходит сейчас, когда сначала ему дают пять лет, уводят с конвоем, а потом прокуратура опротестовывает его арест".

Освобождение Навального резко меняет столичный предвыборный расклад который, казалось бы, уже сложился. "Химкинский сценарий" рассыпается на глазах, Навальный стремительно превращается в общепризнанного лидера оппозиции, а Сергей Собянин приобретает сильного соперника, что изначально вряд ли было предусмотрено. Его задача – победить в первом туре, подтвердив тем самым свое бесспорное лидерство.

Противоборство "кремлевских башен" способно объяснить непоследовательность действий госструктур в отношении Навального. Хотя по-прежнему не ясно: кто против кого и с кем. Избитый сюжет "борьба либералов против силовиков" не годится, прежде всего, потому, что один из главных персонажей этой истории – врио мэра Москвы Сергей Собянин не аффилирован отчетливо ни с одной из этих условных группировок. При этом скандальное отстранение Навального от участия в кампании (равно как и резкое усиление позиций) бьет в первую очередь именно по Собянину. Кому это нужно – остается только догадываться (особенно с учетом того, что Собянина сейчас рассматривают в качестве потенциального кандидата в премьеры и даже в преемники).

Игрок, который двигает Навального, также не очевиден. Но, похоже, блогер все-таки играет в команде, и ставки в этой игре достаточно высоки. Вспомним, что инспирированный недавно Навальным "шубогейт" против главы РЖД Владимира Якунина практически совпал с труднообъяснимым "увольнением" последнего (якобы организованным иркутскими хакерами, утверждают в правительстве). Тогда можно было наблюдать очень похожий набор внешне непоследовательных и небрежно легендированных решений.

В любом случае, очевидно: речь может идти только о людях из "ближнего круга" – тех, кто имеет прямой доступ к главе государства. Потому что отправить Навального в тюрьму судья Блинов еще мог без прямых указаний сверху – в силу, так сказать, собственного разумения и исходя из общей оценки ситуации. Но вот вытащить его оттуда в течение суток можно было только по очень жесткой команде, отданной с самого верха.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей