В Каннах победила запрещенная любовь

Присуждение "Золотой пальмовой ветви" фильму почти не известного публике режиссера указывает на то, что мэтры в жюри устали от однообразия и хотят видеть на экране что-то чуть более откровенное и искреннее, чем работы вечных грандов


Абделатиф Кешиш и исполнительницы главных ролей в его фильме. Фото: AP



После того как этот фильм на фестивале получил самые высокие оценки критиков, стало ясно, что обозначен главный претендент на награды и больше говорить не о чем. Хотя, при всем уважении, к этой работе возникает довольно много вопросов.<
/p>

"Жизнь Адель" (в оригинале – "Синий, самый теплый цвет") тунисского араба Абделатифа Кешиша, который обижается, когда его не называют французским режиссером, интересен скорей суммой эпатирующих подробностей, чем своими кинематографическими достоинствами. Конечно, это профессионально снятое кино, никакого спору нет, но любопытно в нем все, помимо самой истории.

Во-первых, снимал режиссер с мусульманскими корнями. Предыдущая его картина, завоевавшая приз в Венеции, кстати, тоже довольно любопытная, повествует о жизни родной деревни Кешиша в Северной Африке и называется характерно "Кус-кус и барабулька". Это я к тому, что мусульманину столь подробно экранизировать комикс об отношениях лесбийской пары как-то не с руки, на его исторической родине и в воспитавшей его культуре подобные отношения считаются смертным грехом и уголовным преступлением. Видимо, в связи с этим Кешиш с особым вниманием и куда большей тщательностью, чем это сделал бы привычный ко всему натуральный француз, описал эротические переживания двух влюбленных девушек. В фильме есть десятиминутная сцена, которую иначе, чем софт-порнографической, назвать трудно.

Думаю, не в последнюю очередь жюри восхитила эта нарочитая смелость авторов и исполнительниц. Спилберг никогда не позволил бы себе и сотой доли той раскованности в показе сексуальной жизни героев, какую с легкостью демонстрирует Кешиш в трехчасовом опусе. И, наконец, сама тема, безусловно, попадает в мировой тренд. Это второй фильм в программе Канн, где в центре сюжета – нетрадиционная сексуальная ориентация героев. В принципе, в этом ничего удивительного нет, существуют целые фестивали ЛГБТ-кино, но на фоне принятия во Франции закона о легализации однополых браков, до сих пор выгоняющего на улицы Парижа сотни тысяч протестующих, присуждение "Пальм д'Ор" именно такой картине выглядит более чем политкорректно. Кроме того, в жюри в этом году был такой маститый режиссер, как Энг Ли, снявший настоящий шедевр на данную тему – "Горбатую гору".

В остальном могу лишь посочувствовать отечественному прокату. Как он, болезный, теперь будет выкручиваться в стране, где только что принят антигейский закон и нарастают гомофобские настроения, как объяснять Роспотребнадзору "недальновидность" каннского жюри и проталкивать кино, явно пропагандирующее гомосексуальность среди подростков, ума не приложу. Не исключено, что "Жизнь Адель" наша широкая аудитория не увидит вовсе.

Что касается остальных наград, то практически обо всех лауреатах я имел удовольствие писать в предыдущих обзорах. Я не очень согласен с выбором картины Коэнов в качестве Гран-при, хотя это было очевидно: это второй фильм в рейтинге критики. Мне кажется, великие братья получили приз honoris causa за свою далеко не лучшую работу. А уж лучшую режиссуру "Хели" дали явно по следам прошлогоднего успеха своего соотечественника Карлоса Рейгадаса, причем в той же номинации.

Порадовал приз жюри Зия Джанке за лучший сценарий, хотя я бы ему дал куда более высокую награду, но спасибо и на том. Очень здорово, что жюри оценило японскую ленту "Как отец, так и сын".

Что же касается лучшей женской роли у Беренис Бижо и мужской у Брюса Дерна – тут нет вопросов, впечатляющая работа обоих, хотя в обоих случаях здоровые люди изображали некоторое душевное недомогание, что представляется мне не самой сложной актерской задачей.

В заключение хочется сказать несколько слов о фестивальной программе в целом. Мне кажется, что Канн этого года был более предсказуем, чем обычно. Такое впечатление, что отборщики ходят по кругу. В фаворитах громкие имена, причем год за годом одни и те же. И присуждение главной награды фильму почти не известного публике режиссера прямо указывает на то, что мэтры в жюри устали от однообразия и хотят видеть на экране что-то чуть более откровенное и искреннее, чем вечных грандов. Думаю, чувствуя эти настроения, президент фестиваля Жиль Жакоб и собрался на пенсию. Канн явно нуждается в обновлении, чтобы не остаться конкурсом чествования мастеров.

С другой стороны, и конкурс, и приз, конечно, дело совершенно субъективное – лучший, на мой взгляд фильм, фестиваля и в прошлом году ("Holy Motors" Каракса), и в этом ("Only Lovers Left Alive" Джармуша) не получили ничего, как это обычно и бывает с гениальными картинами: нужно время, чтобы осознать их величие, а призы вещь сиюминутная.

В этом году мне вообще показалось, что программа несколько слабее, и явные фавориты не относятся к числу лент, которые я бы советовал обязательно посмотреть. Но это касается основного смотра. К сожалению, у меня не было возможности увидеть многие фильмы из внеконкурсного показа, хотя, по отзывам коллег там были стоящие ленты. Остается надеяться, что лучшие из них покажут на грядущем Московском фестивале в июне.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей