Почему не горит Москва

В том, что дымовая завеса, поглотившая Москву и всю Центральную Россию, стала следствием неорганизованности руководства "погоревших" регионов, нет никакого сомнения


ФОТО: ИТАР-ТАСС



В минувший четверг на востоке столицы, в парке "Лосиный остров", был потушен лесной пожар. По словам представителей московского МЧС, на борьбу с огнем ушло несколько часов. Всего за этот сезон "Лосиный остров" загорался более 20 раз. Правда, всякий раз огненная стихия была обуздана на начальной стадии, в связи с чем о пожаре как таковом можно говорить с большой натяжкой. "Лосиный остров" отнюдь не единственный природный парк на территории столицы, располагающий большими лесными массивами. Несмотря на повальную эпидемию лесных и торфяных пожаров в Центральной России, в этом году от огня серьезно не пострадал ни один из них.

Кому-то это может показаться удивительным, но московским городским лесам удается без ощутимых потерь пережить далеко не первое огненное лето. Чтобы понять, почему это происходит, достаточно прогуляться по любому из столичных лесопарков. Аллеи и просеки, постоянное патрулирование и своевременная реакция на возгорания - вот простой рецепт пожароустойчивости Москвы.

Что же касается пострадавших областей и районов, то речь здесь вовсе не идет о срочном прорубании аллей через лесные массивы. Для предотвращения беды вполне хватило бы элементарного патрулирования, ответственности и быстроты реакции пожарных и общей организованности. Именно это, а не какой-то особый статус, позволило избежать масштабных пожаров в Москве. Конечно, площадь лесов Подмосковья и соседних с ним областей не сравнима с московской. Но точно так же не сравнимо и количество основных виновников пожара - людей. Ни торф, ни леса не воспламеняются сами собой. По количеству потенциальных поджигателей все тот же "Лосинный остров" или "Тропарево" дадут приличную фору лесам под Егорьевском или Шатурой. Вывод из всего этого прост: при хотя бы минимальном контроле за состоянием лесов и торфяников нынешний пожарно-дымовой апокалипсис был бы невозможен.

В том, что дымовая завеса, поглотившая Москву и всю Центральную Россию, стала следствием неорганизованности руководства "погоревших" регионов нет никакого сомнения. Ни постоянное аэрирование, ни создание общественных "прохладных комнат", ни раздача повязок и вывоз из города московских стариков не способны изменить общей ситуации. Сделать это можно только решив главную проблему – устранив обложившие Москву очаги пожаров. Именно это должны были обеспечить и не обеспечили региональные власти Центральной России. Не удивительно, что их бессилие и бездействие вызвали нешуточное раздражение президента и председателя правительства, имеющее все шансы обернуться оргвыводами.

Сегодня есть основания полагать, что совместными усилиями пожарных, военных и добровольцев пик катастрофы наконец-то преодолен. Теперь, когда основные опасности позади, наступает время реакции. И, судя по первым ее проявлениям, здесь всех нас может ждать еще немало сюрпризов. Не так давно подмосковные власти выступили с предложением приступить к скорейшему обводнению торфяников, назвав при этом цену вопроса в 20 - 25 млрд руб. из государственного бюджета. 300 млн на эти цели уже выделено правительством.

Эксперты не могут не удивляться такой поспешности, указывая на необходимость научного обоснования и выработки стратегии подобных действий. "В некоторых случаях может быть это (обводнение торфяников) и целесообразно, - заявил в эфире "Эха Москвы" директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян. - Только не нужно тогда это называть стратегической мерой. Это может быть какой-то акт, помогающий потушить огонь. Но для того, чтобы обводнить торфяники по-настоящему, по-экологически, нужно сделать соответствующие разработки, провести изыскания. У нас все делается с кондачка: вот, загорелось, давай срочно лепи какую-нибудь облатку на это место".

Действительно, подобная поспешность выглядит достаточно странно. Мелиорация и гидрология - вещи предельно серьезные и напрямую влияющие на сложившиеся экосистемы. Сегодня все мы наблюдаем катастрофические последствия опрометчивых решений по осушению болот, принятых еще в годы СССР. Однако этот урок, похоже, не пошел на пользу. Власти продолжают наступать на те же самые грабли, спеша назвать стоимость масштабных проектов, позабыв об их серьезном научном обосновании. Между тем, по мнению экспертов, определить точную стоимость проекта (не говоря уже о доказательстве его необходимости) на сегодняшний день практически невозможно. Единственное, о чем можно говорить с той или иной конкретикой, так это о стоимости изыскательских работ. "Нужно понять, откуда брать воду, как, в каких количествах. Для этого нужны изыскательские и проектные работы, - говорит Виктор Данилов-Данильян. - Прежде чем они будут проведены, нельзя сказать сколько нужно денег для того, чтобы реализовать саму эту программу. Вот сколько денег нужно на изыскательские работы и на проектирование, это прикинуть еще могут. Но пусть на этот вопрос отвечают, опять-таки, изыскатели и люди, которые сидят в проектных организациях – такие у нас еще сохранились. Но их никто не спрашивает. Все эти цифры берутся с потолка, в этом нет абсолютно никаких сомнений".

Единственный и при этом печальный вывод, напрашивающийся из всего происходящего, сводится к тому, что решение серьезной проблемы уже сейчас становится таким же стихийным, как и сама проблема. Что выйдет из этого на практике, и не окажется ли лекарство хуже самой болезни - совершенно не известно. На данном этапе куда более действенным и на порядки дешевым вариантом решения проблемы могла бы стать организация контроля за противопожарным состоянием лесов и торфяников, а также своевременного их тушения. Именно на это сделала в свое время ставку Москва. И, похоже, не проиграла.

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей