Юрий Темирканов: "Из любой музыки можно сделать китч"

В эти дни на главной сцене страны идут премьерные показы "Кармен" Жоржа Бизе. Спустя пятнадцать лет классический оперный хит возвращается в Большой театр


ФОТО: temirkanov.com



В день премьеры "Кармен" главный приглашенный дирижер Большого театра Юрий Темирканов рассказал корреспонденту "Yтра" о своей новой работе и поделился размышлениями о "редакциях" классики.

"Yтро": Юрий Хатуевич, вы дано не работали в театре, последнее время все больше симфоническими оркестрами дирижируете. Чем вам близка опера Бизе?

Юрий Темирканов: Я думаю, что это одно из самых поразительных оперных сочинений. И замечательно, что эта прекрасная музыка вновь звучит в стенах Большого театра после пятнадцатилетнего перерыва.

"Y": Вы говорите, что у каждого композитора есть свой театр. Что такое театр Бизе?

Ю.Т.: Театр Бизе, по-моему, очень близок по принципам своим к театру Чайковского. Не зря Чайковский обожал "Кармен", он чувствовал родство. Не только, наверное, любил эту музыку и высоко ее ставил, но он любил сам принцип этого театра.

"Y": Вы серьезный классический музыкант. А сейчас существует мнение, что "Кармен" – это китч. Вы так не считаете?

Ю.Т.: Нет, мне не кажется так. В принципе, из любой музыки можно сделать китч. Несчастье "Кармен" в том, что эта музыка слишком на слуху. Но она на слуху потому, что она – великая. Она запоминается, ее напевают даже дворники.

"Y": Вы не первый раз работаете в Большом театре, недавно у вас был концерт с оркестром и хором Большого. Как с ними работается?

Ю.Т.: Должен сказать, самое большое мое открытие в Большом театре – что тут прекрасная творческая атмосфера. И кроме одного из лучших хоров, которые есть в России – хора Большого театра - здесь замечательный оркестр. Такая творческая атмосфера в оркестре, такое желание играть хорошо, которое сейчас очень редко где встречается. И это чрезвычайно подкупает меня.

"Y": В опере Бизе две героини – роковая женщина и идеальная возлюбленная. Кто вам ближе?

Ю.Т.: Ну, это трудно сказать. Никто не может знать, в кого он влюбится, кого он полюбит. Я говорил на репетициях, что Микаэла – прекрасная девочка, прекрасная во всех отношениях, она чистая, светлая. Она – отличница, но мужчины, почему-то любят двоечниц. А Кармен – двоечница. Ее часто превращают в вульгарную, пошлую цыганку, поэтому и отношение странное к этому персонажу. Она отличается от всех тем, что не знает никаких запретов на свою свободу. Собственно, она и выделяется из всех тем, что не признает никаких общественных норм, не заботится о том, "что скажет княгиня Марья Алексеевна". Она лишена этих предрассудков и поэтому она – героиня. Она потрясающая женщина, не только красивая, она – необыкновенная женщина.

"Y": Вам не кажется, что в сегодняшнем мире тема Кармен звучит особенно современно?

Ю.Т.: Что значит "современно"? Для меня этот вопрос странный, потому что то, что умирает само собой, то в театре уже не ставят. Если "Кармен" ставят во всем мире – значит это живая музыка, живой театр. "Гамлет" ведь тоже не умирает, даже Софокл не умирает. Если есть те принципы, взаимоотношения, которые, быть может, сейчас пошловато звучат: честность, преданность. Сейчас это звучит немножко наивно, но пока эти понятия живы, эти великие персонажи не умрут.

"Y": Сегодня остро стоит вопрос о постановках классики, все решают, как делать – аутентично или "осовременивать". Ваше мнение?

Ю.Т.: Вопроса как ставить классику для меня вообще нет. Подозреваю, что когда великие – Бизе, или Чайковский, или Моцарт, - сочиняли эту музыку, они, по-моему, уже знали, как решить. Они знали, что пишут, проще говоря. Поэтому задача тех, кто участвует в постановке этих великих творений, – только в том, чтобы угадать, что хотел сказать автор. И постараться в меру своих способностей дотянуться, хотя бы немножко, к этим великим авторам. А импровизировать по поводу того, что написал Чайковский или Бизе, – значит делать то, о чем они не думали, то, чего они не писали. Ведь музыка – хитрая штука. Как нигде, в опере очень важна музыкальная драматургия. В музыке уже все есть: и состояние, и атмосфера. Поэтому сочинять ничего за композитора не надо! Нужно реализовать то, что композитор хотел сказать. Это можно сделать по-разному, совсем по-разному. А сейчас мы, как теперь говорят, "имеем решения", которых "как бы" не было у Бизе или Чайковского. Если мы переносим действие в другое время, музыка не соответствует атмосфере этого времени. Костюмы не соответствует атмосфере времени. Музыка, как ничто другое, дает правдивую информацию о времени, атмосфере человеческих переживаний. Начиная от Пелестрини, Баха, Генделя – я это чувствую просто. Не только потому, что я в старинные церкви ходил в Европе. Да, конечно, и в церкви ты чувствуешь атмосферу, дух времени. Но в музыке я это чувствую еще тоньше. Поэтому переносить музыку Бизе в сегодняшний день – ошибка огромная. К ХХ, к ХХI в. она не имеет никакого отношения. В нашем веке пишут музыку, которая соответствует нашим с вами ощущениям, переживаниям, чувствам. А те, кто не обращает на это внимание, они просто нарушают законы искусства вообще. И жанр не понимают.

"Y": Что для вас было самым важным в сегодняшней постановке "Кармен"?

Ю.Т.: Я очень надеюсь передать в музыке те чувства, которые были у Бизе, когда он писал оперу. Это – самая главная моя задача. И, собственно, моя задача на репетициях с музыкантами оркестра в том, чтобы они не играли просто ноты. А играли бы то, что спрятано за нотами. А спрятано за нотами то, что Бизе не мог сказать. Потому что нотная запись – это довольно примитивно, она не выражает ни чувств человека, ни тонких движений души. И вот отгадать это и сыграть то, что нам кажется, – это и есть основная задача музыканта.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей