Боевиками командуют чиновники Шеварднадзе

Какие силы стоят за боевиками, вторгшимися в Абхазию? К чему готовятся в Сухуми абхазские власти и силовые структуры? На эти и другие вопросы отвечает глава Службы государственной безопасности Абхазии Рауль Хаджимба

Несколько недель в Кодорском ущелье продолжались бои между подразделениями абхазской армии, резервистами и боевиками из смешанного чечено-грузинского отряда под командованием Гелаева. В итоге бандиты отошли к российской границе, сам Гелаев, по некоторым данным, получил ранение, а в горах до сих пор ловят одичавших диверсантов-одиночек, брошенных своими полевыми командирами. Боевики, объевшиеся травой и листьями, сдаются абхазским партизанам и военным. И все же в Сухуми не исключают, что эта вылазка, режиссированная в Тбилиси, явилась лишь "пробой пера" жаждущих реванша боевиков, грузинских военных и официальных властей Грузии, мечущихся в надежде повысить свой рейтинг на волне "патриотизма".

Какие силы стоят за боевиками, вторгшимися в Абхазию? К чему готовятся в Сухуми абхазские власти и силовые структуры? На эти и другие вопросы корреспондента "Yтра" отвечает глава Службы государственной безопасности Республики Абхазия Рауль Хаджимба.


""
Олег Петровский: Насколько отряду Гелаева и грузинским боевикам удалось использовать фактор внезапности при вторжении на территорию Абхазии?

Рауль Хаджимба: Ситуацию с чеченскими боевиками, обосновавшимися в Грузии, мы отслеживали в течение нескольких месяцев. В Тбилиси постоянно заявляли, что никаких боевиков в Панкиси нет. Затем от Гелаева и его людей потребовали уйти из Панкиси. Куда? Вы сами понимаете, на российскую территорию. Но мы поняли, что маршрут Гелаеву был выбран через Абхазию. По нашим данным, боевиков совершенно открыто перевозили грузовиками из Панкисского ущелья на запад через всю территорию Грузии. А это свыше 400 километров. И этого "не заметила" ни одна силовая структура Грузии. В итоге чеченские и грузинские отряды оказались в Абхазии. Стала ясна и задача, которая стояла перед чеченскими боевиками. Прежде всего, это организация на территории Республики Абхазия, в том числе в Кодорском ущелье и других районах, базовых лагерей, откуда можно было бы проводить вылазки в Россию. Боевиков Гелаева планировалось использовать как авангард, ударную силу, вслед за которой в Абхазию будут втянуты все силы, которые есть в распоряжении Тбилиси, вплоть до внутренних войск и Минобороны Грузии. Оправдывая будущую эскалацию, в Тбилиси не раз заявляли, что им очень трудно удержать людей с оружием в руках.

О.П.: Все лето 2001 года поступала информация о том, что в приграничных с Абхазией районах, в частности Зугдиди, постепенно накапливались силы для вторжения. Причем, как сообщали СМИ, речь шла и о регулярных частях грузинской армии...

Р.Х.: Вы понимаете, туда постоянно прибывают вооруженные, экипированные люди. Определить, к какому конкретно подразделению они относятся, достаточно сложно. Само население Зугдиди и ближайших районов прекрасно понимает, что все это ни к чему хорошему не приведет. Простому народу война не нужна. Людей подталкивают извне, из Тбилиси, используют как пушечное мясо.

Планируемое вторжение в Абхазию имело несколько целей. Во-первых, это давало основание Тбилиси заявить, что на территории, подконтрольной Сухуми, действуют боевики-террористы, которые осуществляют акции против России. Такой ход давал оправдание любым силовым действиям Грузии. Если бы боевикам Гелаева удалось выйти к Сухуми, то могла последовать высадка морского десанта из Грузии и другие акции. На этот счет у нас имеются определенные сведения. Но этого, к счастью, не произошло.

О.П.: Известно, что в "авангарде" Гелаева находились не только чеченцы, но и наемники из других регионов России, стран СНГ и дальнего зарубежья. Как Вы можете охарактеризовать формирования, развязавшие боевые действия в Абхазии?

Р.Х.: Наличие наемников и боевиков на территории Панкисского ущелья опровергалось грузинскими властями. Последние выступления Шеварднадзе также не отличаются от предыдущих. Он снова утверждает, что в Грузии находятся исключительно больные, раненые, беженцы – словом, сирые и убогие. Но даже если это так, то получается, что они лечатся, отъедаются и снова встают в строй, то есть в отряды боевиков.

(Уже после того, как боевиков Гелаева вывезли на армейских грузовиках из Панкисского ущелья, министр МГБ Грузии Вахтанг Кутателадзе скромно признался, что боевики в Панкиси все же есть. Немного, человек 150-200. Было больше, но их ряды поредели. Всего же, по данным МГБ Грузии, около 2000 кистинцев – жителей сел Панкисского ущелья – участвовали в боевых действиях в Чечне в рядах бандформирований. Трудно разобрать, какими категориями пользуются спецслужбы Грузии, определяя, чем отличается среднестатистический "мирный житель" от обыкновенного "боевика".О. П.).

Есть конкретные данные СГБ Республики Абхазия, есть показания задержанных боевиков, которые подтверждают, что в Кодорском ущелье действует террористический интернационал. В отряды Гелаева и грузинских полевых командиров входят чеченцы, кабардинцы, грузины, турки, мингрелы, сваны, дагестанцы. Среди убитых боевиков есть азербайджанцы. Есть лица, которые нами не опознаны, можно лишь говорить, что они прибыли издалека. По словам пленных, среди боевиков имеются два украинца и японский журналист. Кроме того, мы периодически перехватываем сеансы радиосвязи на арабском языке. Всего у Гелаева арабов около 35 человек, они командуют группами.

Костяк отряда Гелаева составляют люди от 35 до 40 лет. Это около 60-70 человек, называющих себя полевыми командирами. Основная же масса боевиков – молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет. Большинство из пленных во время допросов заявили, что не представляли, что идут в Абхазию. О целях и задачах боевиков, маршруте движения знала лишь верхушка этой группы. Рядовых боевиков просто поставили перед фактом, когда начались бои. Разумеется, они "обрадовались" такому известию. Напомню, что на территорию Абхазии вторглось от 450 до 500 человек.

Мы знаем имена полевых командиров. Это и Гелаев, и представитель президента Грузии в Сванетии уголовник Эмзар Квициани, который со своими людьми прорывался к Сухуми. Губернатор Квициани, назначенный на должность в Тбилиси, командует отрядом "Мхедриони", состоящим приблизительно из ста партизан. В течение двух недель до начала этих событий в Тбилиси все хором делали вид, что не могут найти этого человека. Квициани отправляли на "заготовку дров и продуктов в горы", "инспекцию приграничных участков". А на самом деле человек Шеварднадзе мелкими шажками пробирался в Абхазию во главе бандитов. В Кодорском ущелье были и Абдул-Малик – правая рука Гелаева, и полевой командир с позывным "Сейфулла". Они составляют ближайшее окружение Гелаева.

К вторжению в Абхазию готовились основательно. Боевики имеют средства ПВО. В частности, вертолет миротворческой миссии ООН был сбит гелаевцами у горы Сахарная голова из ПЗРК. Террористы вооружены гранатометами, пулеметами, автоматами, имеют много боеприпасов. Каждому выдали по 8-9 автоматных магазинов и по 20 пачек патронов. Группы боевиков радиофицированы, имеют радиостанции "Кенвуд", несколько спутниковых телефонов. Мы не сомневаемся, что тот же Квициани докладывал непосредственно Шеварднадзе о ходе движения боевиков и боевых действиях.

О.П.: Как Вы считаете, чеченские и грузинские боевики проводили какие-то совместные боевые учения на территории Грузии перед вторжением в Абхазию?

Р.Х.: Первое появление информации о работе боевиков по установлению определенных контактов и взаимосвязи имеет отношение еще к Панкиси. У нас есть один задержанный товарищ – Джологуа Гирсари, который, по данным СГБ РА, является главным связующим звеном между Гелаевым и грузинскими боевиками. Он дает признательные показания, сообщает следствию весьма интересные сведения. Чеченцы использовали его в своих интересах на территории Грузии. Вне всякого сомнения, он в свою очередь использовал гелаевцев в интересах соответствующих грузинских спецслужб. Так что взаимосвязь теснейшая. Они подробно отрабатывали многие моменты. Гирсари провез чеченских боевиков до Целенжигского района на машинах, далее к ним постепенно стали примыкать все эти "легионщики", боевики "Мхедриони", партизаны. В конечном итоге они оказались в Сагени – на территории Абхазии, которая не контролируется абхазскими структурами, где действуют грузинские вооруженные формирования. А дальнейшее их прохождение известно – от Сагени они двинулись в урочище Чхаты, а оттуда спустились в нижнюю часть Гульрипшского района.

Вторжение готовилось заранее. Разведгруппы выходили на нашу территорию, прощупывали маршруты. С одной из первых групп боевиков мы столкнулись еще 17-18 июля. Они прошли в глубь нашей территории на 70 километров. Было столкновение, боевики потеряли людей.

О.П.: Октябрьские события стали продолжением необъявленной террористической войны, которая проводится против Абхазии. Как известно, до этого планировались теракты в абхазских городах и поселках, где отдыхали российские граждане...

Р.Х.: Совершенно верно. Более того, учитывая "почерк" террористов, я не исключаю, что для проведения диверсий грузинская сторона использовала и чеченских боевиков. Диверсанты прошли хорошую школу у профессионалов. Мы располагаем достаточным количеством материалов, подтверждающих, что грузинские силовые структуры идут на все, чтобы дестабилизировать обстановку в Абхазии. Нами арестован некто Мумацахлиси, гражданин Грузии, который был завербован грузинскими спецслужбами для проведения террористических и диверсионных актов в Абхазии. Ему поручили заложить девять взрывных устройств. Но первый же опыт окончился для него неудачно – взрывчатка сработала прямо в руках диверсанта. Мумацахлиси лишился кисти.

О.П.: Появилась информация, что чеченские и грузинские боевики захватили и казнили несколько заложников, среди которых были граждане России...

Р.Х.: Точно известно, что боевики захватили гражданина России, грека по национальности, который приехал в гости к матери. Пока неизвестна судьба еще двоих человек – отца и сына. Кроме того, до сих пор в заложниках у бандитов остается часть жителей селения Геогргиевское. Известно, что в местах, куда вышли боевики Гелаева и Квициани, проживало немало православных монахов-отшельников. Одного из них боевики захватили в плен, но священнику удалось сбежать.

Мы столкнулись с зверской жестокостью боевиков. У умерщвленных заложников отрезаны уши, носы, перерезано горло, выколоты глаза. Среди замученных – русские, армяне и абхазцы.

О.П.: Во время действий в Кодорском ущелье боевики понесли серьезные потери. Появилась информация и о том, что полевой командир Гелаев получил ранение в районе горы Сахарная голова.

Р.Х.: Нам поступала такая информация, но пока проверить ее невозможно. Обычно, как мы неоднократно наблюдали, в том случае, если боевики не могут унести своих раненых, они их добивают. В данном случае во время боев отходившие под ударами абхазских сил боевики несли на носилках раненого. Если это и не Гелаев, то влиятельный полевой командир, которого нельзя оставлять. Потери боевиков только за два-три дня исчисляются в несколько десятков человек. Если быть еще точнее, то в боестолкновениях уничтожено и ранено более 30 боевиков. Но и эта цифра условна. Их тела мы находим каждый день.

А вообще, боевики, спустившись с гор, действовали как обычные грабители. Командиры их не кормили, поэтому люди ели даже траву и листья, выкапывали сырую картошку. Вылавливали и резали скотину, лошадей, причем ели сырое мясо, так как костры им разводить запрещалось. Они совершили очень трудный переход, идя две недели по горам, были измотаны. Несмотря на это, в отряде Гелаева поддерживалась сильная дисциплина. Боевики подчинялись, как зомби. Это видно даже по пленным. Сначала они вели себя вызывающе, потом сникли.

О.П.: Как известно, Гелаев ранее воевал в Абхазии против грузинской армии. Теперь же он действует со своими врагами заодно...

Р.Х.: Бог ему судья. Это не лезет ни в какие рамки. Значит, ему очень хорошо заплатили, уговорили. Со слов задержанных стало известно, что между грузинскими и чеченскими боевиками был заключен договор, по которому Гелаев и его люди обеспечивали плацдарм для подразделений сил Грузии. По некоторым данным, за эту акцию в Тбилиси Гелаеву было обещано $10 миллионов. Грузинские власти очень хотят войти на территорию Абхазию, используя третью сторону.

Больше года Гелаев после поражения под селением Комсомольское не выходил на территорию Чечни. А если нет вылазок, значит, нет и оплаты. Боевики должны получать за конкретную работу. Возможно, Гелаев думал, что найдет в Абхазии какую-то поддержку, но просчитался. Абхазия и так находится в очень тяжелом положении. Не хватало того, что на нашей территории создавались бы базы террористов. Это смерти подобно.

О.П.: Боевики получили отпор, выйдя из Кодорского ущелья. Каковы варианты возможного развития событий на стыке границ России, Абхазии и Грузии?

Р.Х.: Я считаю, что пока часть территории Абхазии, а именно часть Кодорского ущелья, будет находиться под влиянием грузинских властей, не исключено, что в дальнейшем возникнет осложнение, появятся новые группы диверсантов. Но тот удар, который они получили сейчас, за эти дни, образумит кое-кого. Мы не хотим воевать со сванским населением. Мы не желаем, чтобы они уходили от нас. Они – граждане Абхазии. Но в Тбилиси должны понять, что бессмысленно втягивать людей для решения своих амбициозных идей. Ведь таким образом грузинские власти просто подставляют население.

О.П.: Вторжение в Абхазию практически совпало с визитом Шеварднадзе в США. Насколько сопоставимы эти два события?

Р.Х.: Я думаю, что Шеварднадзе еще перед поездкой в США был прекрасно осведомлен о планах боевиков, прогнозировал различные варианты развития событий. Но ему нужно было показать мировому сообществу, и США в частности, свою позицию "благодетеля", громко заявить, как он "борется с терроризмом". Если бы удался тбилисский сценарий, то уже в Штатах Шеварднадзе сказал бы о наличии на территории Абхазии террористических банд, что давало ему право на военное вмешательство. Но мы сумели получить достоверную информацию из надежных источников и предотвратили страшное кровопролитие.

О.П.: В агрессии против Абхазии задействовано много иностранцев. Можно ли в целом говорить об определенной активизации иностранных спецслужб в регионе?

Р.Х.: Мы постоянно ощущаем достаточно серьезное внимание разведок различных государств к Абхазии. В первую очередь это касается Турции. Мы находимся в таком положении, когда многие страны пытаются укрепить здесь свое влияние, извлечь определенные дивиденды.

О.П.: Как Вы прокомментируете информацию о том, что в случае военного вторжения в Абхазию Грузия рассчитывает получить помощь со стороны Турции? Причем, по некоторым данным, речь идет не только о дипломатической поддержке...

Р.Х.: В последнее время Грузия проводит активную работу в плане сотрудничества с силовыми структурами и спецслужбами Турции и других стран- участниц НАТО, проводит учения. Нельзя игнорировать очевидное. Все это направлено на моделирование некоей ситуации, допускающей силовое решение проблемы Абхазии с зарубежной помощью. Я думаю, что на данный момент Тбилиси от радикальных военных акций удерживает только одно – нахождение в Абхазии российских миротворцев. В противном случае ситуация выйдет из-под контроля. Не случайно сейчас Шеварднадзе, воздействуя на все доступные рычаги, пытается добиться вывода миротворческого контингента из Абхазии. Правда, несколько дней назад он уже взял свои слова обратно, призывая ввести в Абхазию и силы других стран. Все это делается только для одного – ослабления влияния России.

О.П.: Рауль Джумгович, как известно, в Абхазии действует международная организация "Хейло траст", которая "занимается гуманитарным разминированием". Между тем, по сведениям российских спецслужб, еще во время первой кампании в Чечне некоторые сотрудники этой миссии занимались банальным шпионажем и подготовкой минеров для боевиков. Вам известно о некоторых недекларированных аспектах работы "Хейло траст" в Абхазии?

Р.Х.: Я могу сказать, что мы проводим соответствующую работу. Мы даже выдворяли некоторых товарищей, которых они пытались сюда определить.

О.П.: Именно через "Хейло траст"?

Р.Х.: Да, через территорию Грузии. Вы прекрасно понимаете, что и помимо этой организации спецслужбы располагают возможностями для своей деятельности. Вообще, есть много интересного на этот счет, но, к сожалению, такая информация пока не подлежит огласке.

О.П.: Как Вы можете охарактеризовать взаимодействие с силовыми ведомствами, соответствующими службами России с целью не допустить эскалации конфликта в регионе?

Р.Х.: Взаимодействие организовано на достаточном уровне, в том числе и с пограничными войсками России. Мы неоднократно информировали российскую сторону о передвижениях боевиков в непосредственной близости от границы с Россией. Мы никогда не преувеличиваем угрозу, поскольку пытаемся в первую очередь обезопасить себя. Не в интересах Абхазии напрягать ситуацию. К тому же граждане нашей республики стали забывать, что такое война. Этот год был спокойный, наблюдался большой наплыв отдыхающих. Мы начинали спокойно жить, но нам решили устроить такую пакость.

О.П.: Как Вы оцениваете перспективу войны в этом регионе?

Р.Х.: Я не хочу говорить о каких-либо вариантах, поскольку наша задача – не допустить нового кровопролития. Мы располагаем информацией о том, что происходит в Грузии. Там разыгрывается военная карта, раздаются призывы о реванше. Война не нужна никому, даже так называемым беженцам из Абхазии. Кстати, некоторая часть из них, прикрываясь решением абхазского вопроса, добивается поставок гуманитарной помощи. Но большинству населения эта помощь так и не доходит. Те, кто сидит наверху, "автономщики", распределяют грузы по своему усмотрению. Им в первую очередь выгодно периодическое обострение ситуации.

Да, у Грузии есть вооруженные силы. Но силовое решение – не выход из проблем. В Абхазии прекрасно помнят, как в 1992 году они, имея хорошее вооружение и численный перевес, зашли сюда. Мы поначалу встречали их рогатками, а потом получилось, что их техника и оружие были брошены, а они ушли с позором.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей