Темпераментные "газовые войны"

В Южной Америке из-за голубого топлива случаются скандалы покруче российско-украинского. Встречается даже газовый сепаратизм: богатая газом боливийская провинция Санта-Крус намеревалась отделиться от бедных горных районов



Страница не найдена
  • USD 63,89
  • EUR 70,41
404
Страница не найдена Новости, которую ты хотел прочитать, по этому адресу больше нет.
Не расстраивайся - скорее всего мы написали много новых.
Попробуй зайти на главную страницу или воспользуйся поиском.

Новости партнеров

новостная лента

Все новости

Новости партнеров

Фоторепортажи

Выбор читателей


Похоже, что природный газ хочет отнять у нефти роль мирового экономического ньюсмейкера. Общественность порядком подустала от наблюдения за прыжками цены на "черное золото" и теперь все чаще обращает внимание на захватывающие интриги вокруг "голубого топлива". А они, надо сказать, разворачиваются не только на востоке Европы.<
/p>

Весьма богата газом Южная Америка. Доказанные запасы трех крупнейших тамошних производителя этого энергоносителя – Венесуэлы, Боливии и Бразилии – оцениваются, соответственно, в 50, 9 и 3 трлн кубометров. Есть газ и в Перу. Эти страны довольно активно добывают и экспортируют "голубое топливо" – в основном, конечно, своим соседям, но интриг и тут хватает. В прошлом году, например, страны Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР) задумали построить транзитный газопровод, чтобы связать потребителей газа в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае и Чили с месторождениями в Перу. Изначальная идея проекта заключалась в том, чтобы снизить зависимость этих стран от боливийского газа, который доминирует в их энергоснабжении, как российский – в Европе. То есть, "кольцу" отводилась роль такой же "альтернативной трубы", как у нас в Европе – проектам Баку–Тбилиси–Эрзурум или Nabucco. Но не тут-то было. Боливия – при содействии Уругвая – таки "встряла" этот проект, лишив его искомой "альтернативности": теперь труба будет строиться не только и не столько под перуанский, сколько под боливийский газ. В итоге проект разросся до поистине гигантских масштабов: это будет супергазопровод в 10 тыс. км, стоимостью примерно в $20 миллиардов. Его назвали "Южноамериканское энергетическое кольцо", поскольку, вместе с уже имеющейся инфраструктурой, он объединит газовой сетью практически весь континент.

Сама Боливия также является вдохновителем газовых интриг и разборок. Обладая крупными запасами газа, но не имея собственных средств на их разработку, страна зависит от иностранных энергетических компаний. В то же время инвесторы последнее время чувствуют себя в Боливии неуютно: страну давно лихорадит, а в конце прошлого года там наблюдался политический кризис. Беспокоились и потребители боливийского газа. Однако дело закончилось, как известно, избранием первого в истории Латинской Америки президента-индейца Эво Моралеса. Его власть, при поддержке "низов" и соседей-единомышленников вроде венесуэльского президента Уго Чавеса, обещает быть довольно прочной. Однако Моралес добавил инвесторам головной боли, заявив, что намерен национализировать газодобывающую отрасль. Национализировать, но при этом не экспроприировать... Эксперты полагают, что эта замысловатый тезис может на деле означать вытеснение из газовой сферы американцев и, возможно, европейцев и предоставление преференций бразильским и венесуэльским компаниям. По всей видимости, три левых президента – Моралес, Чавес и да Силва – уже обо всем договорились…<

/p>

Если вы думаете, что повышение цен на газ до мирового уровня – это сугубо наша, СНГшная тема, то вы ошибаетесь. Боливия до сих пор тоже поставляла – правда, всего-то полтора года – газ в Аргентину по цене, в 7,5 раз ниже условной "мировой". Это называлось "солидарная цена" – ответный жест на то, что в 1971-1998 гг. Аргентина, сама переживая энергетический кризис, поставляла в Боливию природный газ на выгодных для последней условиях. Так вот, придя к власти, Эво Моралес заявил, что солидарных цен больше не будет – рынок и только рынок!

Кроме того, в Южной Америке поставки газа иногда пытаются увязать с территориальным вопросом. Суть интриги в том, что еще в конце XIX в. в результате конфликта с Чили Боливия потеряла часть своей территории и выход к морю. И вот из-за этого еще недавно она отказывалась поставлять в Чили газ – пока, дескать, та не отдаст захваченные земли. Правда, Моралес и тут отличился, сделал жест доброй воли: несмотря на отсутствие дипломатических отношений с Чили, лично позвонил президенту этой страны Риккардо Лагосу (формально он еще не уступил свой пост новоизбранной Мишель Бачелет) и пригласил его на свою инаугурацию. То есть, как бы пошел на примирение. Но сама идея "газ за территории" – хороша: чем не вариант для разборок в СНГ? Скажем, потребовать со страны-потребителя в качестве платы за "голубое топливо" какой-нибудь "исконный" спорный полуостров или мятежную территорию...

Ну и, наконец, в Южной Америке возникла интрига, у нас (пока) невиданная – газовый сепаратизм. И опять же в Боливии. Там богатая газом провинция Санта-Крус прошлым летом заявила о своем намерении отделиться от бедных горных районов страны, где народ живет только тем, что пасет лам да выращивает коку. Но и эту интригу теперь замяли: ведь новый президент как раз "с гор", и уж он приложит все усилия, чтобы не отпустить регионы-доноры на свободу.

В общем, газ сегодня будоражит весь мир, причем в самых разных его уголках вокруг него плетутся довольно похожие интриги. Это объясняется, очевидно, тем, что ситуации везде складываются "типовые": крупный поставщик манипулирует ценами и использует газ как политический инструмент, потребители ищут ему альтернативу, население хочет участвовать в прибылях газовой отрасли, государство обещает ему это и устанавливает над отраслью свой контроль...

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей