Девочки-дуры состарились

Весьма неожиданным решением жюри завершился XIV международный фестиваль анимационных фильмов "Крок-2007". Победила британская лента "Сестры Пирс", посвященная психиатрическим проблемам и некрофилии


ФОТО: aardman.com



Эстонец Рао Хейдметс, японка Сайоко Киношита и в большей степени "наши" люди - режиссеры Александр Бубнов (Украина) и Валентин Ольшванг (Россия), во главе со знаменитым художником и режиссером Игорем Ковалевым (США), отдали Гран-при фестиваля "Крок-2007" картине весьма неоднозначной. По мнению многих зрителей, скорее, претендовавшей на антинаграду. Тем не менее любительское мнение в данном случае кардинально разошлось с профессиональным. В ходе бесед с самыми разными представителями профессии я пытался понять, как такое могло случиться, и мне это почти удалось.

Итак, о чем идет разговор? Десятиминутная рисованная лента Луиса Кука под названием "Сестры Пирс" (The Pearce Sisters) создана на прославленной британской студии Aardman Animations. Это важно. Если фильм делается от имени такой фирмы – обойти его вниманием никак не удастся.

О чем этот фильм? А вот и не угадали, вполне даже "о чем". Сюси-пуси, детские сказочки, смех, романтизм, битва добра со злом – в современной авторской мультипликации, в той, что принято называть "фестивальной", глубоко маргинальная тема. Сейчас в моде настоящая "жесть", причем давно уже. Корни маргинализации "светлых" тем – в отсутствии в последние 60 лет войн и глобальных конфликтов, где льется много крови, так сказать, "в реале". А поскольку тараканы в человечьих головах все равно никуда не деваются, особенно когда их носители не бегут в штыковую атаку или не жгут очередную деревню, агрессия вытесняется, сублимируется и успешно трансформируется в различные виды искусства. Это, кстати, очень здорово с точки зрения социума в целом, но не всегда на пользу культуре. Культура, причем не только массовая, медленно, но верно превращающаяся в сливной бачок цивилизации, от этого, мягко говоря, страдает.

История о том, как уродливые, совершенно не смешные персонажи, сестры по сюжету (хотя они больше похожи на бабушку и внучку), ловят в море терпящих кораблекрушение мужчин, спасают и пытаются уже у себя дома то ли просто убить, то ли соблазнить и убить, а в результате буквально пекут как пироги, превращая мертвые головешки в своих сотрапезников, у заурядных зрителей вызывала разве что приступ брезгливости.

С другой стороны, этому чувству противостояло (видимо) достаточное количество аргументов психоаналитической направленности, самым остроумным из которых был: "отвратительные сестры – это "девочки-дуры" в старости". Трогательный эпизод, когда страшенная некрофилка, только что чуть не сожравшая свою очередную жертву, ловит на мертвом лице трупную муху и потом отпускает ее на берегу моря на свежий воздух, безусловно, дает богатейшую пищу психологам, буде им взбредет в голову анализировать подобные фантазии мистера Кука (он автор сценария, режиссер и художник).

Видимо, кому-то в жюри "Крока-2007" созвучны были столь глубокие изыски и мотивы, и это их полное и неотъемлемое право, но у меня возникало ощущение, что для подобного рода визуальных экзерсисов автору не стоило сильно стараться и придавать сюжету такую условность, достаточно было бы проиллюстрировать статичными фотографиями любую историю из учебника по судебной психиатрии. Эффект был бы не меньшим, а труд не столь кропотливым.

Главным и неубиваемым аргументом за "Сестер Пирс", как я понимаю, помимо аардмановской школы был якобы какой-то уж очень хороший визуальный ряд картины. Ну, в этом я мало что смыслю как непрофессионал, председателю Игорю Ковалеву, настоявшему, по слухам, своими двумя голосами на этой победе, безусловно, виднее. Мне говорят: это стилизовано под что-то этакое, поэтому "стильно", и вроде бы надо согласиться. Хотя по мне – картинка мерзкая, грубая и неприятная. Мне говорят: сейчас так модно, это сделано специально, это "трендово". И, наконец, мне объясняют – это и есть фестивальное, к тому же типично призовое кино. Вот, дескать, никаких шансов у фаворитов зрительских симпатий, из которых большая часть не получила вовсе ничего, на фоне подобных лент на большинстве смотров по всему миру нет. И я с воодушевлением соглашаюсь: хорошо-хорошо, лишь бы не было войны!

Вообще некоторые решения жюри слегка ошарашивали. В этом году было решено учредить приз имени Александра Татарского "Пластилиновая ворона". Как пояснил президент российской части "Крока" Эдуард Назаров, он должен доставаться самому смешному фильму программы. Когда объявили, что приз и $3 тыс. к нему достается фильму "Папочка волк" корейца Чан Хьюн-Юнь, зал еще раз напрягся. Вообще убойно смешное кино, подходящее под такую "Ворону", не всегда-то и случается на серьезных фестивалях, а тут оно было! "Спящая Бетти" канадца Клода Клотье буквально валила зал под сиденья от хохота, тогда как "Папочка волк" хоть и трогательный мультик, но смешным его нельзя назвать вообще никак. В результате, зрительского фаворита (и моего личного) "Спящую Бетти" вообще прокатили, зато дали диплом дикому во всех смыслах фильму "Последыш", о чем тоже трудно не упомянуть.

Говорят, его режиссер Андреас Хюкаде – лидер фестивальных номинаций по всему миру с немецкой стороны. Но конкретно этот фильм я бы отнес к категории "не для всех", наравне с самой жесткой порнографией, хотя ничего эротического там нет вообще. В фашисткой Германии практиковали такую методу, растя спецназ юных эсэсовцев, когда подросткам давали выкормить щенка, чтобы через год они его при всех зарезали. Воспитывали таким образом соответствующие нордические чувства. Примерно токую же историю, только с зайчиком-последышем, наградили дипломом "За ощущение поэзии жестокого мира". Повторюсь, ну ладно, ладно, лишь бы люди не воевали, а публика, авось, такие фильмы и не посмотрит.

В остальном призы и дипломы распределились почти в соответствии с мнением большинства участников и гостей фестиваля, хотя возникали вопросы и по ряду других номинаций, но без этого не бывает. Что касается российской части конкурсной программы, которая в этом году была очень сильной, качественной и многогранной - трудно было отметить всех так, чтобы соблюсти пропорции. Поэтому жюри отдало предпочтение явным лидерам: фильмам Александра Петрова, Константина Бронзита, а также многим "пилотовцам", ученикам и коллегам Александра Татарского, которого нам всем так не хватало на "Кроке".

Поскольку в рамках одной заметки трудно описать и даже дать краткое представление о 150 фильмах фестиваля, среди которых было много интересных работ, я продолжу рассказ о тенденциях международной анимации, которые удалось увидеть на "Кроке-2007".

Отдельную благодарность за предоставленную возможность побывать на этом уникальном мероприятии автор приносит Дирекции Фестиваля и его генеральному директору Ирине Александровне Капличной.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...