Возвращение сталинской легенды

Алексей Ратманский, убежденный, что наследие Большого театра в аутентичном или переосмысленном виде должно стать частью повседневной балетной жизни, решил возродить "Пламя Парижа"




Наверное, нет в истории советского балета более легендарного спектакля, чем "Пламя Парижа". Созданный в 1932 г., к 15-летию Октябрьской революции, он, несомненно, являлся соцзаказом - в нем рассказывалась история о свержении монархии во Франции в 1792 году. Однако постановщики сумели не только создать очередной "датский" драмбалет, но и насытить его превосходными танцами и яркими образами-характерами. Недаром после премьеры в ленинградском Кировском театре "Пламя Парижа" тут же разошлось по сценам всего Советского Союза. Привлекала талантливая музыка Бориса Асафьева, замечательная хореография Василия Вайнонена и, конечно, интереснейшие роли для исполнителей. Все великие танцовщики того времени танцевали этот балет - Вахтанг Чабукиани, Марина Семенова, Алексей Ермолаев, Ольга Лепешинская, Нина Тимофеева и многие, многие другие.

По мнению звезды советского балета Михаила Лавровского, исполнявшего главную партию в "Пламени Парижа", "этот спектакль полностью отвечал своему времени, тому мироощущению - масса образов, масса эмоций. В те времена правительство еще интересовалось академическим искусством, и этот балет получил высшую государственную награду".

О том же вспоминает и сын балетмейстера Никита Вайнонен: "Балет жив, значит, это действительно нужно! Постановка 1947 года привлекла внимание самого Сталина, он смотрел ее пятнадцать или семнадцать раз. И однажды спросил: "Этот балет имеет премию моего имени?". Ему ответили: "Нет, не имеет". На что Сталин ответил: "Большая ошибка!" Уже на следующий день создатели "Пламени Парижа" получили Сталинскую премию первой степени".

"Пламя Парижа" шло в Большом театре до 1964 года. В годы "оттепели" советское наследие стало менее актуальным, к тому же появились хореографы, создававшие кардинально новые спектакли, не имеющие ничего общего с драмбалетом. Но "Пламя Парижа" не умерло окончательно - отрывки из него продолжали жить на концертной эстраде. Па-де-де Жанны и Филиппа стало классическим и сейчас включено в программу всех международных конкурсов артистов балета, а танец басков исполняют в концертных программах все характерные танцовщики.

Балетмейстер Алексей Ратманский, убежденный, что наследие Большого театра - как русское, так и советское - в аутентичном или переосмысленном виде должно стать частью повседневной балетной жизни, решил возродить "Пламя Парижа". Для воплощения этой идеи на сцене ГАБТа он пригласил своих постоянных соратников: концепцию музыкальной драматургии разработал будущий художественный руководитель Большого балета Юрий Бурлака, дирижером-постановщиком выступает Павел Сорокин, декорации создали Илья Уткин и Евгений Монахов, костюмы - Елена Марковская, световое оформление - Дамир Исмагилов.

"Первоначально была идея восстановить спектакль Василия Вайнонена, - говорит Ратманский. - Но выяснилось, что есть только фильм 1954 года "Мастера балета" с отдельными фрагментами. Мы обратились к старым исполнителям, но оказалось, что они уже почти ничего не помнят. Поэтому сегодня это новый спектакль с использованием хореографии Вайнонена. Либретто нам пришлось поменять. Ведь держать внимание зрителя только на антагонизме "хороших" народных масс и "плохих" аристократов на протяжении четырех актов сейчас невозможно. В балете совсем не было любовной линии. Для меня, как художественного руководителя балета Большого театра, очень важно, что этот балет дает работу почти всем артистам - у нас на сцене сто сорок человек".

Теперь, благодаря усилиям Алексея Ратманского и драматурга Александра Белинского, в "Пламени Парижа" даже две любовные линии. Марселец Филипп любит крестьянку Жанну, а брат Жанны Жером влюбляется в дочь маркиза Аделину. Но если у равных по социальному положению Жанны и Филиппа все заканчивается благополучно, то Жером остается один - дворянку Аделину казнит революционная толпа. По словам Ратманского, "новое "Пламя" - история о благих намерениях, которыми вымощена дорога в ад".

Изображать эти любовные (почти сериальные) страсти призваны молодые и талантливые солисты балета Большого театра - Иван Васильев, Андрей Меркурьев, Денис Савин, Наталья Осипова, Мария Александрова, Анастасия Меськова, Анастасия Горячева. В спектакле заняты и звезды постарше: Анна Антоничева выступит в партии актрисы Мирей де Пуатье, неподражаемая Юлиана Малхасянц - старухи Жаркас, Геннадий Янин – Людовика XVI, а легенда мирового балета Людмила Семеняка вернется на сцену в роли королевы Марии-Антуанетты.

ФОТО: Дамир Юсупов/Большой театр

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей