Наш средний класс: от гаишников до "золотой молодежи"

Средний класс начинается там, где появляется реальный потребительский выбор: или-или. У бедных этого выбора нет, богатые могут купить все сразу. Средний же класс должен решать: либо мы едем отдыхать за границу, либо меняем машину


Фото: marketologi.ru



Проблема среднего класса в России, казалось бы, давно утратила свою злободневность. Однако небольшая статья на эту тему, опубликованная в газете "Yтро" месяц назад, вызвала неожиданно высокий интерес среди читателей. Почему же данный вопрос остается таким актуальным для нашего общества, поинтересовались мы у Игоря Березина, руководителя исследовательских проектов Маркетингового агентства "Эксперт-ДАТА", которое c весны 2001 г. ведет масштабное исследование "Стиль жизни среднего класса" (совместный проект ЗАО "Журнал Эксперт" и исследовательской компании ROMIR-Monitoring).

Игорь Березин: Средний класс весьма интересен для изучения по нескольким причинам. С одной стороны, согласно социологическим исследованиям, от 50% до 70% жителей России сами себя идентифицируют в качестве представителей данной группы. При этом среди них есть и люди с очень низкими доходами, которых социологи, экономисты ни при каких условиях не соглашаются отнести к данной категории общества, и люди с абсолютно высокими по российским меркам доходами. Если опросить достаточно большое количество обеспеченных граждан с десятками и даже сотнями тысяч долларов годового дохода, они будут говорить: "Мы как раз и есть средний класс, все остальные – это бедные". Как богатого человека себя ощущают, наверное, единицы, и то глубоко внутри себя. С другой стороны, существует представление, почерпнутое еще из классической социологической литературы конца XIX – начала ХХ века, что средний класс является основой современных обществ, фундаментом или стабилизатором, который выполняет много различных функций. Например, политические, потому что он голосует за представителей партии центра и не дает прорваться к власти маргиналам: коммунистам, националистам, фашистам и прочим экстремистам. И там, где эта система дает сбой, возникают проблемы: например, приход Гитлера к власти абсолютно законным путем. С точки зрения экономики, можно сказать, что налогоплательщик из среднего класса является основой налоговых поступлений в государственный бюджет. Потому что с бедного взять нечего, а богатый может нанять за $20 тыс. адвоката, который расскажет, как заплатить не $250 тыс., а, допустим, всего $100 тысяч. Тем же, чей доход составляет $50-100 тыс. и положено заплатить $15 тыс. налога, нет смысла нанимать адвокатов за те же деньги, чтобы сократить сумму выплат. Соответственно, в основном налоги поступают от этой группы людей. И, наконец, она наиболее интересна для рыночных игроков, поскольку, с одной стороны, многочисленна, а с другой – обеспеченна. Бедные для большинства рынков не представляют особого интереса, а группа богатых достаточно небольшая, труднодоступная и требует очень больших ухищрений. Типичный пример: дома высокой моды, которые имеют максимум несколько сотен клиентов и почти все пребывают в глубоком убытке. И "Бенеттон", у которого каждые 3 года удваиваются обороты, счет уже идет на миллиарды долларов: если бы он захотел, то мог бы купить все дома высокой моды вместе взятые за ничтожную часть своей годовой прибыли. Средний класс создает серьезные массовые рынки.

"Yтро": Дискуссии о наличии среднего класса в России прекратились сравнительно недавно.

И.Б.: И это хорошо, потому что вопрос "есть или нет" – просто бессмысленный. Вся история свидетельствует о том, что не было человеческого общества без среднего класса, пусть даже немногочисленного. Античная цивилизация была основана и существовала тысячу лет только благодаря среднему классу. Вот эти самые плебеи, которых теперь считают бедняками и само слово сегодня звучит, как ругательство, на самом деле как раз и были собственниками, полноправными гражданами и основой войска. Большинство из них имели своих рабов, и именно они составлял основу античного общества – 50-70% населения, а рабы – 10-35%. Во времена средневековья было 80-90% крестьян и 0,5% "людей со шпорами". Остальные были ремесленниками и купцами – это средний класс средневековья, который в начале эпохи был совсем маленьким, может быть, 7-8% населения. Но потом он возрастал и в позднее средневековье составлял уже 20-25%.

"Y": И в СССР был средний класс?

И.Б.: Советская система во многих отношениях была идентифицирована как "азиатский способ производства" и политическая система "власть – собственность", описанная еще Марксом в XIX веке. В этой системе тоже есть свой средний класс.

"Y": Кто же был советским средним классом?

И.Б.: Та группа, которая не входила в номенклатуру, но достаточно благополучно чувствовала себя в этой системе. Самый типичный пример – армия. С одной стороны, генералитет: в СССР было 4 тыс. генералов, которые составляли военную элиту. С другой стороны, был огромный офицерский корпус, и среди этих офицеров были старшие офицеры, от майора до полковника. Они и составляли средний слой военного сословия. У них была хорошая зарплата, высокий социальный статус, хотя, имелись, конечно, и свои минусы, например постоянные переезды. Так можно пройтись по всем отраслям: медицина, образование, инженерный корпус, культура и, конечно, служащие в системе государственного управления и партийной власти. В СССР было 19 млн членов коммунистической партии, 2-3 млн из них относились к советскому "среднему классу". По различным оценкам, от 12% до 25% населения СССР можно было бы, так или иначе, отнести к среднему классу.

В современной России начал формироваться свой средний слой – частично из тех, кто входил в советский средний класс, частично из представителей новых групп. Одна из таких ярких новых групп – предприниматели. В СССР они были маргиналами, их судили, сажали, и, хотя у них были высокие доходы, такие люди не могли чувствовать себя в советском обществе полноправными гражданами. Довольно динамичный рост среднего класса начался в конце 1999 – начале 2000 гг., когда страна уже пережила шок от кризиса 1998 года. А оценки размера и состава этой группы всегда будут расходиться, потому что все зависит от критериев, которые применяются. Если средним классом считать людей с определенным уровнем доходов, это одна оценка, если добавить обязательное наличие высшего образования, число "кандидатов" заметно сократится. Чем больше добавлять критериев, тем меньше будет величина среднего класса. Но так можно и до абсурда дойти.

На Западе доминирующим является экономический подход. Но у нас он с трудом пробивает себе дорогу, потому что людям с советским менталитетом очень трудно принимать такие "буржуазные" ценности: считается, что общество устроено сложнее и нужно учитывать кучу всяких нюансов. Например, все носятся с критерием образования – "давайте его обязательно введем". А зачем его вводить, если оно само, так или иначе, себя проявит? По нашим оценкам, средний класс и образованный класс – очень сильно пересекающиеся множества. Да, есть люди с высшим образованием, которые оказались не у дел. В основном, это те, кто работал на государство: отдельная категория врачей, учителей, которые не берут взятки. Сейчас, наверное, это такая же редкая категория, как и честные гаишники. Есть даже термин "преступное сообщество выживания". Имеются в виду те самые гаишники, учителя и врачи, которые создают в своих больницах, вузах систему тотального взяточничества, коррупции и – отрицания всего того, что позволяет им выживать. Если учителя действительно получают 1500 руб. в месяц, почему они до сих пор не умерли от голода? Значит, есть какие-то другие источники дохода. Я не говорю, что они много зарабатывают, но представление о критичности положения очень искаженное. Положение критическое в другом плане: процветает бессовестная государственная политика – платить формально учителю 1500 руб., вынуждая его создавать систему тотальной коррупции. Поэтому, по нашим оценкам, не так много людей с высшим образованием оказались в зоне неблагополучия, бедности и нищеты. С другой стороны, у нас есть люди без высшего образования, но с хорошими доходами. У некоторых из них достаточно высокий социально-профессиональный статус. Почему бы и их не отнести к среднему классу?

"Y": Если опираться на экономический подход – на ваш взгляд, к среднему классу надо причислять только достаточно обеспеченных людей, или это все, кто находится между самыми бедными и самыми богатыми?

И.Б.: Для начала надо определить, что значит "бедный" и "богатый"? С бедным проще: социологи договорились, что прожиточный минимум на сегодняшний день для крупных городов России – около $100. В Москве жизнь дороже, прожиточный минимум здесь порядка 4000 рублей. Соответственно, бедные – те, чей уровень доходов лежит над этой чертой и не более чем в 2-2,5 раза ее превышает. Таким образом, уровень бедности – от $100 до $250 долларов в месяц на человека по России и от $150 до $350 – по Москве. Вот такая весьма условная грань, потому что тут тоже много нюансов. 10 тыс. руб. на одного – это совсем не то же самое, что 50 тыс. руб. на семью из 5 человек. Семья потому и сохранилась в веках как важный институт, что есть экономическая целесообразность семейной жизни. Вдвоем, сложив 10 и 10 тыс., жить легче, чем на те же деньги по отдельности. А впятером на 50 тыс. уже намного лучше, чем каждому. Кроме того, есть города подороже и подешевле. Это все тоже надо учитывать. Так что тут, скорее, нужно говорить о семейном годовом доходе, проводя различия для семей различных типов из 1-2-3-4-5 человек.

"Y": Почему же в нашей стране даже те, чей доход не превышает $250 на человека, тоже считают себя средним классом?

И.Б.: Мы живем в стране с отдельными элементами свобод: хочется людям так считать – кто же им запретит? Кто мне может запретить считать себя высоким и стройным блондином, если мне хочется так себя позиционировать? На самом деле, ведь есть и обратная ситуация. Есть люди, у которых по $500-1000 на члена семьи, и они себя не причисляют к среднему классу. Очень многое зависит от круга общения. Человек, у которого доход $5 тыс. в месяц, а вокруг его школьные друзья и коллеги имеют $10 тыс., будет себя считать несчастным существом с несостоявшейся судьбой. А если у другого человека $1500, а его социальное окружение имеет доход в $1000, он будет считать, что хорошо живет, его оценили. Есть абсолютные вещи, когда элементарно не хватает на еду, на одежду. Все остальное относительно. Каждому чего-то не хватает.

"Y": Вернемся к вопросу о том, кого называть средним классом. Есть мнение, что к этой группе можно отнести только тех, кто может себе позволить покупать квартиры, машины и всей семьей отдыхать за границей раза два в год.

И.Б.: Это так называемый нормативный подход, когда мы говорим: "Мы лучше людей знаем, что им нужно" – всем отдыхать за границей. А если я не отдыхаю за границей просто потому, что мне больше нравится Байкал?

"Y": Но, согласитесь, "мне больше нравится Байкал" – это одно, а "рад бы поехать за границу, но не могу себе этого позволить" – совсем другое. Речь идет не о конкретных действиях, а о материальных возможностях.

И.Б. Дело в том, что люди не ведут себя в соответствии с тем, что исследователи или социологи о них думают. Даже в тоталитарных обществах люди себя ведут иначе. Советское государство говорило, что черная "Волга" – не для простых граждан, это номенклатурная машина, мы ее будем выдавать чиновникам, генералам и т.д. А люди, которые хотели иметь черную "Волгу", платили 2-3 цены, шли на всякие ухищрения, хотя не должны были себе позволять этого. То же самое и здесь. Есть такая вещь, как "горящие путевки". Можно сидеть в Интернете целыми днями и ждать, когда за $199 появится недельный тур, скажем, в Турцию или Египет, а деньги для этой поездки экономить на чем-то другом.

"Y": Иными словами, средний класс начинается там, где появляется свобода выбора: человек помимо средств на оплату "базовой корзины" (питание, жилье, бытовые услуги, товары личной гигиены) располагает определенной "лишней" суммой, пусть даже в $50, которую может потратить на свое усмотрение?

И.Б. Именно так. Ключевое слово "выбор". Реальный потребительский выбор: или то, или другое. У бедных этого выбора нет. А богатым выбора делать не надо: они могут купить все сразу. Средний же класс должен решать: либо мы едем отдыхать за границу в этом году, либо меняем машину, но тогда придется отдыхать на даче. Типичное место отдыха для всех слоев общества, но с разной мотивацией.

"Y": Вы проводите свое исследование уже несколько лет. Как менялся на протяжении этого периода средний класс?

И.Б.: Во-первых, очень динамично рос. Если в 2000 г. речь могла идти о 10-12% максимум, то сейчас речь идет о 30% минимум. По данным госстатистики, 30% россиян имеют доход свыше 7000 руб. на одного члена семьи, это как раз $250 по нынешнему курсу. Количественный рост сопровождался изменением качественных характеристик. Если 4 года назад в рамках среднего класса был очень большой процент образованных людей, до 80%, то сегодня он значительно пополнился людьми без высшего образования. Сегодня где-то 50-55% среднего класса – люди с высшим образованием и, соответственно, от 40% до 50% – без оного. Но с другой стороны, если 4 года назад можно было говорить о том, что половина образованных входит в средний класс, а другая половина не входит, то сегодня уже 80% образованных входит в средний класс. Примерно такая же картина с персональным социальным статусом: 4 года назад в среднем классе была относительно велика доля руководителей, ведущих специалистов, предпринимателей. Но, поскольку количество руководителей и предпринимателей само по себе за это время не изменилось, их доля внутри среднего класса уменьшилась с 25% до 10-12%. То же самое касается руководителей компании и их заместителей. Средний класс вырос за счет квалифицированных специалистов, высокооплачиваемых рабочих.

"Y": А что представляет собой средний класс на сегодняшний день с точки зрения образа жизни, идеологии, жизненных приоритетов?

И.Б.: Средний класс – это активные люди. Понятно, что в силу проблем социальной системы из российской среднего класса оказались исключены важные группы, которые являются неотъемлемой частью западной системы, например пенсионеры. Соответственно, наш средний класс относительно молодой. Нельзя сказать, что сплошь 30-летние, но доля 50-летних в среднем классе примерно на 30% меньше, чем в населении крупных городов. А доля 30-летних больше где-то на 15%. Эти люди довольно активно ходят по магазинам, кинотеатрам. По нашим данным, 95% зрителей кинотеатров – средний класс. Похожая картина с театрами, но там еще осталась небольшая часть бюджетных театров. Целый ряд исследований был у нас, посвященный идеологическим, политическим, ценностным предпочтениям. И нельзя сказать, что есть какие-то принципиальные отличия от всего населения. Да, конечно, в среднем классе меньше поклонников ЛДПР, КПРФ и немного больше поклонников СПС или "Яблока". Но треть голосует стабильно за партии центра, так что наш средний класс уже начинает потихонечку выполнять стабилизирующую функцию. Ключевые ценности? Скорее, консервативного характера: семья, дружба, профессионализм. Представители данной группы достаточно прагматичны и более ориентированы на Запад. Если в населении России в целом "западников" вряд ли и 10% найдется, то в среднем классе их 20-25%. Их меньше волнуют проблемы, связанные с инфляцией и безработицей. Они достаточно уверены в себе, чтобы в приемлемые сроки найти работу, и нередко ее меняют по собственному желанию.

"Y": То есть, в принципе, российский средний класс все больше приближается к западным стандартам?

И.Б.: Запад тоже не стоит на месте, там средний класс в значительной степени размывается. Идеальная модель, которая была создана и описана в 60-70 гг. прошлого века, и на Западе уже не работает. Это миф, что 80% американцев – средний класс. Есть группа, которая раньше идентифицировалась, как "нижние средние", но сегодня они стали "новые бедные". Уже 10-12% американцев за чертой бедности и, наверное, 25-30% возле черты. С другой стороны, верхний слой среднего класса очень усилил свои позиции, увеличился и стал получать больше денег. Так что там тоже заметно растет расслоение общества.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...