Иран стремится в гегемоны

Тегеран рассчитывает если не на главную, то на определяющую роль в решении ближневосточных кризисов, включая сирийскую, йеменскую, бахрейнскую, палестинскую и иракскую проблемы. Поддержат ли его соседи – вопрос открытый

Как заявил во вторник посол Ирана в РФ Мехди Санаи, его страна выступает за объединение мусульманского мира для решения палестинской, сирийской и других проблем региона.

Фото: GLOBAL LOOK press/Jonathan Carlile

"Палестинская проблема до сих пор, на протяжении 70 лет, остается нерешенной… Путь к решению разногласий и других проблем проходит через единство и консолидацию мусульманских народов. И таким образом мы можем решить и сирийскую, и йеменскую, и бахрейнскую проблему, а также проблемы, существующие в Ираке. И решение этих проблем возможно именно при урегулировании палестинского вопроса", - заявил посол на круглом столе в МИА "Россия сегодня". При этом существующие между мусульманскими странами разногласия  он списал на происки "внешних игроков".

Очевидно, что иранцы отчетливо претендуют на роль регионального гегемона, считает ведущий научный сотрудник Института Востоковедения РАН Владимир Сотников.

Время для этого выбрано не случайно: сейчас наблюдается жесткое противостояние между Ираном и Саудовской Аравией, и недавний острый дипломатический кризис вокруг Катара явился четким выражением кризисного развития отношений между саудитами и Ираном и их неприятием друг друга, заявил политолог "Утру".

Можно только предполагать, что Иран имел в виду и против кого предлагает объединяться (из заявления г-на посла это не вполне понятно). Однако стоит напомнить о том, что периодически такие заявления со стороны Тегерана звучали и раньше – в частности, еще после Исламской революции 1979 года покойный аятолла Хомейни призывал Иран возглавить исламский мир в борьбе с внешними и внутренними врагами. "Тогда, правда, все было четко выражено - был "большой сатана", США, "малый сатана", СССР. Сейчас у Ирана другие задачи. Помимо претензий на региональное лидерство в жестком противостоянии с Эр-Риядом, иранцы рассчитывают на то, что они будут играть если не главную, то определяющую роль при решении всех перечисленных послом кризисов", - подчеркивает эксперт.

Однако учитывая, что недавно администрация Трампа в очередной раз обозначила Иран в качестве мирового зла, вполне логично предположить, что под "внешними игроками" Тегеран подразумевает, в том числе, и США. В этом контексте демонстрация нежелания прогибаться под Америку и попытки объединить вокруг себя союзников выглядят вполне оправданно.

В то же время, возникает вопрос: не передерутся ли кандидаты в региональные гегемоны, учитывая, что аналогичные амбиции демонстрируют и саудиты, и Турция? Это было бы очень просто, и кому-то – например, "Исламскому государству" - очень хотелось бы, чтобы именно это и произошло, и все эти страны, в конце концов, сошлись в жесткой схватке друг с другом, полагает Владимир Сотников. "Но это упрощенный взгляд на вещи. Дело в том, что каждая из стран-претенденток на региональное лидерство – и Турция, и Саудовская Аравия, и Иран – выстраивают свою систему сдержек и противовесов, свои объединения. Поэтому говорить о том, что они "передерутся", а существующие кризисы и сохранятся, и усугубятся, я бы не стал. Само развитие обстановки на Ближнем Востоке не позволяет говорить об этом, за всеми этими шагами, включая заявление г-на посла, четко прослеживаются национальные интересы, но это совершенно не означает, что эти страны сойдутся в схватке за лидерство", - отметил собеседник "Утра".

Таким образом, иранцы рассчитывают на то, что урегулирование острых кризисов и конфликтных ситуаций в регионе будет идти не по чьим-то внешним правилам, а согласно видению самих исламских стран, в данном случае, во главе с Ираном.

Как воспримет эти заявления Турция и поддержит ли этот процесс, сказать сложно: Анкара ведет на Большом Ближнем Востоке свою сложную и многоходовую игру, учитывая еще и курдский фактор. Как ранее отмечали аналитики, с одной стороны, Турции не очень выгодна активизация Ирана, с другой, между Анкарой и Тегераном существует поле для взаимных договоренностей и по курдам, и по Сирии, и по Ираку. 

Владимир Сотников, в свою очередь, отмечает: в этом региональном уравнении очень много неизвестных величин, и судить о реакции Эрдогана на иранскую инициативу можно будет лишь по его дальнейшим шагам, предпринятым, том числе, и в урегулировании перечисленных кризисов.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...