Православные открестятся от обезьян на научной основе

Религия активно заимствует у науки методы отстаивания своей правоты, "усиливая" веру доказательствами. Если не закон Божий, то "альтернатива" теории Дарвина в российских школах преподаваться должна




Состоявшиеся в Москве на прошлой неделе традиционные Рождественские чтения, устраиваемые РПЦ МП, дали немало пищи для размышлений. Снова звучали требования преподавать в средних учебных заведениях православие. Во время выступления министра образования Фурсенко, в котором тот заявил о подготовке пособия для старшеклассников "История мировых религий", зал неожиданно зашипел, а затем послышались крики: "Не надо истории, давайте православие!". Успокоить собравшихся смог лишь патриарх Алексий II.

Высказывания о необходимости введения закона Божия или основ православия в школьный курс мы слышим уже давно. Как это сделать в светской многоконфессиональной стране, не нарушив зыбкого равновесия между основными религиозными течениями, непонятно. Тем более неясно, зачем такой курс неверующему большинству. Но тут интересно другое: управделами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент высказался против "доминирования" в школьных учебниках теории эволюции Дарвина. Мол, ученикам, отвечающим уроки с позиций теории божественного происхождения Земли и человека, ставят двойки, на что ему уже жаловались... Пожалуй, впервые на столь высоком уровне прозвучала мысль о необходимости альтернативы преподаванию в школах дарвиновского учения.

Кто кого создал?

"Теория креационизма", утверждающая о божественном происхождении всего сущего, не является собственно религиозным концептом. Это причудливое смешение христианских представлений о сотворении Земли богом с доказательной базой, принятой в точных науках. Ежегодно публикуются работы именно с попытками доказательства происхождения сущего по воле божьей. Вам не кажется странным, что все догмы христианства надо принимать на веру, а этот вопрос почему-то требует доказательства?

Креационизм – продукт влияния науки на религиозное сознание современного человека. Креационизм обожает рядиться в научные одежды. На Западе он получил наименование "теории разумного начала". Здесь как в науке: есть тезис – мир сотворен богом, есть строго научные доказательства – находки, артефакты, не укладывающиеся в теорию Дарвина, и есть логичный вывод: если Дарвин не прав, то справедливо Предание. Кое-где начался процесс внедрения "теории разумного начала" в школах под видом альтернативной "научной доктрины". В т.н. "библейском поясе" США, южных штатах с сильным неоконсервативным лобби, опирающемся на "традиционные американские ценности", креационизм с переменным успехом пытаются преподавать в части школ.

За комментариями по вопросу внедрения "теории разумного начала" в систему среднего образования мы обратились в Институт экологии и эволюции РАН. На наши вопросы любезно согласился ответить старший научный сотрудник института Илья Григорьевич Мещерский.

"Yтро": Что такое креационизм с точки зрения науки?
Илья Мещерский: Креационизм не является научной теорией. Это предмет веры. А вера – личное дело каждого человека.
"Y": Тем не менее, креационисты постоянно пытаются доказать свою правоту.
И.М.: Это действительно странно. Ведь попытки доказать божественное происхождение человека абсурдны.
"Y": К чему приведет возможное внедрение "теории креационизма" в школах?
И.М.: Внедрение креационизма исказит любое представление о науке. Дети не смогут отличать научную информацию от ненаучной. Я считаю разговоры о внедрении креационизма вредной тенденцией.

Фундаментальные противоречия

Фундаментализм или фанатичная уверенность в справедливости принятого тобой мировоззрения одинаково плохи, будь они основаны на религиозных или научных представлениях. Вера в научный прогресс, характерная для XVIII-XIX столетий и породившая целое философское направление – позитивизм, оказалась несостоятельной в XX веке. Вместо всеобщего благоденствия люди получили ядерное оружие, способное уничтожить все живое, и массу иных неприятных достижений. Тем не менее, наука с трудом избавляется от позитивистских представлений. Одной из первых "заряженности на постоянный прогресс" лишилась экспериментальная физика. Современные физики не тешат себя надеждой объяснить все – теперь речь идет о более или менее полезных моделях, в рамках которых возможен процесс познания. Другие науки, в их числе и биология, оказались более инертными.

Характерна история с идеями доктора Иммануила Великовского из США. В 50-х годах прошлого века Великовский на основе анализа Ветхого Завета и сказаний народов мира предположил – эволюция идет неравномерно. Ее как бы подталкивают планетарные катастрофы, информация о которых сохранилась в мифах. На первый взгляд, невинная теория. Но в США угрожали издателям, осмелившимся напечатать статьи Великовского. С одной стороны, наука жестко отреагировала на попытки добавить религиозные тексты в инструментарий естественной науки, хотя Великовский нигде не заявлял о мифах или Библии как строгих естественнонаучных источниках. С другой стороны, религиозные фанатики также не приняли идей Великовского – ведь в его теории бога-творца заменили кометы.

Религиозный фундаментализм с криками "давай православие вместо истории" не отличается от научного фундаментализма, на дух не переносящего все неординарное и не объяснимое в рамках принятой модели. Выход из ситуации подсказывает как раз история с "теорией разумного начала". Наука и религия предлагают разные инструменты познания мира. Пока научный инструментарий работает лучше, что, впрочем, не делает научные методы познания реальности единственно верными. Соответственно, религия или магия (вспомним многочисленные "исследования" экстрасенсорных возможностей) будут вынуждена обращаться к нему за помощью. Пример креационизма ненавязчиво подсказывает, чем лучше пользоваться в повседневной жизни.

Ну, а верить вам в науку или в бога, выбирайте сами.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей