Генерал Макашов: Наша армия ждет чукчу с палкой

Депутат Государственной думы Альберт Макашов удручен состоянием обороноспособности страны, но знает единственно верный путь, как исправить положение: "Только национализация может спасти Россию"


Фото Сергея Грузинцева



Интервью с депутатом Государственной думы Альбертом Макашовым.

"Yтро": Альберт Михайлович, как вы оцениваете сегодняшнюю обороноспособность страны?

Альберт Макашов: По сравнению с боеготовностью и боеспособностью советской армии российская армия напоминает гуся во время линьки. Перья мы точно потеряли. И ждем чукчу с палкой, который придет и на зиму перебьет гусей столько, сколько захочет. Заявляю официально: на сегодняшний день наша армия по сравнению с предшественницей небоеспособна. А по возможности возрождения вооружения армии и оснащения ее новым оружием мы недееспособны, потому что государство нищее. О чем говорить, если мы в год закупаем по два новых вертолета и по два новых танка!

"Y": И какие шаги надо предпринять, чтобы хотя бы наметилась положительная тенденция в "оборонке"?

А.М.: Ничто так не зависит от экономики, как армия и флот. И если целью всех реформ ставилось уничтожение экономики, начиная с приватизации, то эта цель достигнута. Так называемую военную реформу объявили законченной, и разрушенной в первую очередь оказалась оборонная промышленность. Нарушен цикл. Выпускалась, скажем, стратегическая ракета. Но если разрушить или остановить завод по производству конденсаторов для этой ракеты, то она не взлетит уже никогда. Теми, кто занимался нашей оборонной промышленностью, очень умно найдены и уничтожены отдельные звенья в цепочке по производству техники и вооружения, например, снарядов. Так что противник поработал очень хорошо. И эти силы никуда не делись, просто раньше они назывались вероятными противниками, а ныне стали заклятыми "друзьями". Соединенные Штаты и Европа делают все, чтобы разрушить военно-экономический потенциал нашей страны. Американцы – те уже давно ничего не стесняются. Они пришли к нашим границам и протянули руки. С аэродромов в Прибалтике им лететь до Москвы 26 минут, а до Петербурга и того меньше.

...Я готовил закон "О военной реформе", который никак не хотел подписывать президент, потому что проект этого документа начинался так: "Цель военной реформы – улучшение боеспособности Вооруженных сил Российской Федерации". Закон прошел Думу и верхнюю палату парламента, дошел до верха и... дважды возвращался. Мне говорили, мол, убери, вычеркни фразу об улучшении боеспособности. Но тогда менялась суть всего закона. Для чего же тогда надо проводить реформу? Ради самой реформы? Ведь история показывает, что реформа проводится, когда совсем все плохо, как сейчас, или когда все хорошо. Пример – ситуация после гражданской войны, когда, оценив международную обстановку, 11-миллионую Красную Армию сократили до 650 тысяч. Но каждую трехлинейную винтовку смазали и поставили на склад. На каждую лошадь завели паспорт и сдали ее в колхоз. То есть сохранялась высочайшая степень боеспособности. А сейчас все делается умышленно для разрушения обороны страны.

"Y": Вторая половина уходящего года прошла под знаком т.н. монетизации льгот, которая коснется в том числе сотрудников всех силовых структур страны. Как относятся к этому военные?

А.М.: В войсках все это называют одним емким словом – мудинизация. Знаете, в курилке всегда находят точное определение действий верхов... Раньше сравнивали: если рядовой 1-го класса армии США получал $800, то сколько же должен получать подполковник у нас? Сегодня уже не сравнивают и не спрашивают, а просто увольняются. Уходят лучшие кадры. Наблюдается отток офицеров из Вооруженных сил.

В войсках существуют военно-учетные специальности (ВУС). У нас сейчас огромное количество военнослужащих с ВУС №14 – это автоматчики. Стране, если мы говорим о Вооруженных силах, необходимы специалисты, начиная от пилотов и штурманов стратегических бомбардировщиков и заканчивая наводчиками, наладчиками и поварами. Нужны профессионалы, а их просто нет. Одни автоматчики остались. Винтовка Мосина состояла из многих частей, один затвор – из шести составляющих. Неграмотный солдат, призванный из далекой деревни, мог выучить все это. Автомат Калашникова гораздо проще в устройстве, но многие солдаты изучить его не могут – не способны. Молодые люди не понимают, зачем их призывают в армию, кого они будут защищать, не понимают, чего хотят от них офицеры...

"Y": Какой оценки, на ваш взгляд, заслуживает позиция военного руководства страны в свете существующего положения и перспектив развития Вооруженных сил?

А.М.: Чертой, которая должна отличать военного от гражданского человека, является смелость. И не только при ведении боевых действий. Как ни странно звучит, но военному нужно иметь гражданское мужество. И если тебе показывают черное, требуя, чтобы ты назвал это белым, надо иметь смелость, чтобы не идти на это. А у нас беспрерывно поддакивают, выдавая желаемое за действительное. И этот процесс затянулся на очень длительное время, что самым отрицательным образом скажется на России. Настоящих смелых мало, нет вожаков...

"Y": С кем в мире мы можем сравниться по размерам военного бюджета?


Фото Сергея Грузинцева

А.М.: Мы столько урвали у бюджетников, столько уже взяли у пенсионеров... Но если, наконец, не поймем, что находимся на самом последнем месте, не сделаем выводов, то японцы приплывут на резиновых лодках и займут острова, когда им это потребуется. И тогда будет поздно, мы ничего не сделаем. Китайцы пройдут строевым шагом и займут территорию от прохода Джунгарские ворота до Приморья. Вы скажете, что такого не может быть. К сожалению, это возможно. И если мы продаем КНР самое современное оружие и даже лицензии на него, то все это нам икнется в будущем. Хотя сейчас за счет этих поставок немного сохранили конструкторские бюро – "Сухой", МИГ и другие. Но мы снабжаем нашего потенциального противника. Отдали им острова, стремясь умерить аппетиты китайцев на нашу территорию. Но аппетиты только растут. Царские чиновники обладали мудростью, поэтому провели границу по фарватеру Амура. Знали, что вода подмывает правый берег и устье все время отодвигается вправо. Полтора века назад Амур впадал в Татарский пролив, сейчас он уходит к Китаю. Так что еще лет через 50 от нас уйдет и устье Амура.

В нынешних условиях, когда на кону само существование России, необходимо радикально увеличить военный бюджет. Это возможно, если экономика будет государственной, и ее вершины – топливно-энергетический комплекс, запасы руды и цветных металлов, лес – станут принадлежать государству.

"Y": Но президент повторяет, что итоги приватизации пересматриваться не будут.

А.М.: Начать с того, что нет закона о приватизации. В мире существует приватизация, равно как и деприватизация. В пример можно поставить Великобританию, Бразилию и другие страны, где законы применяют во благо большинства, а не меньшинства. Результатами же приватизации в России воспользовались максимум 5-7% населения, а ТЭК захватили сто фамилий. Их главный аргумент: в руках государства все рухнет, а в частных руках – спасение. Неправда это, ничего не рухнет. Нужно платить менеджерам и рабочим нефтяной и газовой отраслей достойно, столько же добавить средств на социалку и воспроизводство, но прибыль должна вернуться государству, в казну.

Сейчас Путин начинает развязывать узелки приватизации зубами, а когда делаешь это, узел может затянуться еще туже. А можно сделать, как поступил Македонский с гордиевым узлом, и все. Сегодня в Думе сидит большинство из правящей партии, которое законов не читает, а другим не дает даже возражать. Но если им скажут "фас", они все проголосуют за соответствующее решение. Это не деприватизация какого-то свечного заводика или квартиры. Все гораздо серьезнее. Дали поиграться топливно-энергетическим комплексом, за 10-13 лет убедились, что страну разграбили? Хватит. Надо вернуть это государству, и даже рубить не обязательно.

Мы сейчас находимся в глубоком... ущелье. В Российской академии наук есть проекты и прожекты развития страны. Если нас окружат и что-то будут нам говорить, а мы свои нефть, газ и цветные металлы направим на внутренние нужды, то, возможно, с этих карачек еще поднимемся.

"Y": А если не поднимемся?

А.М.: Тогда произойдет раздел России. В мировой прессе ее уже разделили на 8 частей, так и этак, по-всякому. Вспомните 91-й год, когда Ельцин по пьянке в Доме журналистов зачитал свою программу, где говорил, что Россия слишком велика и надо бы ее немножко сузить. Он предлагал ее разделить на 36 областей. Вы заметили, что сейчас мы уже подходим к этой черте? Только вот кому эти части достанутся?

Наше спасение – не в деприватизации или повышении природной ренты или еще чего-то. Я говорю о национализации, потому что вещи надо называть своими именами. Национализация может спасти Россию.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей