Иран продолжает играть в опасные игры

Если Иран по-прежнему будет играть в опасные игры, не исключено, что СБ ООН все-таки примет решение о вводе экономических, а если это не поможет, то и военных санкций против него




В детстве каждый из нас твердо знал, что на свете есть умные и замечательные взрослые, которые могут найти ответ на любой вопрос. Этим доверием мы продолжаем наделять политических лидеров, поскольку предпочитаем надеяться, что не напрасно вверили им целый комплекс проблем, которые не в состоянии решить сами. Ну а высшей инстанцией принято считать международные политические институты, которые уж точно знают, как поступить в той или иной ситуации.

Однако реальная жизнь то и дело посылает нам сигналы о том, что наши представления не вполне адекватны. В самом деле, в настоящее время мировое сообщество столкнулось с совершенно новой ситуацией, которая вскрывает целый ряд изъянов, разъедающих сложившийся мировой порядок. До недавнего времени в руках ООН был действенный инструмент, позволявший склонять к повиновению те страны, которые шли против решений, принятых этой организацией.

Совет безопасности (СБ) ООН выносил резолюцию, на основании которой на страну-нарушителя накладывались экономические санкции, серьезно ограничивающие ее возможности. В случае необходимости против этого режима могли быть также применены меры военного характера, которые должны были "навести порядок", то есть склонить непокорную страну к принятию условий, выдвинутых Совбезом. Такое положение вещей воспринималось как данность и никем не оспаривалось. Да, разумеется, происходила борьба за принятие решений в Совбезе – постоянные члены этой организации использовали право вето, чтобы не допустить того или иного решения.

Однако все стороны действовали в заданной системе координат, где право СБ ООН выносить окончательный вердикт не подвергалось сомнению. Теперь времена изменились. Наиболее откровенным образом новое положение вещей подчеркнул президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад, заявивший, что "в настоящий момент доверие иранского народа и других наций к международным институтам ослабло, настало время испытать на прочность эти международные органы".

События, развивающиеся вокруг ядерной программы Ирана, уже не первый месяц привлекают внимание газет и являются едва ли не главным сюжетом, который освещают мировые информационные агентства. Кажется, что эта ситуация стремительно развивается, хотя на самом деле позиции сторон нисколько не изменились с тех пор, как Иран заявил о намерении обогащать уран на собственной территории.

Ни одна из стран – постоянных членов Совбеза, обладающих правом вето (Россия, США, Великобритания, Франция, Китай), - не готова поддержать Иран, поскольку обогащенное ядерное топливо может быть использовано для изготовления ядерного оружия. Иран постоянно заявляет о том, что создание такого оружия не является его целью, однако по ряду причин поверить в это довольно сложно. Иран также утверждает, что готов пойти на компромисс с международным сообществом, но делать этого явно не собирается – доказательством тому служит отвергнутое предложение Москвы о переработке ядерного топлива для нужд иранской ядерной энергетики на территории России.

Собственно, это предложение не отвергнуто, но и не принято, причем его содержание постоянно корректируется иранской стороной, что свидетельствует о желании Тегерана использовать переговорный процесс в качестве фактора, затягивающего время, вместо того, чтобы договариваться по существу. Оппоненты Ирана угрожают, что иранское ядерное досье будет передано в СБ ООН, но Иран это не пугает. Он, в свою очередь, обещает "использовать нефтяное оружие", а также выступает с прямым давлением на Россию и США.

В адрес России несутся заявления, что в случае передачи ядерного досье в Совбез упомянутое выше предложение России "теряет смысл". Кроме того, Иран подчеркивает, что будет остановлено долгосрочное сотрудничество с Россией по ряду проектов (строительство атомных электростанций, разработка газовых месторождений и другие). Что же касается США, то, по словам иранских официальных лиц, у этой страны "есть возможность причинить вред и боль, однако они могут испытать и на себе те же боль и вред".

Следуя своей политике, направленной на ослабление единой линии своих оппонентов, представитель МИД Ирана Хамид-Реза Асефи заявил: "Американцы в своей политике преследуют три цели: первое — ослабление Европы, второе — ослабление МАГАТЭ как международного органа и третье — продвижение своих интересов". Противопоставив в очередной раз интересы Америки интересам европейских стран и России, Асефи добавил, что "политика Исламской Республики — это не политика угроз и заискивания, наша главная цель — признание прав Ирана в ядерной сфере, и мы не намерены вести торг по этому вопросу".

Таким образом, Иран ставит под сомнение право СБ ООН выносить вердикт по поводу его стремления развивать свою ядерную программу и не намерен подчиняться "шантажу" западных стран, стремящихся "унизить" мусульманский мир. С другой стороны, Совет безопасности прекрасно понимает, что введение экономических санкций не остановит работы Ирана над созданием ядерного оружия. Зато принятие такого решения вызовет резко отрицательную реакцию во всем мусульманском мире, давно попавшем под влияние идей, которые постоянно озвучивают лидеры Ирана – Запад путем давления и угроз стремится лишить мусульман их законных прав.

В этой ситуации введение экономических санкций было бы весьма опасным шагом. Что ж говорить о военном вмешательстве с целью разрушить объекты ядерной инфраструктуры Ирана – чтобы там ни пророчили пентагоновские ястребы, подобное развитие событий абсолютно нереально. Хотя бы потому, что Россия и Китай воспользуются своим правом применить вето на проект резолюции подобного рода. Это означает, что у СБ ООН просто не остается рычагов давления, с помощью которых он мог бы воздействовать на Иран.

Международное сообщество оказалось перед весьма непростой дилеммой, которую не удалось разрешить и на заседании Совета управляющих (СУ) МАГАТЭ. Председатель агентства Мухаммед эль- Барадеи сообщил, что представленный им доклад по иранской проблеме будет направлен в СБ ООН, однако СУ не принял "специальной резолюции" об иранской ядерной программе, после которой Совбез мог бы вплотную приступить к вопросу о введении санкций против Ирана.

Впрочем, представитель США в МАГАТЭ Грегори Шульте заявил, что Иран уже располагает достаточным количеством материалов для производства 10 ядерных боеголовок. Поэтому настало время, когда в дело должен вмешаться Совет безопасности, сказал Шульте. Однако эль-Барадеи заявил, что "обращение в СБ ООН - это продолжение дипломатических усилий с целью найти решение иранской ядерной проблемы". По сути, СУ МАГАТЭ поступил как ребенок – предал вопрос на рассмотрение в высшую международную инстанцию, где находятся "умные и замечательные взрослые".

С сожалением приходится констатировать, что СБ не готов к решению вопроса о том, как воспрепятствовать иранской ядерной программе. Цена вопроса слишком велика, особенно для России, которая граничит с Ираном (по Каспийскому морю). Так что наличие ядерного оружия у Ирана не может не беспокоить Россию, как, впрочем, и других членов СБ. В течение нескольких месяцев стороны пугают друг друга возможными последствиями, и в этой войне угроз, похоже, выигрывает Иран, все больше верящий в беспроигрышность своей политической линии.

Ну а Россия призывает Тегеран к полномасштабному сотрудничеству с МАГАТЭ, возобновляет свое предложение по созданию совместного предприятия и делает другие шаги с тем, чтобы склонить Иран к компромиссу. И даже, несмотря на тщетность этих усилий, пытается оградить Иран от возможных санкций. Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, обращаясь к журналистам на пресс-конференции в Вашингтоне, задал вопрос: "А вы видели предложение, которое бы включало санкции?". Не дожидаясь ответа, российский министр пояснил, что вопрос о санкциях "является гипотетическим". Позже Лавров заявил, что посредством введения санкций иранскую проблему решить невозможно.

Тем не менее, когда-нибудь "умным взрослым" из СБ ООН придется принимать решение по поводу Ирана. Может, они не такие уж замечательные и не на любой вопрос умеют ответить. Но если Иран будет продолжать играть в опасные игры, не исключено, что СБ ООН все-таки примет решение о вводе экономических, а если это не поможет, то и военных санкций. И если Россия, США, Китай и страны ЕС будут иметь консолидированную позицию – значит, у международного сообщества хватило ума восстановить мировой порядок. Не знаю, насколько он хорош, но, прежде чем разрушать существующий, следовало бы озаботиться созданием нового, позволяющего с помощью четко прописанных процедур справляться со сложными проблемами, например, с такой, как ядерная программа Ирана.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей

Выбор читателей