В благополучной Европе зарождается бунт

"Зона евро" трещит по швам, европейскую валюту лихорадит, Германия всерьез задумывается о возврате к марке. Лидеры ведущих стран Западной Европы все более замыкаются в своем "клубе", а на периферии Евросоюза против них уже зреет бунт...




Это как же Евросоюз дошел до жизни такой?! Две ключевые страны Западной Европы из числа активистов интеграции дружно "прокатили" проект общеевропейской конституции! Французы и голландцы отвергли документ, который оформил бы достигнутое единство ЕС, стал бы правовой основой союза европейских народов и его "визитной карточной" в сообществе суверенных держав. Стыдно должно быть! И за Евросоюз обидно: теперь придется вновь собирать его "в кучку". Но попробуем разобраться, почему это произошло и что ждет теперь Европу.

Проблемы с родиной или с работой?

К сожалению, конституции ЕС выпало проходить ратификацию в странах-членах Евросоюза в весьма неблагоприятное время. Во-первых, всего год назад состоялось самое значительное за всю его историю расширение ЕС, причем новички – страны Центральной и Восточной Европы – еще далеко не "свои в доску" для старожилов союза. К ним относятся с холодком и настороженностью: с чем пожаловали? Сколько денег будут просить? Не станут ли отбирать рабочие места? А ведь на подходе еще Болгария с Румынией – вообще отсталые по европейским меркам страны. И – чтобы совсем уже сбить с толку отнюдь не космополитичного гражданина ЕС – принято решение начать переговоры о вступлении с Турцией! Помилуйте, что же станет с Европой, если турок будет гордо называться европейцем? И где хотя бы приблизительно проходят границы того союза-государства, которое "граждан ЕС" давно призывают считать своей "большой родиной"?.. В общем, в этот непростой для самоидентификации европейцев момент мудрые стратеги единой Европы предлагают им "оформить отношения" путем принятия общей для всех стран конституции. По сути, она превратила бы международную пока еще организацию ЕС в федеративную структуру – те самые "Соединенные Штаты Европы", о которых классики жанра писали еще в позапрошлом веке. Бедные европейцы оказались просто не готовы к такому шагу. Это стало ясно уже по итогам референдума в Испании, на котором хоть и поддержали конституцию, но с минимальным перевесом и при крайне низкой явке. Однако это предостережение не вразумило "евроэнтузиастов", и теперь они получили Францию и Нидерланды.

Во-вторых, экономика Старой Европы продолжает буксовать. В то время как в США подъем и ФРС готовит очередное повышение процентных ставок (находящихся сейчас на уровне 3%), Европейскому центробанку, скорее всего, придется в ближайшее время снизить ставки (составляющие в настоящий момент 2%). Все это сознают инвесторы и делают соответствующие выводы. Свои выводы делают и граждане ЕС. Между прочим, французские эксперты убеждены, что основной причиной провала референдума у них в стране стало недовольство граждан не столько общеевропейской идеей, сколько экономической политикой правительства Раффарена. Уровень безработицы во Франции перевалил за 10%. Тут "под горячую руку" и подвернулся злосчастный конституционный проект, на котором французы выместили все свое недовольство собственным правительством. Не исключено, что если бы Ширак с Раффареном не агитировали так рьяно за конституцию, а, как чешский президент Вацлав Клаус, выступали против нее, то граждане поддержали бы проект – в пику своему руководству... Аналогична и ситуация в Голландии: там народ тоже отверг евроконституцию во многом из-за недовольства политикой своего правительства. Ведь это оно, а не ЕС, разработало такое либеральное миграционное законодательство, что теперь от гастарбайтеров (из стран-нечленов ЕС) нет житья.

Кроме того, большие проблемы наблюдаются и у другого "локомотива" Европы – Германии. Там продолжается стагнация, бюджетный дефицит который год подряд не вписывается в рамки требований Европейского валютного союза. К тому же осенью должны состояться парламентские выборы, а позиция правящей коалиции Шредера далеко не самая прочная. Не лучше дела и у британского кабинета, причем Великобритания с 1 июля будет председательствовать в Совете ЕС (уже само по себе председательство "страны-диссидента" в Евросоюзе не сулит пошатнувшемуся общеевропейскому проекту ничего хорошего). Кстати, Тони Блэр уже не так уверенно говорит о проведении референдума на Британских островах (хотя это была именно его инициатива).

Брюссель запустил в европейцев "кирпичом"

Однако нельзя целиком списать неудачу на внешние обстоятельства. Не менее важной причиной провала референдумов стал сам текст евроконституции. Он насчитывает более 300 страниц (а в иных изданиях и все 500) и написан таким "грамотным" бюрократическим языком, что понять, а тем более толковать его могут только избранные.

В принципе, ничего лишнего там нет. Конституция состоит из четырех глав. В первой описывается сам ЕС – его ценности, цели, компетенция, организационная структура и процедуры принятия решений. Во второй прописаны фундаментальные права "еврограждан". Третья посвящена политике и деятельности ЕС, четвертая – различного рода процедурам, включая ратификацию и пересмотр Конституции. Но опять же возникают аналогии с США, где действует компактная и понятная конституция, дополненная Биллем о правах. Это не беда, что "действует" она посредством массивного и мало кому ведомого законодательства и прецедентного права. Важно, что вершина этого айсберга близка, мила и доступна всем и каждому. А в Великобритании, например, до сих пор вообще нет писаной конституции – и ничего, живут как-то... Одним словом, евробюрократы явно увлеклись, работая над текстом. Они стремились сделать полноценную выжимку из всего законодательства ЕС – а оно измеряется чемоданами, поэтому и выжимка получилась довольно солидная. И простым гражданам пришлась не по вкусу.

На самом деле, прошедшие референдумы – независимо от их итогов – знаменательное событие. Здесь впервые евробюрократия и прочие евроэнтузиасты столкнулись с "гласом народа", который они до сих пор не слышали в силу недоступности руководящих органов ЕС для влияния общества (единственный выборный орган ЕС – Европейский парламент – имеет консультативные и "соглашательские" полномочия). Нет, не подумайте, что в Брюсселе заседает эдакая коллегиальная антинародная диктатура! Как раз наоборот: там постоянно думают о народах Европы, все решения принимаются во имя этих народов и из них, согласно учредительным документам ЕС, строят "более тесный союз". Вот только с "мнением народным" брюссельские чиновники знакомы плохо. У них зачастую складывается свое представление об этом мнении... Иначе бы они не запустили сейчас "в народ" этот 300-страничный "кирпич", а выбрали бы более подходящий момент и разработали более приемлемый документ.

"На протяжении последних трех лет, когда был согласован на бюрократическом уровне проект конституции и одновременно произошло расширение Евросоюза, возникла нарастающая диспропорция между тем, чего хотело руководство ЕС, евробюрократия, и тем, что хотели, что видели за всеми этими событиями жители европейских стран, в особенности так называемой Старой Европы", – говорит главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. Поэтому он считает, что провал референдума скажется на развитии ЕС позитивно: "Реальность такова, что нужно переосмыслить взаимоотношения между административными органами и населением".

Европа подвисает

Но что сделано – то сделано. Теперь общеевропейский интеграционный проект неизбежно "подвиснет" на какое-то время. Ведь конституция не может вступить в силу, если ее не одобрят все 25 стран-членов ЕС. Пока ее одобрили только 9, и многие эксперты рисуют катастрофические сценарии: неудача одного референдума вызывает "эффект домино", и конституцию "прокатывают" все остальные страны. Падает авторитет союзных органов, говорить об углублении интеграции становится дурным тоном. "Зона евро" трещит по швам, европейскую валюту лихорадит, Германия всерьез задумывается о возврате к марке. Лидеры ведущих стран Западной Европы все более замыкаются в своем "клубе", вынашивая планы интеграции в политической и военной сферах, а на периферии Евросоюза против них уже зреет бунт...

Другую крайность – непрошибаемый "еврооптимизм" озвучивают брюссельские чиновники и такие столпы интеграции, как "отец" евроконституции Валери Жискар д'Эстен. Он убежден, что провал во Франции не должен прерывать процесс одобрения проекта другими странами-членами Евросоюза. А во Франции нужно будет провести повторный референдум. В таком же духе высказалось и брюссельское руководство. "Судя по заявлениям основных лидеров ЕС, пока делается "хорошая мина при плохой игре", – мрачно заметил по этому поводу председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев. Впрочем, итоги голландского референдума озадачили даже брюссельских оптимистов: "ситуация становится действительно серьезной" – отметил президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Однако он все равно призвал остальные страны не приостанавливать процесс ратификации.

Продолжатся ли теперь референдумы по конституции – пока неясно. Тем более неясны перспективы самого этого документа. В середине июня лидеры стран ЕС соберутся в Брюсселе, чтобы все это обсудить. Но уже сейчас можно сказать, что ожидает в ближайшее время их нерушимый Евросоюз. Во-первых, небольшой кризис наднациональной власти, вызванный как резким падением ее авторитета (вследствие провала важнейшего интеграционного начинания последних лет), так и стопором давно назревшей институциональной реформы (она была связана именно с проектом конституции). Так что властные механизмы ЕС останутся малоэффективными в условиях расширенного состава участников. Следовательно, национальные правительства упрочат свои позиции в диалоге с наднациональными органами. Большее значение приобретут различные "междусобойчики" лидеров.

Кроме того, процесс расширения будет приостановлен на неопределенное время. Впрочем, это вряд ли отразится на судьбе Болгарии и Румынии, с которыми все уже решено и соглашения подписаны (они должны войти в ЕС в 2007 году). Но вот министр иностранных дел Турции Абдулла Гюль, уверенный, что итоги референдума "ни в коем случае не окажут влияния на процесс вступления Турции в ЕС", по всей видимости, глубоко заблуждается. Именно Турция может стать в этой ситуации негласным "козлом отпущения". То есть европейские лидеры попытаются списать неудачу референдумов на свое решение начать переговоры с Анкарой и, дабы возродить у граждан интерес к общеевропейскому проекту, пообещают им отказаться от этих переговоров.

Спасите евро!

Наконец, провал конституции неизбежно отразится на общеевропейской валюте. Он уже сказался на ее курсе: евро подешевел – точнее сказать, сбросил лишний вес. Сейчас он приближается к своему уровню годичной давности. Это, безусловно, хорошо для европейских производителей и экспортеров: европейская продукция становится более дешевой и, следовательно, конкурентоспособной на внешних рынках. Однако падение курса евро в условиях дестабилизации всего ЕС может привести к потере европейской валютой мирового доверия. Тогда падение ее курса станет неконтролируемым, а претензии на роль мировой валюты – утопией. Германия, да и другие страны ЕВС, вспомнив о былой стабильности своих валют, поспешат "соскочить" с паровоза, и "евротугрики" из кошельков плавно перекочуют в коллекции бонистов и нумизматов. Вот, кстати в еженедельнике Stern промелькнула информация о якобы состоявшихся секретных переговорах с участием финансового руководства ФРГ, на которых говорилось о возможности дезинтеграции зоны евро. Эта информация была тут же гневно опровергнута официальными лицами, однако дыма без огня не бывает...

Впрочем, не следует поддаваться сиюминутным впечатлениям. "Не нужно воспринимать референдум как нечто, способное изменить естественный ход вещей, – пишет директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. – Он может быть выигран, а интеграция – замедлиться. А может быть и проигран – на благо общеевропейской идее". Полувековая история ЕС знает немало случаев отката назад, однако в целом интеграция в Европе продолжается. Продолжится она и без конституции, и, тем более, без Турции. Вот только евро хорошо бы уберечь от дурного влияния политических неурядиц: было бы непростительно погубить успешный валютный проект из-за сомнительной конституционной затеи.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей