Басаевский план захвата Дагестана

Неизвестные ранее подробности военного плана по захвату Дагестана, разработанного лично Басаевым и Хаттабом с целью создания "халифата" и полного вытеснения России с Кавказа

ФОТО:
Тогда, три года назад, все было по-другому: активные Басаев и Хаттаб; Масхадов, делающий вид, что "не знал" о вторжении в Дагестан; огромные средства, поступившие полевым командирам для похода на Махачкалу; вездесущий Березовский, засветившийся в этой истории. Целью многоходовой комбинации было создание "халифата" от моря до моря, полное вытеснение России с Кавказа, а затем акции на Волге. Исполнителями чудовищного плана, корни которого уходят к Персидскому заливу и берегам Средиземного моря, выступали Басаев и Хаттаб.

Но все это – общие и достаточно известные слова. "Yтру", благодаря военным источникам, стали известны конкретные подробности басаевского плана захвата Республики Дагестан, в котором четко были прописаны направления, объекты атаки и формирования, готовые поддержать боевиков-ваххабитов, совершив бросок на Махачкалу.

В этой истории до сих пор не расставлены все точки. Во-первых, о том, что экстремисты готовят в Дагестане глобальную акцию, было известно заранее. Оперативная информация поступала в ФСБ, МВД и правительство республики еще с февраля 1999 г. Тревожные сообщения отправлялись в Москву, но никаких мер не принималось. Еще в июле 1999 г. в Ботлихе (райцентр, первый подвергшийся удару бандитов – Ф.А.) местные милиционеры недоумевали, почему от административных границ с Чечней оттянули подразделения бригады внутренних войск МВД России, которая базируется в Дагестане. С начала 1999 г. в селах Кадарской зоны ваххабиты готовили укрепления, ходы сообщения, бункеры, способные выдержать удары артиллерии и авиации. В этих подземельях можно было отсиживаться неделями. Поступающая информация подтверждала, что обстановка на административной границе Дагестана и Чечни имеет тенденцию к обострению.

Систематизированные данные разведки свидетельствовали, что полевые командиры Ичкерии и лидеры религиозных экстремистов разработали план государственного переворота в РД. Согласно этому плану, в августе 99-го по периметру административной границы Дагестана и Чечни в условный день должно было быть осуществлено нападение на КПП и передвижные наряды федеральных сил. Боевики готовились активно применять бронетехнику, артиллерию и стрелковое оружие. Была бы у них авиация – пустили бы в ход и самолеты, но мечта Дудаева о воздушных ударах по России была похоронена в конце 1994 г., когда были уничтожены аэродромы и авиатехника Ичкерии.

Дальнейшие действия по плану Басаева и Хаттаба предполагали следующее: захват стратегических объектов в городах Кизляр, Хасавюрт, Буйнакск и приграничных населенных пунктах; банды, прорвавшиеся из Чечни, навязывают российским войскам затяжные бои в приграничной зоне. Но главный удар Басаев наметил не здесь. По мере того как личный состав силовых ведомств концентрировался в местах ведения боевых действий и центр Дагестана оголялся, в дело должна была вступить "пятая колонна". Нескольким крупным отрядам из лагерей ваххабитов предстояло напасть на Махачкалу и захватить госучреждения и стратегические объекты. Особая группа готовила молниеносный захват телецентра. По замыслу экстремистов, местная милиция была бы разогнана, часть ее сотрудников перешла бы на сторону "моджахедов", а решавшиеся на сопротивление – уничтожены. Из захваченного телецентра планировалось начать вещание от имени "нового правительства".

Накануне готовящегося вторжения в Дагестан спецслужбы отмечали усиление активности в криминальной среде Северокавказского региона. Одновременно увеличилась финансовая помощь лидерам ваххабитов в Чечне и Дагестане. А перед самым походом Басаев и Хаттаб устроили отвлекающий маневр в селении Сары-Су Шелковского района Чечни у границы с Дагестаном: на одну из баз экстремистов открыто, по степи, были переброшены боевики и оружие. Во время этой демонстрации басаевцы отслеживали действия федеральных сил в районе административной границы, проводя скрытую видеосъемку баз и пунктов дагестанской милиции и внутренних войск.

И, наконец, самое главное. По басаевскому замыслу, основные события в Дагестане должны были произойти с 15 по 17 августа 1999 г. Трое суток полевые командиры отводили на переворот – непосредственный захват власти в республике. По первому варианту "Гинеколог" и Черный араб должны были взять в заложники наиболее известных людей республики и их родственников, после чего выдвинуть ультиматум главе Госсовета Республики Дагестан Магомедали Магомедову с требованием уйти в отставку. Если последний отказывался выполнить требования боевиков, в дело должен был вступить вариант №2 – физическая ликвидация дагестанского лидера. По некоторым данным, "план №2" был заранее детально разработан с учетом маршрутов движения и мест нахождения Магомедова.

Но Басаев и Хаттаб не ограничивались Дагестаном, понимая, что в случае обострения обстановки соседние регионы России окажут республике помощь и именно оттуда российское командование перебросит воинские части и милицейские подразделения. Чтобы "связать" соседние республики, были запланированы диверсии и теракты в Волгоградской, Астраханской и других областях России, куда были направлены исполнители. Видимо, организаторы не рассчитали время: теракты в Астрахани (рынок) и Волгограде (воинская часть) произошли, но гораздо позже намеченного плана.

Собственно военный план по захвату Дагестана, разработанный лично Хаттабом и Басаевым и утвержденный в штаб-квартире "Братьев-мусульман", сводился к следующему:

Первый этап: боевики тремя группами под общим руководством братьев Басаевых и Хаттаба закрепляются в Ботлихском и Цумадинском районах. У каждой группы имеются свои задачи. Первая выходит на рубеж селения Миарсо Ботлихского района, где блокирует дорогу, прекращая отток местного населения с захваченной территории, и препятствует продвижению федеральных сил; вторая прорывается и захватывает селение Ботлих; третья группа выдвигается из чеченского аула Кенхи в направлении дагестанских селений Гигатль – Агвали Цумадинского района с задачей захвата Агвали и закрепляется на этом рубеже. На протяжении боевых действий во время первого этапа под общим контролем Хаттаба планируется осуществить сбор ваххабитов – дагестанцев и лиц, которые прошли обучение в лагерях террористов Ичкерии. Из этой массы главари намереваются сформировать отряды, назначить командиров и перегруппировать все силы и средства.
Второй этап: с достигнутых рубежей нанести удар в направлении дагестанского селения Хунзах Хунзахского района. Тогда бы Басаев соединил этот отряд с Гимринской группировкой (село Гимры Унцукульского района Дагестана), которая с началом операции захватывает села в направлении Хунзаха и навязывает бои российским войскам.
Третий этап предусматривал соединение общих сил Басаева и Хаттаба с группировкой ваххабитов Кадарской зоны (Карамахи, Чабанмахи и Кадар) и установление на захваченной территории своего правления. При этом с лидером губденской (селение Губден) группировки неким Батырбековым, который объявил себя командующим "Центральным фронтом освобождения Дагестана", достигнута договоренность, что он выступит в поддержку "сил освобождения".
Четвертый этап: после объединения всех сил боевиков и ваххабитов запланирован общий решающий бросок на Махачкалу (с началом боев у границы на подступах к столице дагестанцы копали окопы. Вторжение боевиков ждали. – Ф.А.). Делается ставка на достижение отставки руководства республики.

("Пробу пера" боевики устроили еще в июле 1999 года, попытавшись захватить власть в Дагестане. За этой акцией стоял небезызвестный Надыр Хачилаев, заручившийся поддержкой ряда известных дагестанских политиков и чиновников. Вооруженное нападение на столицу республики ожидалось по трем направлениям. Со стороны Гудермеса бандиты намеревались прорваться в село Аксай Хасавюртовского района и дождаться подкрепления из Казбековского района. На Кизлярском направлении боевики планировали прорыв со стороны многострадального села Первомайское, там их должны были поддержать формирования чеченцев-аккинцев. А по третьему маршруту "Кадарская зона – Махачкала" планировалось выдвижение карамахинских ваххабитов под командованием Хаттаба и Хачилаева. Впрочем, в зависимости от ситуации, последнего могли оставить в Ножай-Юртовском районе Чечни для сбора подкрепления, и тогда Хачилаев повел бы свежие силы к Хасавюрту. Уже в июле 1999 г. в селах Карамахи и Чабанмахи в полной готовности находились 60 вооруженных до зубов боевиков Хаттаба. В Кадарской зоне была развернута радиосеть на случай боевых действий.)

Но август спутал все планы Басаева и Хаттаба. Неожиданный для них порыв населения вынудил резко ограничить масштаб всей акции. Видя настрой горцев, не стали активно поддерживать пришлых боевиков и дагестанские ваххабиты, которым отводилась очень активная роль во время будущего переворота власти в республике. Позже Хаттаб брызгал слюной, говоря, что многие моджахеды из Дагестана проходили военную подготовку в Чечне, но в августе и сентябре 1999 г. в его отряд влилось очень мало выпускников учебных центров. В ходе кровопролитных боев "арабская гвардия" Хаттаба и "спецназ" Басаева были разгромлены войсками, милиционерами и ополченцами. Так что мечты ичкерийских вождей и их зарубежных спонсоров о каспийской нефти развеялись, как дым в горах.

У инициаторов нападения на Дагестан в 1999 г. разная судьба. Магомед Хачилаев убит киллером в собственном доме в 2000 г. Его младший брат Надыр оказался не у дел, сегодня его называют "политическим трупом". Хаттаб отравлен в 2002 г., Шамиль Басаев скрывается в горах Чечни. А некоторые дагестанские политики и представители местных властей, которые поддерживали Басаева, Хаттаба и прочих "камандыров" и которые имели собственные "карманные армии", затаились, уйдя в тень, или сменили окраску. Сейчас говорить о своих претензиях на власть, о "независимости", "чистом исламе" в Дагестане не принято. Наступили времена борьбы с террором – глобальным и в отдельно взятых республиках.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей