Странные вещи творятся в Польше

Скандал, разразившийся в Польше в связи с выходом в свет книги о Лехе Валенсе, можно рассматривать как продолжение другой позорной истории, связанной с судом над Войцехом Ярузельским


ФОТО: AP



Скандал, разразившийся в Польше в связи с выходом в свет книги Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика "Служба безопасности и Лех Валенса. Дополнение к биографии", можно рассматривать как продолжение другой позорной истории, связанной с судом над Войцехом Ярузельским. Злые языки даже заговорили о "пятом", на этот раз внутреннем "разделе Польши", затеянном братьями Качиньскими.

Чтобы понять серьезность происходящего, необходимо вспомнить, что в 1989 г. мирный уход из власти коммунистов и передача власти оппозиционной "Солидарности" происходила под знаком национального примирения, которым завершилось длительное противостояние между официальной Варшавой и взбунтовавшимися рабочими и интеллигенцией. Ничего подобного не было ни в одной стране соцлагеря, и именно этим примечательна польская "бархатная революция".

Аналогичным образом распад социалистического блока, спровоцированный перестройкой в СССР, воспринимался двадцать лет назад как первый шаг к снятию взаимных обвинений и объединению Европы. А что происходит сегодня? Спекулируя на исторически оправданном недоверии поляков к России и Германии, которые уже четыре раза "делили Польшу", нынешнее руководство страны играет на обострение, сознательно реанимируя старые фобии. Если в начале президентства Квасьневского (1995 - 2005) работа по "искоренению наследия социализма" не мешала переговорам о совместных с Россией проектах, то к концу второго срока, на фоне "оранжевой революции" в Украине, польско-российские отношения осложнились.

А после победы Леха Качиньского на президентских и партии его брата Ярослава на парламентских выборах польское руководство пошло вразнос. Дело дошло до того, что министр обороны правительства Ярослава Качиньского Радек Сикорский позволил себе сравнить российско-германский договор о строительстве газопровода по дну Балтийского моря с "пактом Молотова - Риббентропа о разделе Польши". И это далеко не единственный пример подобных выпадов официальной Варшавы в адрес России и Германии. Еще один скандал разразился после того, как в польском журнале Najwyzszy Czas! появилось изображение Ангелы Меркель в образе Гитлера (коричневая рубашка со свастикой и характерные усы), снабженное подписью "Еврофашизм наступает".

И это притом, что, судя по данным соцопросов, подавляющая часть поляков уже распрощалась с привычным недоверием к Германии. Комментируя ситуацию, когда население является "более европейцем", нежели правительство, некоторые наблюдатели связывают поведение братьев Качиньских с "атавистическим недоверием, которое они – дети участников Варшавского восстания 1944 г. - с раннего детства испытывают к Германии и России". Эта версия выглядит вполне правдоподобно. Проблема, однако, состоит в том, что такие объяснения, уместные в кабинете психоаналитика, не могут служить оправданием политических решений.

Тем более что внутри страны в последнее время тоже происходят странные вещи, заставляющие европейских наблюдателей говорить об "учреждении инквизиции" и "охоте на ведьм". И дело тут не только в Валенсе и Ярузельском. Пятнадцатого марта 2007 г. в Польше вступил в действие новый закон о люстрации, требующий от граждан, занимавших публичные должности в советские годы, сообщить компетентным органам, сотрудничали ли они со спецслужбами в период с 1944 по 1990 годы. Уличенные в обмане или отказавшиеся от этой "процедуры очищения" лица на десять лет лишаются права на любую публичную деятельность.

Через восемнадцать лет после "национального примирения 1989 г." в стране началась антикоммунистическая истерия, жертвами которой стали не только политики и журналисты, отказавшиеся заполнять "позорные заявления", но и служители церкви. Под давлением обвинений в "шпионаже в пользу коммунистического режима" оставил свой пост архиепископ Варшавский Станислав Вельгус, ушел на покой заступавшийся за Ярузельского кардинал Юзеф Глемп.

Что касается судов над Ярузельским, то в 2001 г. (при Квасьневском) его обвиняли в жестоком (погибли 44 человека) подавлении восстания в Гданьске в 1970 году. Ярузельский тогда занимал пост министра обороны, и войска действительно стреляли по демонстрантам, но, как следует из документов, приказ стрелять был отдан первым секретарем Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) Владиславом Гомулкой, который давно умер. К тому же вскоре после гданьских событий Ярузельский стал одним из участников "внутрипартийного переворота", в результате которого уже в декабре 1970 г. Гомулка был отстранен от власти.

Против суда на Ярузельским, который перечеркивал "национальное примирение 1989 г." выступили многие политики, журналисты и бывшие диссиденты, в том числе, и участвовавшие в гданьских событиях или интернированные после введения военного положения в декабре 1981 года. Их позицию четко выразил известный польский диссидент, являющийся сейчас главным редактором "Газеты выборча" Адам Михник, заметивший, что "Ярузельский давно искупил свою, так пока окончательно и не доказанную вину за события 1970 г. своими действиями в 1981 и в 1989 годах".

Введение военного положения в 1981 г., на фоне нарастающих беспорядков по всей стране, большинство поляков рассматривает как шаг, предотвративший ввод советских войск, который, учитывая воинственные настроения оппозиции, мог - в отличие от Чехословакии - привести к массовому кровопролитию. А сегодня Ярузельскому вменяют в вину именно события 1981 г., что, по мнению французской Le Monde, свидетельствует о "желании реванша" и стремлении нынешнего польского руководства "свести счеты со своими бывшими оппонентами". Это объяснение выглядит правдоподобно, поскольку братья Качиньские были участниками "Солидарности" и даже участвовали - на третьих ролях - в исторических переговорах 1989 года. То есть с Ярузельским все более-менее ясно.

Но зачем один из братьев взялся рекламировать книгу, нацеленную на дискредитацию лидера "Солидарности"? Ответ можно найти среди высказываний самого Валенсы, который, во-первых, несколько раз назвал президента Леха Качиньского дураком; и, во-вторых, рассказал, что братья действительно работали в его команде, но "оказались глупыми бездельниками", и ему "пришлось их выгнать". То есть, следуя логике журналистов Le Monde, речь снова идет о "сведении счетов", а это выглядит совсем уже неприлично: столь низкий уровень мотивации у первых лиц страны.

Но самым интересным в описанных сюжетах является то, что все эти дрязги и сведение счетов разрушают картину недавней польской истории. Ведь, в конечном счете, и оскорбительный для большинства поляков суд над Ярузельским, и наезды на первого президента независимой Польши Леха Валенсу нацелены на то, чтобы доказать, что "национальное примирение 1989 г." было результатом сговора "военного преступника" Ярузельского и "агента спецслужб" Валенсы. И если это так, то у поляков нет никаких оснований гордиться своей недавней историей.

Согласились ли с такой унизительной постановкой вопроса граждане Польши, станет ясно на следующих президентских выборах. Пока же рейтинг президента Качиньского падает, а его оппоненты начинают поговаривать о том, что пора создавать "Новую Солидарность".

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей