Гришковец и доза хорошей музыки

Yтренний обзор музыкальных CD: проект MALO, Евгений Гришковец и новейший Челентано

MALO – "VEROЯТНО"

ФОТО:
Сначала о музыке. МALO – это мягкие ритмы, мелодический минимализм, немного джаза, немного стильного саунд-продюсирования, совсем немного слов. Всего мало – и, в то же время, всего достаточно. MALO – это полупустой стакан. Воды, вина? Не-е, молока.
Проект MALO – это Маша Лопатова, жена русского баскетболиста номер один Андрея Кириленко. Выпускница колледжа Святого Мартина, мать, владелица РR-агентства, продвигавшая в Москве первый мюзикл "Метро" и снимавшая клипы "Иванушкам International", вдруг решила запеть. К проекту был привлечен известный композитор Андрей Зуев, писавший хиты Наталье Ветлицкой и Валерии. В качестве бэк-вокалиста в группе задействован рыжий "Иванушка", который, вопреки мнению многих непосвященных, хоть и не обладает шикарным голосом, все-таки вполне способен петь.
Сей плод совместных стараний трех вышеозначенных персонажей под названием "VEROЯТНО" Маша Лопатова спродюсировала на собственные деньги и выпустила на лейбле "Снегири". Мазаев и Бутман подыграли на саксофонах и добавили тепла в пастельные тона звуковой картины альбома.
В отличие от действительно искусственных формаций, это поп-проект, который не стыдно назвать именно "проектом" и который при этом больше, чем многие "группы", похож на нечто живое. Легкая и непретенциозная музыка, над которой потрудилось несколько по-настоящему серьезных людей, начисто лишена надоевшего рок-н-ролльного надрыва и пафоса. Молоко любят не все. Но, тем не менее, это очень полезный напиток.


Евгений Гришковец и группа "Бигуди" – "Сейчас"

ФОТО:
Ты приходишь один в кофейню. Или в ночной клуб. Видишь знакомые лица. Играет какая-то группа, которой ты никогда прежде не слышал, но под которую сегодня непременно должен расслабиться. И вот ты сидишь, заказываешь кофе или рюмку текилы, выпиваешь, к тебе подсаживается твой знакомый. Вы уже спросили друг у друга "Как дела?", и теперь ты мучительно стараешься придумать тему для беседы, потому что молчать дальше кажется тебе неудобным. Ты стараешься, ты не можешь расслабиться, ты нервно теребишь пальцами сигарету, и вдруг тебя осеняет: "Да... кстати, а ты слышал новый альбом Гришковца?".
Евгений Гришковец – актер, режиссер, драматург, старшина ВМФ, журналист – добавил к списку самоидентификационных понятий еще одно: "музыкант". Он записал диск, где читает тексты под музыку группы "Бигуди". Гришковец – это серия закадровых внутренних монологов и телефонных разговоров. "Бигуди" – очень разные по настроению звуковые ландшафты в духе так никем и не снятого фантастического кино. На фоне этой ирреальности и эфемерности голос Евгения Гришковца звучит, как якорь, опущенный в дзенское "здесь и сейчас". Тексты на альбоме вместе с Гришковцом читает Татьяна Друбич. А Татьяна Друбич – это любовь.
И это же надо, чтобы всех так запросто подкупил своей естественностью обычный человек, который обычным человеческим голосом говорит о самых обычных вещах, о том, о чем мы думаем, но не осмеливаемся или не находим нужным говорить вслух. И вот мы, люди, которые ходят по этому городу и что-то изображают, обнимаем магнитофон, снимаем маску и разговариваем с этим человеком, с Евгением Гришковцом, потому что это – простой разговор. Обычный, будничный разговор, который вернет нас сюда, в "здесь и сейчас", где ты ждешь ответа на свой вопрос.
"Ну да, слышал, хороший альбомчик, но ведь это же не ново, это же фишка МакЛарена", – отвечает тебе собеседник, который вряд ли когда-либо слышал МакЛарена и, может быть, даже не слышал Гришковца... а скорей всего, еще до тебя (а тебя он тоже не слушает) просто говорил о нем с кем-то.


Andriano Celentano – "Persempre"

ФОТО:
В любви и нежности к Челентано одно время было так же рискованно признаваться, как заявлять о своем преклонении перед ранней Пугачевой. И не то чтобы кто-то потерял уважение к истинному профессионализму, просто слово "эстрада" (подобно словосочетанию "поп-музыка") оказалось надолго скомпрометировано снобизмом 90-х как нечто априори имеющее налет пошлости. Для того чтобы позволять себе смелость любить эстраду или забивать дом кичевыми безделушками, приличнее всего было казаться эксцентриком. В ином случае вас легко могли счесть потребителем с заниженными вкусовыми запросами.
Челентано – уникальный артист, которому удавалось столько лет подряд балансировать на грани между гениальностью и пошлостью, при этом оставаясь абсолютным воплощением "кула". Кто ждал чего-то нового от Челентано после его шестьдесят четвертого дня рождения?.. Однако выход "Persempre" уж точно стал сюрпризом. На веселенькой обложке дорогущего, как обычно, издания красуется фотография молодого стильного дядьки. Дядька этот на вполне современном (или, как любят сейчас говорить, на "сантановском") для искушенного уха-2003 звуке записал качественный и очень красивый альбом. Челентано чувственен, лирически подкован и, ко всему прочему, счастливо законсервирован итальянским солнцем в возрасте сорока лет.
"Абсолютно волшебный альбом", – сообщаю я, придя в гости к бывшим коллегам. Слушаем. "Неужели до конца всё будет так же, без перебоев, без провалов?" – спрашивает маститый рыжебородый музыкальный критик. "На мой вкус – да, никаких провалов", – без колебаний отвечаю я. Однако чуть позже приходится признать свою ошибку: та высокая нота, на которой Адриано начинает альбом, выдерживается им не до конца. По большому счету, на пластинке есть три песни, которые сразу приковывают внимание: легкая "Confessa", стильная "Per Sempre" и героическая "Per Vivere". Впрочем, и этого, поверьте, более чем достаточно.
Но, пожалуй, самое примечательное в альбоме то, что за клавишами – лучший из ныне живущих джазовый пианист Чик Кориа. Если б вы только знали, как ему удалось развернуться в своих импровизациях на чувственной итальянской мелодике!

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей