Сольная "Ария" Александра Елина

Музыкантов "Арии" знает в лицо вся страна. А вот Александр Елин, один из авторов текстов песен группы, широкой публике неизвестен. Предлагаемое интервью должно хотя бы отчасти исправить эту несправедливость

Всем поклонникам "Арии" Александр Елин знаком как автор текстов первых двух альбомов группы. Однако неожиданно он пропал из поля зрения поклонников почти на десять лет, и его имя появилось вновь только на обложке последнего компакта "Арии" – "Химера".


Андрей Сильвестров: Давайте вернемся лет на пятнадцать назад. В 1985 году появился первый магнитоальбом никому тогда не известной группы "Ария". Запись сразу же стала суперпопулярной, через год появился второй альбом, а еще спустя год на "Мелодии" вышла пластинка "Мастера" со старыми "арийскими" песнями, где на конверте в качестве автора текстов был обозначен Александр Елин. Каким образом "Ария" вышла на Вас, или, может быть, Вы сами предложили им свою помощь?

Александр Елин: К началу работы над "Манией величия" (первый альбом "Арии") я уже был известен в тогда еще узких кругах московской самодеятельной и полупрофессиональной рок-тусовки. Что было до? Первый проект с моим участием – дебютный альбом группы "Альянс" (которая, между прочим, и сейчас существует в некоей реинкарнации) – это был и мой дебют как поэта-песенника. "Кукла", "Пропустите в очередь меня", "Полон дом игрушек..." – из пяти песен, с которых стартовал "Альянс", четыре написаны мной. "Арии" нужен был текстовик, а я тогда был членом совета Московской Рок-лаборатории, и кроме "Альянса" у меня уже было "портофолио" – дебютный альбом группы "Рондо" для "Мелодии", два магнитоальбома группы "Зигзаг", "Гулливер" (прообраз нынешней "СерьГа"). То есть я уже был "в законе" и меня просто "припрягли" на это задание. Что весело, кстати, я тогда лежал в больнице, в инфекционном отделении, и предложение получил методом "перестука". Потом, когда меня все-таки выписали, я познакомился с Холстининым и Грановским, был представлен худруку Виктору Яковлевичу Векштейну. Когда "Ария" решила взять второго гитариста, я привел к ребятам Андрея Большакова, который до этого был лидером "Зигзага". Так ко второму альбому сложился "классический" состав "Арии", и тогда были написаны "Воля и разум", "Встань, страх преодолей!" – вещи, ставшие хитами и остающиеся таковыми в наши дни. Я буквально вчера по радио слышал версию "Встань, страх преодолей!" от Boney NeM, ужасно смешную, мне очень понравилось. Тогда, в 80-х, она звучала как лозунг, а сегодня Немоляев нашел новое прочтение – но как раз так, как надо сегодня.

А.С.: Кстати, о лозунге. Тексты первого и второго альбома имели явно выраженную социальную и антивоенную тематику. Почему так получилось, был какой-то "социальный заказ"?

А.Е.: Да, нынешнему поколению, которое слушает "Арию", это уже не понять, наверное. Они – дети другого времени, но надо представлять себе нас тогдашних – в 1986-87 годах...

А.С.: Вас бы просто задавили...

А.Е.: Да, тогда надо было "литовать" тексты на комиссии от Минкульта... Векштейн планировал сделать коллектив филармоническим, он не собирался создавать "гаражную" группу наподобие "Кино", "Аквариума" и т. д. – он давал репетиционную базу, студию, ставки, но тексты под это надо было написать такие, чтобы не "обломились" поклонники хэви-металла, не было похоже на тексты, скажем, ВИА "Самоцветы" – и в то же время чтобы они проходили "литовки". Поэтому выбор антивоенной тематики был совершенно сознательным. Мы в своем кругу с долей иронии называли все это "Красным металлом" – рок-музыканты вообще обязаны относиться к своим текстам с долей иронии. То есть героика-патетика была с некоторым "красноватым" оттенком – это был единственно возможный способ как-то действительно "выстрелить". Что, в общем, и получилось. И если сравнивать тексты "Арии" с тем, что пели тогда "Круиз" или "Черный кофе", – наши были лучше. Сегодня ни один концерт "Арии" без "Воли и разума" не обходится...

А.С.: Как правило, Вы пишете тексты на уже готовую музыку. Какой здесь процент творчества и какой – математического расчета?

А.Е.: Конечно, навык играет определенную роль. Профессия эта называется "либреттист". Она существовала всегда. У Петра Ильича Чайковского в его операх наверняка вначале была написана музыка, а вокальные партии затем подтекстовывались его братом. Поэтому здесь ровно такой же процент творчества, как и в других жанрах. Высчитать хитовую фразу, подобрать правильные слова – настоящий креативный, творческий процесс. При этом наша работа сложнее, чем у "книжных" поэтов. Они свободны в выборе размера, в рифмах, в звучании слов – ведь их стихи будут "увидены". Либреттистам же важна сонорность, количество согласных в строчке – да куча всяких специфических профессиональных примочек. Из-за этого порой гениальная фраза идет в корзину только потому, что она плохо пропевается. Поэтому даже очень хороший профессиональный поэт – если его попросить подтекстовать мелодию, перед ним встанет серьезная проблема. Зато "текстовики" более востребованы: их произведения – порой примитивные, глупые, бездарные – тысячи людей знают наизусть. И, слава Богу, в этом деле есть настоящие талантливые профессионалы – Резник, Танич, Кавалерьян, Шаганов, Вадим Жуков.

А.С.: Пол Маккартни, когда сочинял свою знаменитую песню "Yesterday", мурлыкал себе под нос что-то про яичницу. Насколько часто первоначальный текст отвергается и идет в корзину?

А.Е.: Бывает, и достаточно часто. Иногда даже не по соображениям пропеваемости, об этом я уже говорил, а бывает и музыка красивая, и текст удачный, а вместе они не живут. Песня же должна жить!

А.С.: Очень скоро после создания "Арии" ее музыкантов стали узнавать на улице... автографы, поклонницы, все дела... а автора текстов Александра Елина публике предъявили на моей памяти лишь однажды – на юбилее группы в октябре 2000 года. Не обидно, что вся слава и почести проходят стороной?

А.Е.: Нет, ну какая же тут может быть обида? Наоборот, счастье, что мое творчество, мои мысли востребованы, нашли отклик. Множество людей пишут в стол, и их по-человечески жалко. А что касается узнаваемости? У меня – моя работа, у музыкантов – своя. То, что их знают в лицо, – это и потрясающе, и в тоже время тяжело. Музыкантам, особенно состоявшимся, серьезным гораздо важнее, чтобы поклонники больше обращали внимание на их творчество, нежели на личную жизнь.

А.С.: С какими еще музыкантами Вы сотрудничаете в последнее время? Ведь, насколько мне известно, в работе с "Арией" был перерыв?

А.Е.: Да, но перерыв в работе был вызван совершенно иными причинами. Десять лет меня не было в России, я жил в Израиле и вернулся сюда чуть больше года назад... Занимался там разными вещами, в основном журналистикой и шоу-бизнесом – участвовал в организации туров российских артистов по Израилю ("Сектор Газа", "Крематорий", Макаревич, "Лицедеи"), сделал несколько фестивалей – бардовской песни, юмора. Так получилось, что, живя в Израиле, я прилично расширил круг чисто московских и питерских знакомств... Даже в 94-м году выиграл конкурс одностиший имени Владимира Вишневского, и Владимир потом четыре года говорил по телевизору: "А вот какое одностишие мой друг Елин в Израиле придумал"... А сегодня его уже часто печатают под фамилией Вишневского, что для меня вообще настоящий подарок.

А.С.: Озвучьте его, пожалуйста...

А.Е.: "Скажи отцу, чтоб впредь предохранялся..."

А.С.: После того, как от "Арии" отпочковался "Мастер", с ней работала Маргарита Пушкина...

А.Е.: И продолжает работать! Мои песни больше нравятся "арийцам", а ее – "арийкам", они от "Штиля" и "Осколка льда" прямо расцветают. Мои тексты, наверное, более социальные, а девочкам это не очень нравится. Поклонницы на сайте страшно возмущались – что это за флаг над буйной головой, кулак, что за героические темы... Но мне это близко, это наше с Холстининым совместное творчество, и когда текст готов, мы за него оба отвечаем. Никакого внутреннего конфликта на эту тему нет и не было...

А.С.: Что Александр Елин слушает в свободное время?

А.Е.: У меня, где бы я ни находился, есть с собой в разных форматах огромное количество музыки. В Израиле – более трех тысяч коллекционных виниловых пластинок рока 70-х годов, множество компактов. За последнее время из Интернета я накачал себе коллекцию из полутора тысяч альбомов в MP3 – редчайших старых и самых новых – все интересное, что можно найти в Напстере. По-моему, проще сказать, что я НЕ слушаю. Единственно, я, как бы это правильно выразиться, в последнее время не слушаю известные команды. Потому что их я уже помню наизусть. Спросите меня, когда я последний раз заводил Queen – наверное, это было много лет назад. То же самое с Genesis или Uriah Heep, но я знаю десяток групп, которые существовали в то же время, они практически забыты, но у многих была своя изюминка, а некоторые были напичканы изюмом, как сладкий пирожок. Aqua Fragile, например, или Stackridge. Я не устаю от музыки – наоборот, лечу ею головную боль. У меня может быть день, когда я слушаю старый прогрессив, а на следующий – современный "ska revival": пост-Madness-овские такие группы, как Bim SkaLa Bim или Mighty Mighty Bosstones. А потом – пост-grunge типа Terrorvision или Soundgarden. Больше дней, когда я слушаю "heavy" – но не экстремальный, а мелодичный, эпический – то есть группы, в чем-то схожие с "Арией", – Avantasia, Nightwish, Therion – в общем, все эти "Самовариусы", как их называет мой сын. Не знаю, известен ли кому-то "stone rock" в России, я здесь ни от кого этого термина не слышал; это такие группы как Queens Of The Stone Age, Monster Magnet, Nebula, Fu Manchu – все эти группы продолжают темы раннего-раннего Black Sabbath, только в более современном звуке... Бывают дни, когда я слушаю Guano Apes или No Doubt с огромным удовольствием. Бывают дни русской музыки – Чижа, например, или Крема. Мне страшно нравится творчество раннего Чижа, потому что он такой... настоящий семидесятник, и настроение, и стихи у него такие правильные, проникновенные... Из "Аквариума" больше люблю новый... Все время езжу с плейером. Езжу на метро, чтобы не слишком отрываться от масс. Рекламку разглядываю, разговоры там, у кого что из плейеров доносится... Когда начинаешь передвигаться на машине, то и песни получатся интересными только для тех, кто в машинах ездит.

В общем, можно написать: Елин слушает все! Собственно говоря, это моя профессия, мне положено слушать много музыки, я работаю PR-директором в компании "Граммофон Рекордз".

А.С.: Помимо работы в "Граммофоне..." Вы сейчас затеваете какие-то новые проекты.

А.Е.: Да. Если же говорить о собственно музыкальных проектах, то это группа "Achtung!", на стыке Rammshtain, AC/DC и Marilyn Manson, но много позитивнее – никакой чертовщины и чернухи. Такая современная веселая музычка на мужскую тему для правильного пивного отдыха.

А.С.: Название обязывает петь по-немецки?

А.Е.: Ничего подобного! В какой-то мере это будет продолжение моего собственного проекта "Примадонна", который существовал с 1987-го по 90-й годы, – в Москве этот состав был довольно известным. К сожалению, нормальной полнометражной записи мы так и не сделали. Сейчас вышел компакт-диск с демо-версиями восьми песен, но очень маленьким тиражом, только для своих, в качестве сувенира...

А.С.: Что мешает продолжить?

А.Е.: Десять лет прошло, девочки наши уже не играют, замужем, не до того. Вот "Achtung!", может быть, и продолжит этот позитивный, задорный настрой... Второй проект, которым я тоже сейчас занимаюсь, скорее всего будет называться "Автограф ХХI". Из старого "Автографа" в нынешнем проекте участвует певец Артур Беркут (Михеев). Мы делаем совершенно новую программу, но в концерте группа будет играть и старые хиты "Автографа". Я надеюсь, это будет настоящий прорыв. Пока эксклюзив на тяжелый рок принадлежит "Арии", а все остальные группы, к сожалению, не выходят за рамки клубного уровня. Мы собираемся нарушить этот "статус кво".

А.С.: Да, по поводу "Арии" некоторые поклонники очень сокрушаются, что такая замечательная группа так мало востребована за рубежом.

А.Е.: Зато у ребят больше времени на концерты в России. И кстати, я был на концерте I.M. с Бэйли, и мне очень понравилось, и был на концерте с Диккинсоном, и тоже очень понравилось.

А.С.: Да? И как Вам "Мэйден" с Бэйли?

А.Е.: Он такой настоящий пивной чувак, такой обаяшка на сцене. Все пытался соответствовать Диккинсону, а выглядело это как пародия, так уморительно!

...Возвращаясь к "Автографу ХХI". Мы рассчитываем, что группа будет интересна более широкой аудитории по сравнению с "Арией". Каждое новое поколение 14-16-летних открывает для себя музыку "Арии" и врубается в нее, потому что здесь совершенно другая энергия по сравнению с попсой и "русским роком". Первые слушатели "Арии" – те, которым сейчас по 35-40 лет, – из-за этого на концерты не ходят, потому что молодежь слишком активно там "оттягивается". "Автограф XXI" рассчитан как раз на них – и в то же время на тех, кто слушает Scorpions, Bon Jovi. Но группа будет достаточно "тяжелой" и осмысленной – чтобы юные металлисты не "обломались", не сказали, что это "мыло".

А.С.: И когда же?

А.Е.: Не хочу загадывать, первые релизы скорее всего будут к осени. Четыре вещи уже почти готовы.

А.С.: Помимо Беркута, кто-нибудь еще из "засвеченных" музыкантов в проекте участвует?

А.Е.: Состав пока не окончательный, но предполагается, что это будет Павел Чиняков ("Кипелов/Маврин") на барабанах, Кирилл Thor ("Сastle") на гитаре и Александр Мосинян на басу.

А.С.: Расскажите поподробнее о "Граммофон рекордс"?

А.Е.: Мы сейчас – компания, которая не просто компилирует сборники и выпускает альбомы поп-исполнителей, но планирует собрать серьезный каталог, обзавестись тремя-четырьмя профильными лейблами. Один из этих лейблов будет выпускать тяжелый рок, пока на нем базируются первые три-четыре проекта. Первым релизом (правда, договор еще не подписан, но устная договоренность уже получена) будет новый альбом группы "Новый завет" Славы Горбачева – с моей точки зрения, альбом просто великолепный, это будет настоящий шок, поклонники "Арии" получат, я думаю, огромную тему для разговоров, споров, что же лучше – альбом "Нового Завета" или арийская "Химера". Конкуренция в этом жанре необходима как воздух, поэтому я не против, а, наоборот, всячески ее собираюсь поощрять... На этом же лэйбле, если все сложится нормально, выйдет дебют нового альбома "Автографа-XXI", а затем и "Achtung!". Плюс – я знаю, что к открытию этого нашего "тяжелого" лейбла очень хорошо подготовилась провинция – там тоже есть достойные коллективы. Кроме того, мы, естественно, собираемся заниматься так называемым "русским роком", и переговоры ведутся с очень серьезными коллективами, которые уже готовы перейти под наши знамена и выпускать альбомы у нас, потому что я надеюсь, что нам удастся сформировать у себя то, чего до сих пор в российском шоу-бизнесе не было, – грамотный продакшн, доведение материала, с которым приходит артист, до правильного "товарного вида".

А.С.: Тогда вопрос, который будет интересен вашим потенциальным звездам. Что надо сделать молодой группе, чтобы заключить контракт с "Граммофоном"?

А.Е.: Очень просто. Присылайте или привозите свою демо-запись в формате CD-R. Любая группа, приславшая нам материал, обязательно будет отслушана – другое дело, что кого-то мы прослушаем целиком, а кого-то будем слушать секунд двадцать, это наши специалисты решат. Шоу-бизнес ведь такое дело, и не стоит отчаиваться, получив отказ, – все знают историю группы The Beatles, которую прохлопала компания Decca, и парня, который сказал, что у "Битлз" нет голосов, долго показывали по TV и смеялись... Он был грамотным профессионалом и угадал много хороших групп – а этих не угадал, не судьба... Но если мы кого-то "угадали" и решили работать с коллективом, коллектив должен быть готов к тому, что ему будут даваться советы, которые ему придется выполнять, чтобы продвинуться, и будут указывать на недостатки.

А.С.: Традиционный вопрос – что значит Интернет в Вашей жизни?

А.Е.: Мой старший сын научил меня компьютеру, всем этим премудростям лет 8 назад, когда ему было 13. Поэтому я в "аське" (ICQ), в почте, в Напстере – в общем, во всех виртуальных ипостасях. В Интернете я несколько часов в день. Более того, в ближайших планах "Граммофон рекордс" – строительство серьезного музыкального интернет-портала для меломанов и профессионалов шоу-бизнеса.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей