Абхазия умеет побеждать без оружия

О том, как нужно действовать в горах Абхазии и на что надеются военные, в эксклюзивном интервью "Yтру" рассказал лидер Движения ветеранов войны "Аруаа", бывший начальник Генштаба ВС республики Владимир Аршба




О том, как нужно действовать в горах Абхазии и на что надеются военные, в интервью "Yтру" рассказал лидер Движения ветеранов войны "Аруаа" ("Воин"), бывший начальник Генштаба ВС, председатель Ассоциации воинов-интернационалистов республики Владимир Аршба.

"Yтро": "Аруаа" - это оппозиция?

Владимир Аршба: Нас так воспринимают, но я центрист по натуре. Больше всего в жизни испугался, когда во время президентских выборов наше общество раскололось пополам. И пусть себе никто не приписывает в заслугу то, что не дошло до кровопролития. Просто Бог сверху посмотрел и не допустил крови с учетом того, что столько оружия на руках, что обе стороны выставили вооруженных людей. Мы воевали плечом к плечу, а оказались по разные стороны баррикад. Так что первоочередная задача "Аруаа" - объединение людей. К сожалению, это воспринимается несколько иначе. Но какая власть любит критику? Критикуешь - сразу попадаешь в разряд оппозиции.

"Y": В чем вы не согласны с властями?

В.А.: Мы конструктивно критикуем власть. Во время выборов обещали повышение заработной платы. Да, она поднялась, но еще больше выросли налоги. Я уже не говорю об инфляции. На восстановление инфраструктуры выделяются средства, происхождение которых известно, но зачем-то министр финансов фантазирует: "Мы изыскали возможности".

Конечно, у воевавших людей есть желание быть на лидирующих позициях и в мирной жизни. Но хороший солдат не всегда хороший администратор. Это разные вещи. Во всех семи районах Абхазии главы администрации - люди, которые не воевали. И само это ветеранами воспринимается в штыки. Люди воевавшие боятся, что поменяется курс. Во внешней политике оснований этому нет, но они все равно горячатся: "Почему нам не говорят?" Но есть вещи, которые предназначены не для всех. Вот и получается, что когда не договаривают, люди ищут черную кошку в черной комнате.

"Y": Будущее Абхазии люди связывали с Путиным. Он уже не президент, а независимости нет. Это породило разочарование?

В.А.: Когда Путин пришел к власти, Абхазия находилась в экономической блокаде. Этот период был очень тяжелым - мужчины после 18 лет не могли покидать территорию республики. Их просто-напросто не пускали за ее пределы. С приходом Путина это ограничение было снято. Основная масса населения по-прежнему надеется на Путина. У нас понимали, что признание Косова не приведет к автоматическому признанию Абхазии. Но очень многие связывают свои надежды исключительно с Россией. Людям достаточно того, что сказал Владимир Путин уже будучи премьер-министром. При этом факт, что Абхазию не признают сегодня, завтра, а я думаю, что и послезавтра. Но людям хочется верить в лучшее.

"Y": Ваше отношение к многовекторности политики Абхазии.

В.А.: Ветераны Абхазии категорически против многовекторности. Эту идею подкидывают несколько общественных организаций и их лидеры с простой целью - стимулировать активность России в деле признания и поддержки Абхазии. Я родился в семье кадрового военного, на военной службе с 16-ти лет - окончил Тбилисское высшее артиллеристское училище. Моя Родина не меняется, как неизменны понятия о вероятном противнике. В этом плане я радикален - не приемлю многовекторности.

Хотя, когда началась война в Абхазии, руководство России того периода действовало в большей степени в интересах Грузии. Это известные факты. Но, несмотря на это, больше, чем народы России, юг России, казаки, добровольцы, для Абхазии никто не сделал. Мы не платили добровольцам ни копейки. Люди шли сюда на свой страх и риск. Основная масса искренне воевала за республику. Считаю, что до сих пор мы живем не в войне, пусть и без полноценного мира, только благодаря России.

"Y": Может ли в Абхазии появиться прозападная сила, которая будет идти на уступки Тбилиси?

В.А.: Если хоть одна партия или движение только заикнутся о жизни в одном государстве с Грузией, у них будут проблемы не просто в плане существования в Абхазии, а существования вообще. А вот ориентация на Запад, думаю, со временем придет. Взгляды и мировоззрения у людей, участвующих в рыночных отношениях, меняются. В Абхазии выросло целое поколение, которое не знает, что такое нормальная работа с 09:00 до 18:00 с часовым перерывом. Пока нормально не работает ни одно производство.

"Y": Оборона Абхазии начиналась с одной винтовки на десятерых. Как удалось выстоять и победить?

В.А.: В начале войны кадровых военных в Абхазии можно было пересчитать по пальцам. Я был комбатом спецназа отдельного полка внутренних войск Абхазии, который формировался на базе 8-го батальона внутренних войск МВД СССР. Вооружения было на 50% личного состава, а основной массой стали резервисты, призванные военкоматами. Если брать соотношение сил на начало войны, мы полностью проигрывали Грузии по всем параметрам. Ничего не говорило о том, что мы окажем сопротивление. Я уже не говорю о том, что победим. Но в боевом уставе всегда берется голое соотношение сил и средств, цифры, данные, и не написано о соотношении силы духа, патриотизма, готовности умереть за Родину. Мы выиграли за счет этого.

Знаете, они стреляли из автоматов, как немцы в войну - от пуза, а у нас каждый патрон был на вес золота. Боеприпасов не было, и на всем приходилось экономить. На 80 км Восточного фронта у меня было всего 37 автоматов, 2 РПК, 1 РПГ и три выстрела к нему - две кумулятивные и одна осколочная гранаты. Вот и все! Что хочешь, то и делай. И нам удалось выстоять.

"Y": Каким образом?

В.А.: Выручила горная местность. Мы укрепили Ткуарчал - город шахтеров, где было много подрывников и аммонала. Начали делать боеприпасы. Сто десять килограммов аммонала помещали в кислородный баллон, к нему старичка - взрывателя и провод метров сто. Закладывали заряды на узких проходах и мостиках. Вот грузинская техника и встала. Делали гранаты. Точили болванки на токарном станке, прикручивали ручки и добавляли 1,5 кг аммонала, взрыватель - капсюль "Жевело" и обычный бикфордов шнур. Кидать ее надо было так: ударишь об камень, услышишь, что шипит, и кидай. Мы даже мины сами точили на токарных станках, а военные знают, как это сложно.

Наши подразделения использовали дельтапланы с авиабомбами из газовых баллонов. К бомбе делали чеку, привязывали тросик к взрывателю. Кидали баллон на лету, чека выскакивала и бомба взрывалась. Техника на грани фантастики!

"Y": Владимир Георгиевич, расскажите про первые бои.

В.А.: В первый день войны на Красном мосту мы взяли танк. Взвод разведки Бесика Джелия (позже погиб вместе со взводом) с гранатометом и тремя выстрелами вышел на охоту за танками. Я им объяснил: "Тонкая граната - кумулятивная, а толстая - осколочная". Объяснил, как пройти к ресторану "Москва" и кинотеатру "Апсны". Там у меня ребята подрались из-за гранатомета, все перепутали, и врезали по грузинскому танку осколочной гранатой, той, что побольше. Прибежали ко мне: "Командир, танк подбили. Горит!" Они пробили трубопровод к дополнительному баку, и солярка загорелась. Я приказал снять из танка пулемет, снаряды. Замкомполка внутренних войск Паша Лещук и танкист Вианор Ашба, имевший три курса танкового училища, заметили, что "танк вроде целый". Они протащили его на буксире метров 50 и от моста открыли огонь по грузинским войскам. Танк и номер получил соответствующий - "01". Грузины после того, как мы освободили Гагру, стали говорить, что русские дали абхазам танк Т-80. Потому что этот несчастный "01" во время штурма Гагры получил три попадания и два раза подрывался на мине, но вел бой! Вианор Ашба был его командиром. Пленные грузины говорили, что снаряды не берут танки абхазов.

Однажды на Восточном фронте появились у нас целых два ящика НУРСов. А стрелять не из чего. Ездили по Ткуарчалу, искали трубы. Не знали тогда еще, что можно стрелять с помощью шифера. Нашли двор, где столбы на заборе были из труб нужного диаметра, посрезали их, а хозяину установили новые. Так сделали НУРСометы. Но это оружие, скорее, шумовое было.

Первый период был сложным. На нас бросали по 50 танков, и мы ничего не могли с ними сделать. А вот на Гумисте повезло. Там шли боевики "Мхедриони", которые сразу пошли грабить по конкретным адресам, что дало нам возможность организовать оборону. На это не нужно было много времени.

...16 августа началась война, а 17-го меня контузило. Когда вышел из госпиталя, Гагра уже была взята. Здесь, по Гумисте, никакой связи с Ткуарчалом и селами не было. Жители, которые жили по трассе, ушли в горы. Первые боевые задачи в городе были связаны с добычей оружия. Приходилось посылать в бой людей с пятью патронами. За одним автоматчиком шло по два - три человека без оружия в расчете на то, что если убьют автоматчика, взять его оружие! Нам было тяжко, и когда пришли первые добровольцы - немного, человек 40 в двух пазиках, это сильно подняло дух людей. Там были и чеченцы, и кабардинцы, и казаки, которые прошли через перевалы.

"Y": С чего пошел абхазский военный флот?

В.А.: Наши ВМС - уникальные ребята. На катерах "Волга" они ставили НУРСы, наводили их вручную, стреляли и попадали на волнах, на большой скорости! Как попадали, загадка. В Поти ночью на катерах ходили без связи, без приборов, обстреливали грузинские объекты. 27 сентября 1993 года при освобождении Сухума по батальону, бравшему высоту с телевышкой, била грузинская артиллерия. Сели мы на два СК "Волга", отошли мили на три от берега, вошли в сухумскую бухту. Наступила тишина, огонь прекратился: с помощью россиян грузинская сторона добилась прекращения наступления, чтобы вывести беженцев. Часа четыре мы болтались в воде, расслабились, связи не было. Подошли к берегу и попали под огонь Д-44 - 85-миллиметровой дивизионной пушки, танка и БМП-2. Выстрелов на воде сразу мы не слышали, да и разрывов тоже. Сначала слышали, как пролетал снаряд, потом разрыв, а потом выстрел. В катере нас было трое - рулевой и мы с охранником. И вот рулевой мне говорит: "Георгич, говори мне только: вспышка". Я кричал с кормы: "Вспышка!", а он рулил. Я всю жизнь воевал на земле, там не так страшно - можно упасть, окопаться. А здесь всего-то три миллиметра алюминия. И ничего сделать нельзя! Ощущение будто бы ты голый по площади ходишь. Я так один раз попал, а они так всю войну прошли.

"Y": Что за история с вывозом Шеварднадзе из Абхазии российским спецназом?

В.А.: Борис Николаевич попросил Владислава Григорьевича дать Шеварднадзе улететь. С помощью российских десантников его вывезли на вертолете. Чемодан с грязными портками он оставил здесь, в санатории. Люди были очень агрессивно настроены. И только благодаря авторитету Ардзинбы Шеварднадзе выпустили. Иначе ему бы не дали уйти живым.

"Y": Это правда, что басаевцы в Гаграх играли отрезанными головами грузин?

В.А.: Это дезинформация. Есть хроника, которую крутит грузинская сторона, где будто бы абхазы живьем сжигают женщин. Но самое главное - женщина, которая горит, абхазка, и жгли ее в Очамчирах грузины. Грузинские мародеры сажали наших женщин на бронетехнику и передвигались с помощью живого щита. Они много чего натворили. Как показывают фильмы про Великую Отечественную, когда немцы гонят впереди мирных жителей, то же самое происходило и здесь. Ужасные факты.

"Y": Правда, что если бы абхазов не остановили, они взяли бы Зугдиди и Кутаиси?

В.А.: На окончание войны выпал пик расцвета абхазской армии. Резервисты, мало управляемые в мирное время, оказались на высоте, прошли всю войну, боевое слаживание было на хорошем уровне, командование все прекрасно понимало. Проблем дойти до Кутаиси не было, потому что у грузин сильно развился стадный инстинкт. Стоило побежать одному, следовала цепная реакция. Зугдиди тогда был пуст. Не было ни военных, вообще никого - население сбежало.

"Y": В Сухуми открыто представительство Союза ветеранов Афганистана. Как воевали афганцы в Абхазии?

В.А.: После неудачного мартовского наступления мы перешли с батальонной на бригадную систему Вооруженных сил. Этого было достаточно для двухэшелонированной обороны на узком фронте. И практически все разведроты были из афганцев. Их опыт очень пригодился. Шесть афганцев погибли в абхазской войне.

"Y": Армию Грузии готовят по системе США, демонстрируя презрение к российской военной школе. Уровень абхазских ВС в Тбилиси тоже оценивают невысоко.

В.А.: Грузинская армия уже не та, с которой мы воевали. Я не говорю об оснащении, экипировке, которые оказались на высоком уровне по американским стандартам. Самое главное, они пытаются подтянуть дисциплину. Если солдат дисциплинирован, он уже просто так не побежит. На сегодняшний день грузинская армия в масштабе "Грузия-Абхазия" приобрела хороший уровень.

Наша армия немногочисленна. Основная нагрузка у нас лежит на резервистах. Регулярные части и подразделения нужны для выполнения двух задач - обучения мобилизационного резерва и выигрыша времени в случае войны на развертывание бригад. У нас уже нет старой мобилизационной системы с пунктами приема личного состава и техники. Форма и оружие находятся у каждого солдата дома по швейцарскому варианту. Каждый резервист знает окоп, где должен находиться в случае войны. Кстати, этот солдат может прибежать в окоп раньше, чем командир. На самом деле, для развертывания и выдвижения двух бригад больше пяти часов не нужно. За это время 70% личного состава уже будет принимать участие в боевых действиях.

"Y": В Тбилиси заявляют, что могут взять Абхазию под контроль за два часа.

В.А.: Пусть говорят, что угодно. Грузины во время войны говорили, что воевали с кем угодно - русскими, чеченцами, казаками, добровольцами, всеми, кроме абхазов. Майские события 98-го - то же самое, Кодорские события - снова. Пусть так считают. В любом случае основная тяжесть ложится на наши Вооруженные силы.

"Y": Как поведут себя в случае обострения конфликта абхазские афганцы?

В.А.: Мы себя не считаем пенсионерами, списанными со счетов. В войну к нам приходили старики под 70 лет, и когда им отказывали в отправке на фронт, то они оскорблялись до глубины души. Мы были вынуждены выдавать старикам карабины и ставить на охрану водозаборников, каналов, мостов, чтобы были при деле. В российской армии возрастной ценз намного ниже. У нас же 60-летний мужчина еще способен бегать по горам. Мы уже научены горьким опытом. Если, не дай бог, что начнется, развернем три фронта - Центральный, Северный и Западный. На одном из направлений буду находиться и я.

"Y": Спасибо за беседу.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей