На Ефимовой и Шараповой WADA не остановится

Один за одним попадаются на допинге звезды отечественного спорта. Павел Кулижников, Мария Шарапова, Екатерина Боброва, Юлия Ефимова. Кто следующий? И как остановить этот кошмар?

Российский спорт захлестнула череда допинговых скандалов. Накануне был нанесен очередной сокрушительный удар – на применении запрещенного препарата мельдоний попалась главная надежда российского плавания на предстоящей летней Олимпиаде Юлия Ефимова. Очевидно, что Игры в Рио-де-Жанейро она пропустит. Более того - согласно правилам, Ефимова может быть дисквалифицирована пожизненно, поскольку раньше она уже отбывала один раз наказание за допинг.

Фото: Global Look

Пока же 23-летняя пловчиха временно отстранена от соревнований, как и ее коллеги по несчастью. Среди них, напомним, экс-первая ракетка мира Мария Шарапова, пятикратный чемпион мира конькобежец Павел Кулижников, олимпийские чемпионы - шорт-трекист Семен Елистратов и фигуристка Екатерина Боброва… Этот черный список внушителен – в нем фигурируют в общей сложности 11 россиян, и он постоянно растет.   

Большинство тренеров считают мельдоний безобидным препаратом. Однако с 1 января 2016 года Всемирное антидопинговое агентство (WADA) внесло его в список запрещенных. Реакция уличенных в применении данного вещества спортсменов была разной – Мария Шарапова, например, покаялась, и сказала, что не ознакомилась с соответствующим предупреждением в рассылке. А вот Павел Кулижников недоумевает: как мельдоний мог попасть в его кровь? О его запрете анонсировалось еще осенью, и в положенный срок, по словам конькобежца, он прекратил его принимать. То же самое утверждают и некоторые другие спортсмены, провалившие допинг-тест.

Ключ к разгадке, похоже, проще, чем кажется. Мельдоний выводится из организма не в течение нескольких дней, как написано в инструкции по применению, а гораздо дольше – на это уходит до 6 месяцев. Об этом заявили в Федеральном медико-биологическом агентстве России (ФМБА), сославшись на предварительные результаты проведенных опытов. Возникают привычные вопросы: кто виноват и что делать? И почему об этом мы узнаем только сейчас?

Инициатором включения мельдония в список запрещенных препаратов стало антидопинговое агентство США (USADA). Еще в 2014 году был организован симпозиум, на котором обсуждался его эффект. И впоследствии это повлияло на решение WADA о запрете вещества. Едва ли при детальном изучении состава мельдония не затрагивался вопрос о сроках его выведения из организма.

В связи с этим есть слабая надежда на юридическое разрешение проблемы. Если представители WADA провели допинг-тест раньше времени, то это может сыграть в пользу российских спортсменов.    

"Выход один – бороться и доказывать, - подчеркнула Ирина Вятчанина, в прошлом тренировавшая Юлию Ефимову. - Голову теперь должны ломать адвокаты, которые имеют колоссальную практику антидопинговой борьбы. Главное - не опускать руки".

Однако проверять достоверность инструкций по применению должны были, в первую очередь, российские спортивные медики. Бывший врач сборной России по художественной гимнастике, директор Института здоровья и реабилитологии НГУ физической культуры, спорта и здоровья им. Лесгафта Денис Олисов в интервью "Утру" назвал причиной случившегося общий системный просчет.

"Необходимо было заранее оповестить все федерации и врачей о том, что мельдоний нужно выводить не в декабре 2015 года. А за тот период, когда он точно выйдет из организма, - заметил Олисов в беседе с "Утром". – Этим должны были заниматься в РУСАДА. Президент России ясно сказал: надо внимательней относиться к системе подготовки и контроля спортсменов. Надо проводить контрмероприятия по предотвращению подобных ситуаций. Опережать WADA на шаг. Но – увы. Не исключаю, что у нас будут еще какие-то "открытия", и список попавшихся на допинге продолжится".   

Действительно, более четко, чем высказался по данной проблеме Владимир Путин, и не скажешь. Если уж препарат включен в список WADA, надо было соответствующим образом на это реагировать всем – спортивным врачам, федерациям и Минспорту РФ, подчеркнул он.

"Не нужно ничего политизировать, не нужно продвигать какую-то теорию заговора. Необходимо системно и своевременно реагировать на принимаемые решения, в том числе - на уровне международных организаций, - призвал Путин. - Если у вас не было данных, как быстро выводится этот препарат из организма человека, нужно было провести соответствующую работу, вступить в контакт с коллегами из WADA, с ними заблаговременно все это обсудить. А не бить, как в народе говорят, по хвостам, задним числом. И рассуждать, что корректно было ими сделано, а что некорректно".

Слова российского президента стали хорошим ответом тем представителям спортивной общественности, которые, как это обычно бывает, поспешили увидеть в допинговом скандале политический подтекст. Есть он или нет – по большому счету, уже не так важно. Налицо несовершенство системы антидопингового контроля в российском спорте. Имея такой серьезный джокер, WADA, при желании, может безжалостно "косить" российских спортсменов, как сорную траву. Намеренно или непредвзято – как угодно.

"Конечно, ответственность лежит и на производителях, которые не предоставили полную информацию обо всех свойствах и нюансах действия своего препарата, - отметила Вятчанина. – И на наших чиновниках, которые в очередной раз понадеялись на русскую авось. Следов мельдония не должно было на складах, как только впервые зашла речь о том, что его могут запретить!  И, конечно, надо было все возможное сделать, чтобы у ребят этого препарата в крови к моменту тестов не осталось".

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей