Биполярное расстройство

Формирование "большой двойки", которая станет новым мировым центром силы, сомнительно. В Китае без энтузиазма относятся к идее править миром в паре с США




Растущая экономическая мощь Китая все чаще становится поводом для разговоров о формировании нового мирового центра силы. Россия, территориально граничащая с КНР, не может оставаться равнодушной к подобным дискуссиям и активно в них участвует. Тем более что дальневосточному соседу сегодня прочат роль противовеса США, которую во времена холодной войны играл Советский Союз.

Эта тема стала особенно популярна после того, как профессор Гарвардского университета, историк Найэлл Фергюсон, обратил внимание на сильную взаимозависимость американской и китайской экономик, что фактически породило сдвоенную экономическую систему. Феномен получил название Chimerica (China+America; в русской транскрипции – Химерика). Концепция Фергюсона отчасти пересекается с идеей, которую в начале года сформулировал в своей статье для Financial Times Збигнев Бжезинский, написавший о необходимости формирования "большой двойки" (G2) с участием КНР и США. О том, что именно названные страны должны составить ядро будущего мирового порядка, говорил и бывший госсекретарь США Генри Киссинджер.

Впрочем, Пекин не спешит радоваться подобной перспективе. Так, профессор Института международных отношений Китайского народного университета Ши Иньхун называет концепцию G2 "нонсенсом". По его словам, она раскручивается Соединенными Штатами, которые пытаются заставить Китай действовать по своим правилам в области финансов и торговли. Ши Иньхун отмечает, что участие в G2 подразумевает ответственность, которая Китаю не по силам. "Модель G2 связана с тем, что США хотят, чтобы кто-то оплатил их счета", – соглашается с ним руководитель Центра стратегических исследований Института России, Восточной Европы и Центральной Азии АН Китая У Дахуэй. Он считает, что КНР важнее развивать сотрудничество со странами БРИК.

По словам президента Международного фонда "Экспериментальный творческий центр" Сергея Кургиняна, эти слова проливают бальзам на душу российским политологам. Однако он был свидетелем того, как на одном из международных совещаний по странам БРИК официальные представители КНР заявляли, что для Китая сейчас более предпочтительна концепция G2. Хотя реальная победа этой доктрины эксперту кажется сомнительной: "Я бы не стал преувеличивать изменения в американской политике, они вовсе не так глубоки, как это демонстрируется, значительная часть прежних слагаемых сохранилась". Стратегия двуполярного мира для США по-прежнему является дополнительной, а основной остается стратегия, выраженная формулой 1+3-2, когда самая сильная в мире страна дружит с третьей по силе против второй. И в этой стратегии Китай как раз является тем, против кого дружат, а в качестве американского союзника рассматривается Индия.

"Китайское руководство должно осознать, что концепция G2 не является безальтернативной внутри политики США", – говорит Кургинян. Кроме того, ни Россия, ни Европа, ни другие страны не станут безучастно наблюдать за формированием новой двуполярной системы мира. Любое движение в этом направлении повлечет за собой соответствующую реакцию и перемены в международных отношениях.

"Нет ничего плохого, если будет реализована идея вытаскивать мир из кризиса с помощью двух крупнейших экономик. А G2 – это достаточно нереальная вещь", – резюмирует заместитель главного редактора журнала "Проблемы Дальнего Востока", старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Андрей Давыдов.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей