Российская Фемида зажата и оболгана

За последние годы в России ничего не сделано для укрепления независимости судов и судей, зато очень многое в прямо противоположном направлении. Об этом вчера заявил председатель Совета судей Юрий Сидоренко в Совете Федерации




За последние годы в России ничего не сделано для укрепления независимости судов и судей, зато очень многое в прямо противоположном направлении. Об этом вчера заявил председатель Совета судей Юрий Сидоренко в Совете Федерации, где проходили парламентские слушания, посвященные проблемам независимости российского правосудия.

Место для обсуждения столь животрепещущей темы было выбрано самое подходящее. Напомним, что именно Совет Федерации недавно инициировал серию поправок в действующее законодательство. В ближайшее время судьи могут потерять контрольный пакет в квалификационных коллегиях (а как следствие – самостоятельность при решении многих кадровых вопросов) и контроль за собственным финансовым управлением – Судебным департаментом при Верховном суде. По версии Совета Федерации, генерального директора департамента должен назначать президент, а не председатель ВС, как это происходит сегодня. Но и это еще не все: по словам Юрия Сидоренко, Минюст по поручению правительства подготовил поправки, отменяющие запрет на сокращение объемов финансирования судебной системы. Такой запрет был введен в качестве гарантии независимости правосудия от других ветвей власти. Прямое посягательство на 28-миллиардный (по крайней мере, в этом году) бюджет судебной системы служители Фемиды расценили как прямое покушение на собственную независимость. Юрий Сидоренко напомнил собравшимся, что с 1991 г., когда была принята концепция судебной реформы и взят курс на формирование независимой судебной власти, попытки ограничить гарантии независимости судей предпринимались регулярно. До 2000 г. они не находили поддержки, а вот в последние годы прослеживается совершенно четкая тенденция: отменили пожизненное назначение судей, ввели дисциплинарную и административную ответственность. Урезали льготы (судьи, приравненные к чиновникам категории А, по зарплате сильно отстают от чиновников: доход районного судьи составляет 9-14 тыс. рублей).

Представители судейского сообщества твердо убеждены, что только независимый от любых внешних влияний суд способен гарантировать гражданам России подлинное правосудие. То есть суд скорый и справедливый. Впрочем, судя по данным соцопросов, россияне с таким судом сталкиваются редко: по данным Фонда "Общественное мнение", 67% граждан считают, что в судах правит коррупция. Это означает, что предлагаемые меры по ограничению независимости судейского сословия не вызовут общественного протеста. Судьи искренне считают, что подобные убеждения специально насаждаются через СМИ, а на самом деле борьба с коррупцией идет вполне успешно. По данным Высшей квалификационной коллегии, в прошлом году за совершение проступков, порочащих честь и достоинство судьи, были досрочно прекращены полномочия 70 судей, в первой половине этого года – еще 30-ти; привлекали к дисциплинарной ответственности, соответственно, 154 и 92. За что же наказывают судей? В основном, за нарушения процессуальных законов. Это звучит скучно, но на самом деле может обернуться чем угодно от традиционной судебной волокиты до явного подсуживания одной из сторон в ходе процесса. Еще есть такая проблема, как принятие к производству исков, подведомственных арбитражному суду (некоторым служителям Фемиды очень трудно отказаться от желания поучаствовать в сугубо экономических тяжбах). Были случаи фальсификации судебных документов, откровенного хамства, банальные прогулы и даже появление на рабочем месте в нетрезвом виде. В общей сложности несколько сотен взысканий – много это или мало? Для сравнения: в прошлом году в квалификационные коллегии поступило более 20 тыс. жалоб на судей; подавляющее большинство (65%) – на нарушение процессуального закона и волокиту.

Между тем на скамье подсудимых судьи оказываются чрезвычайно редко: за последние 3 года в ВККС насчитали всего 18 дел, из них делами о коррупции можно считать только 12 – 5 по взяткам, 7 в связи с заведомо неправосудными решениями. Во всех случая дела были или прекращены (в основном, по амнистии), или возвращены на доследование. Правда, показательный процесс по обвинению сразу трех судей в мошенничестве с квартирами идет сейчас в Верховном суде. Но он именно показательный – системной борьбы с коррупцией не наблюдается, хотя вряд ли в этом стоит обвинять судей. Чиновников ведь тоже не часто хватают за берущую руку, да и о борьбе с коррупцией в правоохранительных органах после громкого предвыборного "дела оборотней" тоже все позабыли.

Судьям же о коррумпированности системы регулярно напоминают. В принципе, все догадываются, почему: скроенная в 90-е годы судебная система далеко не так хорошо управляема, как исполнительная вертикаль. Правосудие у нас, может, и басманное, однако – хотя бы теоретически – до известной степени независимо. По мнению заместителя председателя комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Анатолия Лыскова, инициативы по ограничению независимости Фемиды исходят от "придворных сановников", которые уже немало сделали для того, чтобы подпортить ее имидж. Между тем, третья власть стала уязвимой именно потому, что утратила опору на репутацию. Сенатор считает, что следует упорядочить публичную критику со стороны представителей двух других ветвей власти. Вплоть до того, чтобы ввести уголовную ответственность за публичное распространение информации, дискредитирующей судебную систему. Публичной критики будет достаточно, если она будет исходить от общественности и СМИ.

Впрочем, по мнению известного адвоката Юрия Кастанова, замолчав проблему, ее не решить. Представители судейского сообщества относятся без должной критики к действиям своих коллег, более того, они не хотят этой критики даже слышать. Недавно, например, отменили личный прием судей Верховного суда, областных и краевых судов. "Мы действительно не имеем нормального правосудия, – убежден адвокат. – Верховный суд не имеет даже критериев, которые позволили бы измерить его справедливость. Но вы не можете говорить о том, что безобразий нет просто потому, что вы их не видите".

"Вот потом СМИ со слов адвокатов и кричат, что в стране нет правосудия, – обиделся Сидоренко. Будете продолжать – будут вот такие инициативы появляться. А если не будет независимого суда, то и адвокаты не нужны будут".

Однако на нелицеприятные высказывания способны не только адвокаты. Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин на днях сильно обидел коллег. Так сильно, что президиум Верховного суда официально попросил его обосновать заявление, сделанное в интервью газете "Известия", – о том, что судебная коррупция встроена в различные коррупционные сети, действующие на разных уровнях власти: например, в сети по развалу уголовных дел и по перехвату чуждого бизнеса. Верховный суд запросил у председателя КС информацию о конкретных уголовных делах, разваленных с участием судей. Конкретных уголовных дел, как мы знаем, не много. Однако очень может быть, что если как следует порыться в жалобах, которые граждане зачем-то тысячами шлют в квалификационные коллегии, обнаружится много интересного.

Так что на самом деле зря обиделись на коллегу в Верховном суде. Главная проблема судов сегодня даже не плохой пиар, а отсутствие собственной активной информационной политики. Взяли бы пример хотя бы с нынешнего спикера Госдумы Бориса Грызлова, который как раз перед выборами устроил показательную чистку рядов МВД. Никто же всерьез не считает, что его бывшие подчиненные после успешного завершения операции стали жить на одну стодолларовую зарплату? В этом деле главное – вовремя проявить нужную инициативу.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей