Катастрофические провалы "друзей Путина"

Наивысшим триумфом "друзей президента" стал день ареста Ходорковского. В последующие несколько месяцев произошли все те события, которые они считали для себя необходимыми. Но никакой пользы "партии друзей" это не приносило




В загадочной истории с совместным манифестом Ходорковского-Степанова имеется, по крайней мере, один позитивный аспект. Очевидно, что скоро выпустят заключенного СИЗО №4 – не путать с автором статьи в газете "Ведомости" от 29 марта 2004 года.

В чем смысл всей спецоперации "Кризис либерализма в России" с точки зрения ее организаторов? "Дело "ЮКОСа", начатое в середине прошедшего года находившимися тогда на вершине исторического успеха лидерами партии экспроприаторов, было призвано подвести крепкий экономический базис под их аппаратные и политические достижения. На тот момент казалось, что ими завоевано сердце президента Путина, руководящие позиции в партии "Единая Россия", власть над репрессивной частью госаппарата и частично – над администрацией президента. Открывались чарующие перспективы, не хватало самой малости – финансовых ресурсов. Не в том смысле, в каком может не хватать денег частному лицу, поскольку данное сообщество активно пользовалось государственными средствами, как своими. Но ни бюджет "Газпрома", ни запасы "Роснефти" не являлись полноценной собственностью, будучи так или иначе государственными – а отношения с тем, кто мог бы сказать "государство – это я", были, как показали последующие события, вовсе не такими близкими, как эти люди пытались представить. Не хватало своих настоящих олигархов, и их было необходимо создать нехитрым путем отъема активов у олигарха чужого.

Когда именно случился перелом в победоносном наступлении тех, кого постфактум стали звать "друзьями президента", сказать трудно, но мигом их наивысшего триумфа стало 25 октября 2003 г., день ареста Михаила Ходорковского. Как это всегда и бывает, точка зенита одновременно стала и точкой снижения. Как ни странно, в последующие несколько месяцев все политические цели, которые ставила перед собой "партия друзей", были достигнуты – точнее, произошли все те события, которые эти люди считали для себя необходимыми. Ушел Александр Волошин, "Единая Россия" завоевала парламентское большинство, сменился премьер-министр, Басманный суд неизменно продлевал срок содержания под стражей Михаила Ходорковского. Но, по очаровательной иронии судьбы, никакой пользы "друзьям" это не приносило. Главой администрации стал не Владимир Якунин, а Дмитрий Медведев. Фракцию "Единая Россия" контролирует не Виктор Иванов и не Волков с Богомоловым, а Владислав Сурков. Председателем правительства стал не Сергей Иванов, а Михаил Фрадков. Сергей Пугачев проиграл выборы в Башкирии и Калмыкии, а также тендер на управление "Шереметьево", а выиграл только миллион рублей по суду у политтехнолога Глеба Павловского, но и их, видимо, не получит. Поторопившийся присоединится к победившей, как тогда казалось, партии силовиков Алексей Кудрин (единственный из штатских экономистов, экстатически поддержавший и "дело "ЮКОСа", и отставку Волошина), в награду получил не пост премьер-министра или первого вице-премьера, а свое родное Министерство финансов (что, конечно, немало) с давним конкурентом Александром Жуковым в качестве непосредственного начальника. Похожая история, но в меньшем политическом масштабе, произошла в Думе с Владиславом Резником, надеявшимся стать главой Комитета по бюджету. Что самое забавное, имущество "ЮКОСа", даже в худшем для нынешних акционеров раскладе, получит Роман Абрамович, а вовсе не те люди, которые затевали всю историю.

Смена тенденции проявилась уже при назначении премьер-министра и ключевых членов правительства, в котором те, кого по старой памяти называют "питерскими", не получили ничего, достойного упоминания. Обратим внимание на занятный тренд при подборе кадров – появилось уже несколько человек, в чьей биографии легкий милитаристский оттенок маскирует богатое бизнес-прошлое таким образом, что для публики они проходят как "представители силового крыла". Примеры – премьер Михаил Фрадков, налоговый полицейский и не чужой человек в "Альфе"; министр транспорта Игорь Левитин, военный железнодорожник и топ-менеджер "Северстали"; председатель Пенсионного фонда Геннадий Батанов, генерал-майор запаса и любимый аудитор Михаила Зурабова. Кстати, о Пенсионном фонде. В суматохе формирования правительства немногие обратили внимание на уход из ФСБ замдиректора Юрия Заостровцева, мебельного магната, немало сделавшего на ниве "равноудаления" олигархов. Генерал-полковник стал вице-президентом Внешэкономбанка. Это многие поняли в том смысле, что чекисты берут под контроль пенсионные средства так называемых "молчунов", распорядителем которых от государства является как раз ВЭБ. Это в самом деле огромные деньги. Если б новым главой Пенсионного фонда сделался представитель той же категории бескорыстных государственников, красивую схему финансирования можно было бы счесть сложившейся. Ан нет – на том конце денежного трубопровода стал бывший аудитор Счетной палаты и человек Зурабова, едва ли не им самим рекомендованный. При таком раскладе кандидатом в пострадавшие пенсионеры выглядит уже сам новый вице-президент ВЭБа.

При реорганизации администрации неудачи "холодных голов" стали и вовсе очевидны – новая схема, хоть и уравнявшая формально Суркова с Сечиным, значительно расширила полномочия первого и принизила Виктора Иванова, ведущего партнера второго, до простого помощника.

Череда подобного рода кадровых несчастий заставила чекистов обратиться к той сфере деятельности, в которой они по обычаю не сильны – к информационным технологиям и PR как таковому. Беда в том, что со времен, когда верхом политтехнологии считалось распространение по троллейбусам сочиненных на Лубянке анекдотов, прошло много времени, и взросла, так сказать, новая генерация умельцев, не отягощенных щитом и кортиком. Конкурировать с ними трудно, но очень хочется. Отсюда мы имеем волнующие слухи о назначении Александра Здановича гендиректором НТВ, бурную интернет-кампанию по дискредитации Семена Кукеса и, венец творения, то самое письмо Ходорковского. Грустно все это. "Дело "ЮКОСа" пора передавать в суд, а передавать особо нечего, и, что еще хуже, в июне 2004 года истекает десятилетний срок давности по основному эпизоду деятельности "преступной группы Ходорковского" – хищению АО "Апатит". Поэтому прокуратура отказалась объединить в одно производство дела Лебедева и Ходорковского: по Лебедеву эпизод с "Апатитом" вообще единственный, и конфуз на суде может случиться очень большой. Остается, по крайней мере, растянуть удовольствие на два процесса, а не заканчивать все одним большим провалом. Предвидя скорый выход экс-главы "ЮКОСа" на свободу, организаторы дела решили напоследок девальвировать тот политический капитал, который, по их разумению, он накопил, сидя в тюрьме. Оставим пока в стороне идеологические и стилевые особенности подписанного узником текста. Ключевая его идея состояла в том, чтобы представать его единомышленником своих тюремщиков. Для особо непонятливых это разъяснил политолог-функция Станислав Белковский в своей ответной статье, вышедшей на следующий день после манифеста "Кризис русского либерализма" в той же газете "Ведомости".

Что стало причиной смены политической тенденции, недвусмысленные признаки которой мы наблюдаем? Неужели "друзья" утомили высокого покровителя своей неутомимой бездарностью? Такое объяснение кажется слишком простым, чтобы быть правдой. Считается, что президент любит окружать себя не слишком способными людьми и поощряет в подчиненных вечный комплекс вины для усиления их преданности. Яркие примеры такого кадрового менеджмента – "Газпром", Совет Федерации и Государственная дума. Но говорят, что в ответ на туманные претензии Сергея Иванова на премьерский пост Владимир Путин при свидетелях заметил, что довольно странно строить такие планы, когда "ракеты не взлетают". А они и вправду не взлетают. И катарская спецоперация, анекдотические подробности которой становятся сейчас известны (чего стоит только пара киллеров, подъехавшая к мечети на арендованном в аэропорту автомобиле, или рязанская их наружность, насторожившая полгорода), окончилась совершеннейшим конфузом. И законотворческие инициативы Виктора Иванова в сфере гражданства, альтернативной воинской службы или уголовного права – чистая катастрофа. И, наконец, перл правоохранительной эффективности, "дело "ЮКОСа" – сплошной убыток, репутационный ущерб и скандал на весь мир. Сейчас еще может завязаться драма "Катар-2", ибо упавший вертолет Стивена Кертиса вызывает у законопослушной британской общественности далеко идущие подозрения. Неужели у допустимой некомпетентности есть предел?


Материал подготовлен Центром репутационных технологий специально для "Yтра".

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей