Шутники с телефонными трубками наголо

От них нет спасения. Они любят доставать ни в чем не повинных людей по телефону, дурацкими шуточками доводят собеседников до белого каления, а потом выкладывают записи бесед в Сеть, на потеху всему свету




У меня зазвонил телефон... В три часа ночи... Ох, уж лучше бы позвонил слон из сказки Чуковского. Не зажигая свет, я нащупал телефонную трубку: "Алло!". "Немедленно уберите из-под наших окон свою машину. Она нам спать не дает!" – выпалил мне в ухо чей-то голос. "Какую машину?" "Вашу машину! Она у нас под окнами уже два часа орет! Сигнализация. Примите меры!" – кричала трубка. "Кто орет?" – спросонья я соображал с трудом. "Машина!" – "Чья?" – "Ваша!". Сознание мое постепенно начало проясняться: "Да у меня вообще машины нет... Вы ошиблись номером". Я повесил трубку. Но не успел смежить веки, как вновь раздалась телефонная трель. "Слушаю!" – "Уберите машину!" – "Я же вам русским языком сказал: у меня вообще нет никакой машины!". "Если вы немедленно не уберите свою машину, я ее кувалдой разобью!" – пригрозил голос. "Ну и флаг, то есть кувалда тебе в руки!" – ответил я и дал отбой. Телефон зазвонил опять. Я выдернул шнур из розетки... Собственно, так бы я про этот нелепый звонок и позабыл, если бы на следующую ночь все не повторилось – у меня зазвонил телефон... И тогда я понял: до меня добрались пранкеры!

В детстве мы тоже так шалили. Набираешь какой-нибудь номер. Спрашиваешь: "Это зоопарк?" Тебе вежливо отвечают: "Нет, вы номером ошиблись". "Тогда почему со мной обезьяна разговаривает?". Гогоча, очень довольный собой, вешаешь трубку. Или: "С вами говорят с телефонной станции. Вытащите провод из розетки и засуньте себе в ухо!" Ха-ха-ха! Вот такие были шуточки. Правда, тогда нам и в голову приходило называть это телефонное хулиганство словом "пранк" (от английского prank – "выходка", "проделка", "шалость"). Как не приходило в голову с маниакальным упорством звонить по одному и тому же номеру, доводить жертву до белого каления, записывать разговор и размещать запись в Интернете. А вот пранкеры это делают.

Очевидно, пранкеры появились вместе с изобретением телефона, точнее, вместе с внедрением этой технической новинки в массы. Считается, что первыми пранкерами стали шутники из телефонной корпорации BELL Systems. В то время все звонки совершались с помощью операторов. Люди, в основном молодые ребята, которые сидели на станции и соединяли абонентов, часто скучали, так как телефоны были еще редкостью и операторы загружены работой не были. Чтобы немного поразвлечься, они время от времени подшучивали над своими клиентами: переключали на неправильный номер или на себя, после чего общались с человеком на том конце провода. Разумеется, долго это продолжаться не могло: в адрес телефонной компании начали поступать жалобы. Начальство, быстренько во всем разобравшись, весельчаков немедленно уволило. А на вакантные места решено было набирать исключительно барышни, так как, по мнению, руководства BELL Systems, они на подобные шутки просто не способны.

Телефонные розыгрыши стали популярны после того, как барышень-операторов заменили автоматы – отследить номер шутника стало гораздо труднее, и пранкеры, осознав свою безнаказанность, начали вовсю издеваться над людьми. Уже тогда некоторые из приколистов стали записывать результаты шалостей на магнитофон, а самыми смешными экземплярами делиться с приятелями. В нашей стране одним из самых старых считается пранк, связанный с фильмом "Семнадцать мгновений весны". Там, если помните, профессор Плейшнер приходит на проваленную явку, где его поджидают агенты гестапо. Один из агентов называет номер телефона, по которому предлагает звонить профессору в случае чего. Некоторые смекалистые телезрители номер этот запомнили и начали по нему трезвонить: то от имени покойного Плейшнера, то представляясь сотрудниками госбезопасности. Говорят, что несчастного обладателя этого "засветившегося" номера достают и сегодня.

Однако вернемся к началу этой статьи. Ночные звонки с требованием убрать орущую сигнализацией машину не прекращались. Самым простым, конечно, было отключить телефон на ночь. Но ведь таким образом можно пропустить и действительно важный звонок – мало ли что может случиться. Поэтому я одолжил у товарища телефон с определителем, причем не старый АОН, который можно вычислить по характерному щелчку, а так называемый европейский. В общем, номер я засек, "пробил" его по телефонной базе и выяснил, что хулиган названивает из моего же дома, из соседнего подъезда. После этого вопрос встал, как говорится, ребром: что делать с "террористом"? После некоторых раздумий я решил нагрянуть к нему в гости и надрать уши, поскольку не сомневался в том, что это хулиганит подросток.

Дверь мне открыло худое бледное существо мужеского пола в очках. Посмотрев на его цыплячью шейку и розовые лопухи ушей, от идеи физической расправы я моментально отказался, решив ограничиться воспитательной беседой. Узнав, что я "владелец того самого автомобиля, который у него под окнами каждую ночь орет", существо задрожало и побледнело еще больше. "Родители где!?" – рявкнул я. "Н-н-на раб-б-б-оте", – заклацал злоумышленник зубами. Видя, что хулиган вот-вот грохнется в обморок, я сменил гнев на милость и заверить его, что пришел только побеседовать. "Террорист" немного успокоился. В дальнейшем наши переговоры проходили "в теплой дружеской обстановке", пранкер даже угостил меня чаем с мятными пряниками и немного поведал о своей деятельности. Четырнадцатилетний Макс развлекаться подобным образом начал около полугода назад, когда родители купили ему компьютер и подключили к Интернету. Там-то он и вычитал о пранкерах. Такое времяпрепровождение показалось ему заманчивым. "Ну, вааще круть, – объяснил Макс, – я сразу кучу пранков скачал. Хотите послушать? Вот самый прикольный, что давно по Сети ходит, "Бабка-АТС" называется..." Пранк представлял собой диалог какого-то пацана и бабульки. Парень нудно втолковывал, что, дескать, он звонит на АТС и хочет, чтобы ему выписали счет за телефонный разговор. Бабулька сначала пыталась объяснить, что это никакая не АТС, а квартира, но парень якобы не понимал. В конце концов собеседница разъярилась и принялась обкладывать шутника матюгами. Макс, слушая, видимо, в бессчетный раз, этот прикол, хохотал как ненормальный. Затем мне была продемонстрирована запись разговора с Филиппом Киркоровым. Пранкер спрашивал, нравятся ли звезде розовые кофточки и сиськи, а "король ремейков" неизменно посылал шутника на три буквы...

Сам Макс поведал, что до таких "высот" ему еще далеко, но какое-какие пранки, которые "не стыдно в Сеть выложить", есть и у него. Кроме шутки с "автомобилем", в арсенале Макса оказался прикол с "пьяными соседями", который заключался в том, что несчастному абоненту под Yтро звонил якобы подгулявший сосед и пугал тем, что сейчас завалится в гости с "пузырем и блондинкой". Человек на том конце провода отбивался как мог... По словам Макса, прежде чем звонить, он обычно составляет сценарий, но иногда действует и по вдохновению. Макс также рассказал, что у него в классе есть единомышленники и что они всей командой так вот развлекаются. "А зачем вам это надо? – поинтересовался я. – Неужели не можете найти занятие поинтересней?" "Так прикольно же, – удивился Макс. – Разве нет?" "А не страшно, что тебя вычислят, вот как я, например? Это я такой добрый, а ведь и нарваться можешь..." "Страшно, конечно, – согласился пранкер. – Но зато экстремально..."

Вообще, по мнению Макса, ничего дурного они не делают и достают своими приколами только тех, кто сам к этому готов (тоже мне психолог!). "Им же самим, наверное, скучно, раз они с нами беседовать продолжают. Клади трубу – и все. Ну, пару раз ему позвонишь и отступишься... Сразу же понятно, удастся человека на прикол развести или нет". Некоторые граждане, кстати, уже навострились пранкеров "опускать". Как говорят сами приколисты, лучший способ отшить шутника – просто поддержать разговор без мата, угроз и морально пранкера "задавить". Хорошую защиту от телефонных хулиганов предоставляют АОНы: характерный щелчок и изменение тона гудка в трубке отпугивают пранкера, как ладан черта. "Но сейчас можно нарваться на бесшумный определитель, – поделился своим горем Макс, – вот, как с вами. Впрочем, можно антиАОН поставить. К тому же продвинутые челы знают способы, чтоб любой АОН обмануть... Можно вообще из таксофона звонить". Тем не менее, определитель все равно штука в борьбе с пранкерами полезная. Но если же телефонное хулиганство приобретает затяжной характер, то самым уместным будет обратиться на телефонную станцию, где есть возможность не только четко определить координаты хулигана, но и принять против него эффективные меры. Впрочем, насколько я знаю, на крайние меры жертвы пранкеров идут редко. Ну а сами попавшиеся шутники обычно отделываются штрафами, хотя были случаи, когда особенно отличившимся пранкерам доставались синяки и шишки.

Уходя от Макса, я взял с него слово больше не хулиганить. Он обещал. "И друзей своих предупреди, иначе плохо будет", – пригрозил я. Прошла неделя. Ранним Yтром у меня зазвонил телефон. "Кто говорит?". – "Слон!". "Нету, нету у меня шоколада!" – истошно заводил я и швырнул трубку об стену.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей