Кореи готовы совершить непоправимое

США и Китай заинтересованы в окончательном решении корейского вопроса в свою пользу, но только если это будет быстро и без значительных потерь


Северокорейский солдат. ФОТО: AP
ВСЕ ФОТО



Очередной "день сурка" на Корейском полуострове пока полностью вписывается в привычный сценарий: Северная Корея проводит ядерное испытание или пуск ракеты, тут же начинаются крики об опасности, исходящей от северокорейского режима, и обмен резкими заявлениями между Пхеньяном и Сеулом. И все это на фоне военных маневров друзей Южной Кореи в непосредственной близости от территориальных вод Северной.

В этом смысле никаких ужасных угроз миру в регионе очередной клинч на Корейском полуострове вроде бы не несет. Покричат и успокоятся. Правда, новые санкции еще больше ухудшат ситуацию в Северной Корее, ну да ничего: им не привыкать, да и Китай, хотя и голосующий в СБ ООН за санкции, всегда найдет возможность помочь.

Если же посмотреть на происходящее в контексте борьбы за контроль над Тихим океаном, давно перезревшая "проблема двух Корей" является досадной помехой и для США, и для Китая. При этом все понимают, что ни о каком мирном решении речи быть не может. Попытки наладить нормальные отношения, предпринимавшиеся под лозунгом "Две страны – одна судьба", закончились ничем, и не по вине Пхеньяна.

Наблюдатели связывали провал "политики сближения" с фигурой южнокорейского президента Ли Мен Бака, пришедшего к власти в феврале 2008 года. Дескать, Бак был недоволен стремлением Пхеньяна начать прямой диалог с США, оттеснив Сеул на второй план. Отчасти это похоже на правду, но не стоит преувеличивать роль личности в истории: нынешний виток конфронтации начался на фоне транзита власти в Южной Корее, и вот уже третью неделю новый президент Пак Кын Хе, симпатичная 60-летняя дама, уверенно гнет ту же линию.

Оглядываясь сегодня на события нулевых, трудно отделаться от ощущения, что под прикрытием смягчения отношений между двумя Кореями велась подготовка к мягкой зачистке режима Ким Чен Ира. Спекуляции вокруг его здоровья, разбрасывание над территорией Северной Кореи листовок с обещаниями "скорого краха режима", скандальные заявления перебежчиков – все это готовило почву для народного восстания, но не сложилось. В ответ на эти "происки" руководство Северной Кореи разразилось серией агрессивных заявлений, и все вернулось на круги своя.

Ровно то же самое происходит и сейчас. С той разницей, что на этот раз во главе КНДР стоит не старый и больной Ким Чен Ир, а его 30-летний сын, уже успевший разочаровать тех, кто связывал с его именем надежды на "северокорейскую перестройку". За 15 месяцев своего правления Ким Чен Ын пошел на ряд незначительных послаблений, но в главном он ведет себя как продолжатель дела отца.

Поводом для последнего жесткого заявления Пхеньяна стали масштабные военно-морские учения, проводимые США и Южной Кореей Особую обеспокоенность КНДР вызвало участие в них американского авианосца, способного нести до 100 ядерных боеголовок и стратегических бомбардировщиков. Масла в огонь подлили заявления высшего военного руководства Южной Кореи о необходимости превентивного удара по соседней стране. Поскольку Сеул шагу не ступит без согласования с Вашингтоном, обвинения в посягательстве на суверенитет КНДР были адресованы США, а угрозы ответных мер – Южной Корее.

Одновременно Пхеньян напомнил, что связываться с ним опасно, и подкрепил угрозы конкретными действиями: заявил о выходе из Соглашения о перемирии 1953 г., закрытии Миссии Корейской народной армии в Пханмунджоме и блокировании прямого телефонного канала между военными представителями КНДР и США. В Сеуле, в свою очередь, пообещали "стереть режим Ким Чен Ына с лица Земли". После чего стороны отправились проводить учения, а мировые СМИ разразились очередной порцией публикаций о том, кто является "плохим парнем".

При этом никто не вспомнил, что Южная Корея и США проводят гораздо более масштабные военные маневры, чем Северная, и делают это гораздо чаще. Не принимаются во внимание и публикации южнокорейских СМИ, сообщивших, что в ходе учений 2011-го и 2012 г. отрабатывалась не оборона от вторжения армии Северной Кореи, а мероприятия по захвату северокорейского руководства и ключевых объектов страны.

И никто не вспоминает о том, что под Соглашением о перемирии, из которого вышла КНДР, нет подписи Южной Кореи. Со стороны Юга это сделало командование сил ООН, Сеул категорически отказался признать суверенитет Севера даже формально. Это решение нашло отражение в законе о национальной безопасности, рассматривающем "северные территории" как антигосударственную аномалию.

Все это безумие породило ситуацию неустойчивого равновесия, которое сегодня рушится на глазах, и это делает актуальным вопрос "Кто и зачем начал игру на обострение?". На этот счет уже предложено несколько версий, главными действующими лицами которых являются США и Китай. На кону Азиатско-Тихоокеанский регион, контроль над которым превращается в один из ключевых вопросов мировой политики.

Для Вашингтона, стремящегося превратить Тихий океан во внутреннее море, Южная Корея важна как плацдарм, ограничивающий свободу рук Китая. Для Пекина, занятого укреплением своих позиций в регионе, Южная Корея – это как Куба времен Хрущева для США. Китай занят великими делами: морская экспансия, формирование пула союзников для противостояния США, игры против Индии и Японии, а тут какой-то Сеул с его маневрами, партнерством с Вашингтоном и прочими радостями.

При этом понятно, что воевать за кусочек полуострова ни США, ни Китай пока не готовы, что не отменяет их заинтересованности в окончательном решении корейского вопроса в свою пользу, но только если это будет быстро и без значительных потерь.

Клинч, в который вошли Пхеньян и Сеул, показал, что быстро и без потерь не получится. Будет или долго и нудно, или быстро, но с непредсказуемыми последствиями. Поэтому тактика, скорее всего, останется прежней. Китай будет блокировать любые попытки разрушить равновесие, наращивать ресурсы и ждать подходящего момента.

Америка будет подогревать вражду между Сеулом и Пхеньяном, чтобы использовать "преступный режим" Северной Кореи в качестве страшилки, оправдывающей ее военное присутствие в регионе. Если проекты, касающиеся альтернативных источников нефти и газа, окажутся успешными, можно будет уйти с Ближнего Востока, окончательно переориентироваться на Азиатско-Тихоокеанский регион с его огромными рынками и ресурсами и вплотную заняться Китаем. Но это будет не сейчас.

С другой стороны, многие эксперты считают, что секвестр бюджета ограничит военные возможности американцев, и из этого посыла могут следовать прямо противоположные выводы: либо ставка на мягкую силу, либо быстрая зачистка северокорейского режима, мешающего доминированию США в регионе. Судя по настроениям в Южной Корее, последний вариант рассматривался, но жесткая реакция Пхеньяна дала информацию к размышлениям, и теперь мяч снова находится на стороне США.

Это значит, что игра будет продолжена до лучших времен при условии, что корейские марионетки не выйдут из-под контроля и не совершат чего-то непоправимого.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей