"Антимосковская фига" воскресла, чтобы умереть

Семь шагов к урегулированию приднестровского конфликта, предложенные на саммите ГУУАМ, встретили прохладную реакцию на обоих берегах Днестра


Фото: vremea.net



Семь шагов к урегулированию приднестровского конфликта, которые предложил на недавнем саммите ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия) президент Украины Виктор Ющенко, встретили достаточно прохладную реакцию на обоих берегах Днестра. Формально стороны "с большим интересом" восприняли украинскую инициативу; на деле же Кишинев опасается, что "свободные и демократические выборы" под международным контролем в Верховный совет Приднестровской молдавской республики (ПМР) лишь легализуют сепаратистский режим. Тирасполь же подозревает, что под соусом демократизации будет приготовлена очередная "бархатная революция". Если председатель Верховного совета непризнанной республики Григорий Маракуца приветствовал предложения Ющенко, то министр госбезопасности ПМР Владимир Антюфеев прямо указал на такую угрозу.

Первоначально предполагалось, что на саммите Ющенко представит не общий подход, а детальный план урегулирования конфликта. Одобрение этого плана должно было стать центральным событием встречи лидеров ГУУАМ в Кишиневе. Однако незадолго до этого молдавский президент Владимир Воронин заявил, что не примет никакой план урегулирования "через федерализацию", предложив Приднестровью "статус автономии, вроде той, что имеет Крым в составе Украины". Зная, что такое в реальности крымская автономия, иначе как издевательством это предложение не назовешь. Жесткая позиция Воронина, с порога отвергающего то минимально необходимое условие, при котором возможно склонить власти Приднестровья к компромиссу, фактически лишила Ющенко лавров миротворца. Ключевой вопрос о статусе Приднестровского региона его инициатива просто обходит. Киев обещает подготовить детальный план к середине мая, однако едва ли он окажется работоспособным. Ющенко не в состоянии ни обидеть своего нового союзника Воронина, в коммунистических мозгах которого случился "оранжевый" переворот, ни пойти на жесткие экономические меры против Приднестровья. Украина могла бы принудить приднестровский режим к миру на условиях Кишинева, если бы полностью закрыла границу с мятежным регионом. Однако учитывая, что значительная часть его жителей – этнические украинцы и, к тому же, граждане Украины, Киев вряд ли на такое решится.

Приднестровский конфликт – единственный, где ГУУАМ теоретически может сыграть хоть какую-то роль. Тбилиси тоже надеется на украинскую помощь в разборках с Южной Осетией и Абхазией, но здесь возможности Киева крайне ограничены. И уж совсем нечего ждать от ГУУАМ в решении карабахской проблемы. Между тем, согласно заявлениям лидеров стран-членов ГУУАМ, именно в урегулировании "замороженных" региональных конфликтов они видят одну из главных задач, казалось, уже почившей организации, "воскресшей" в результате оранжевой революции на Украине.

Данная задача увязывается с другой, не менее важной, – распространением демократии на постсоветском пространстве, что особенно забавно в свете ситуации в Азербайджане, а тем более в Узбекистане. Впрочем, в Грузии и на Украине действия новых властей не всегда соответствуют демократическим принципам, что ничуть не мешает пропаганде революционного опыта на экспорт. Грузинский президент Михаил Саакашвили уже и следующую цель наметил – Белоруссия, с которой начнется "третья волна демократических революций". Еще до саммита в Кишиневе Саакашвили заявлял, что ГУУАМ "должна связать между собой страны евроатлантической ориентации" и создать "дугу стабильности в балтийско-черноморском регионе". Эти идеи нашли отражение в принятых на саммите документах – декларации "Во имя демократии, стабильности и развития" и заявлении "Создавая демократию от Балтики до Черного моря". Географическое расширение устремлений было подчеркнуто приглашением на саммит ГУУАМ президентов Румынии и Литвы (в качестве наблюдателей присутствовали также председатель ОБСЕ Ян Кубиш и спецпереговорщик от США по конфликтам в Евразии Стивен Манн). Распространять демократию члены ГУУАМ намерены, развивая партнерские отношения с Евросоюзом и НАТО, с которыми предполагается создать "общее пространство безопасности, экономического и транспортного сотрудничества".

В итоговую декларацию был также включен пункт с призывом к государствам ОБСЕ приложить максимум усилий для выполнения Россией обязательств по выводу войск из Молдавии и Грузии. Россия тоже строит общие пространства с Евросоюзом и активизирует свое сотрудничество с Североатлантическим альянсом. Нетрудно, однако, заметить, что конструируемая с помощью ГУУАМ "дуга стабильности" больше напоминает санитарный кордон на российских рубежах.

Собственно говоря, в 1997 г. тогда еще ГУАМ (Узбекистан, добавивший в аббревиатуру вторую "У", примкнул в 1999 г.) создавалась исключительно как противовес Москве. Антироссийская направленность проекта, морально и финансово поддерживаемого Западом, практически не скрывалась. В 2001 г. была принята Хартия ГУУАМ, оформившая данное объединение как международную организацию, и как раз с этого момента оно стало потихоньку деградировать. Так, в прошлом году саммит ГУУАМ вообще не состоялся, хотя по регламенту встречи должны проводиться ежегодно. Какая-то внутренняя бюрократическая жизнь в организации шла своим чередом – протоколы, резолюции, соглашения – но все это бумажное творчество выглядело ущербным даже на фоне аналогичного потока в СНГ. Одной лишь коллективной "антимосковской фиги" для полноценной интеграции оказалось недостаточно.

В 2002 г. о выходе из ГУУАМ объявил Узбекистан, мотивируя такой шаг отсутствием у этого объединения экономических перспектив. Ташкент никогда не скрывал, что ГУУАМ привлекает его исключительно с "транспортно-энергетической" точки зрения, но не как геополитическая группировка. Правда, под давлением США процедура выхода была приостановлена, однако Узбекистан практически свернул свое участие во всех официальных мероприятиях. Нынешний саммит ГУУАМ президент Узбекистана Ислам Каримов тоже проигнорировал. Согласно его недавним заявлениям, Ташкент "настораживает нынешняя политическая ориентация Украины, Грузии и Молдовы".

В последние два года эпохи Кучмы заметно ослабла активность Киева в ГУУАМ - бывший украинский президент все больше склонялся к Москве. Еще не так давно крайне критически относился к ГУУАМ и Владимир Воронин. Однако смена политической ориентации способствовала сближению Кишинева с Киевом и Тбилиси.

Азербайджанские руководители по-прежнему заявляют о своей заинтересованности в активизации взаимодействия по линии ГУУАМ. Вместе с тем главный вопрос, который волновал Баку при вступлении в эту организацию – ликвидация транспортной зависимости от РФ – уже решен. Что же касается евроатлантического направления сотрудничества, то это для Азербайджана не так актуально, ибо у него нет даже тех покрытых густым туманом перспектив на вступление в ЕС и НАТО, которыми вдохновляются Киев и Тбилиси. К тому же, подключение к играм в демократизацию может преподнести сюрпризы: не исключено, что третья волна революций начнется как раз в Азербайджане, а до Белоруссии не докатится. Реальный интерес Баку к ГУУАМ связан с претензиями этой организации на ведущую роль в урегулировании "замороженных" региональных конфликтов. Выступая в Кишиневе, президент Азербайджана Ильхам Алиев не скупился на резкие оценки: "эти конфликты не дают нашим странам нормально развиваться, препятствуют нашим устремлениям по европейской интеграции", "сепаратистам и агрессорам нужно понять, что мир идет в другом направлении". Однако, если Алиев и питает какие-то иллюзии по поводу возможностей ГУУАМ по возвращению азербайджанского контроля над Нагорным Карабахом, то, видимо, от полной безысходности.

За восемь лет существования ГУУАМ у ее членов так и не сформировался общий для всех экономический интерес, реализация которого заложила бы прочный фундамент их действительной интеграции. Взаимный товарооборот стран-участниц остается довольно скромным. Зона свободной торговли в рамках ГУУАМ, соглашение о которой было подписано еще в 2002 г., реально не создана до сих пор. Впрочем, объединение рынков с самого начала не входило в число первостепенных задач данной организации. Общим экономическим интересом должна была стать прокладка транспортных коридоров, связующих Каспийский регион через Грузию, Украину и Молдавию с Европой в обход России. Хотя соответствующие проекты формально остаются в силе, на практике западные страны сочли более выгодным и надежным прокладывать подобные коридоры южнее – через Турцию. Строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (его торжественное открытие намечено на 25 мая) в условиях, когда "большой нефти" в Азербайджане по существу так и не обнаружено, окончательно выбило из-под ГУУАМ экономические подпорки. Если исключить маршруты через Россию, то Украина и Молдавия фактически выпадают из числа транзитных стран для поставок в Европу каспийских углеводородов. Пертурбации вокруг трубопровода Одесса-Броды – яркая тому иллюстрация.

Тем не менее, на саммите в Кишиневе речь опять зашла о "транзитной привлекательности" стран ГУУАМ. По словам Ющенко, взаимодействие с Евросоюзом должно строиться на экономической основе. Примечательно, однако, что, отказавшись от многовекторности и взяв четкий ориентир на Запад, новые украинские власти уже не третируют идею Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном, чем они успешно занимались в бытность свою в оппозиции. На смену огульному отрицанию пришел трезвый расчет. По сути, Ющенко следует сейчас по стопам своего предшественника, пытаясь свести проект ЕЭП к созданию с Россией зоны свободной торговли, но без более глубокой интеграции. В любом случае очевидно, что на российском направлении у Украины гораздо более серьезные экономические интересы, чем в рамках ГУУАМ. То же самое можно сказать про Грузию и Молдавию. Достаточно вспомнить, с каким упорством Тбилиси добивается отмены визового режима с РФ, и как нервно реагировал Кишинев на угрозу российских санкций.

В отсутствии действительных экономических предпосылок для интеграции, на первый план в ГУУАМ объективно выходят политические, военно-политические и просто военные вопросы. На прошедшем саммите лидеры четырех стран договорились активизировать взаимодействие в этих сферах. О необходимости пересмотра роли и функций ГУУАМ грузинские революционеры заявляли еще год назад, подчеркивая важность этого объединения в плане укрепления сотрудничества с НАТО и Евросоюзом. 25 марта Ющенко и Саакашвили подписали в Киеве декларацию о развитии стратегических отношений, согласно которой Украина и Грузия будут помогать друг другу в своих стремлениях в евроатлантические структуры. Теперь положения о подобной взаимопомощи перекочевали в официальные документы ГУУАМ. Ради воскрешения организации, в старые антироссийские меха вливается новое вино: Она теперь призвана служить, с одной стороны, политическим и военным инструментом Запада на пространстве СНГ, а с другой – "подготовительным классом" для приобщения к западной цивилизации.

При этом сомнительно, чтобы в интеграцию на подобной основе реально включился Азербайджан. К тому же, Алиев не готов вести свой государственный корабль в фарватере Украины, которую Саакашвили чествует как "регионального лидера в вопросах экономики, безопасности и политики" и "локомотив евроинтеграции". Из ГУУАМ вполне может получиться просто ГУМ. Но поскольку, несмотря на разного рода широковещательные заявления и даже начало "интенсивного диалога" НАТО с Украиной, вступление "революционной тройки" в Североатлантический альянс и Евросоюз в обозримой перспективе остается под большим вопросом, то едва ли гальванизация в формате ГУМ убережет эту организацию от новой летаргии.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей