Кавказский узел: как бы не пришлось рубить по живому...

Каждая из стран, некогда подписавших Карсский договор, стремится выжать из него то, что отвечает ее сегодняшним интересам и настроениям. Его признают лишь постольку, поскольку он соответствует национальной политике и амбициям




Международное право все чаще делают служанкой политики. Очередной (и явно не последний) пример: начались "наезды" на Карсский договор. Грузинские власти утверждают, что он потерял силу, армянская общественность настаивает на его пересмотре. В то же время Аслан Абашидзе, ссылаясь на этот документ, требует, чтобы Россия встала на защиту Аджарии, а турки на его основании готовы к вооруженной интервенции в Грузию...

Что это за договор такой и что с ним не в порядке? На самом деле, речь идет сразу о двух документах: Московском договоре от 16 марта 1921 г. и Карсском договоре от 13 октября 1921 г., которые установили границу между республиками Закавказья и Турцией. Первый из них был подписан РСФСР и Турцией, а второй – Азербайджанской, Армянской и Грузинской ССР с одной стороны (при участии РСФСР) и Турцией с другой. По этим договорам Батуми с прилегающей областью (Аджарией) был передан Грузии, Нахичевань – Азербайджану, а Карс, Ардахан и Артвин – Турции. Причем Аджария и Нахичевань, прежде принадлежавшие Турции, передавались ею двум советским республикам с условием сохранения за ними широких прав автономии, а в случае с Аджарией – еще и прав Турции на свободный транзит товаров через Батумский порт.

Все республики, подписавшие Карсский договор, существуют – тот факт, что они перестали быть "советскими и социалистическими", никак не отразился на их правосубъектности. После распада СССР ни одна из них не подняла вопрос о его пересмотре, а в новом Договоре о дружбе между Грузией и Турцией 1992 года говорится, что стороны признают Карсский договор.

Проблемы начались с противостояния Батуми и Тбилиси. Правовой подоплекой конфликта стало то, что в нынешней грузинской конституции (несмотря на обязательства по Карсскому договору) не регламентирован статус и властная структура автономий. "В Конституции Грузии должна быть оговорено существование в автономии конституции, правительства и других органов. В этих вопросах существует юридический вакуум", – отмечает грузинский политолог Гия Нодия и утверждает, что Аслан Абашидзе пользуется этим вакуумом в своих интересах. Немалую роль, по мнению политолога, играет в этой ситуации поддержка со стороны России, которую "не столько интересует автономия Аджарии, сколько устраивает Аслан Абашидзе". А тот, со своей стороны, апеллирует к Карсскому и Московскому договорам, заявляя, что согласно им, Россия "не только должна, она просто обязана защитить Аджарию". Новые грузинские власти, взяв курс на централизацию страны, конечно же, хотели бы избавиться от всей этой головной боли, ликвидировав аджарскую автономию. Но сделать это мешают не пробелы грузинского конституционного законодательства и не "коварная политика Москвы", а именно Карсский договор, который сейчас так старательно игнорируется Грузией.

Когда же игнорировать его не удается, в Тбилиси начинают утверждать, что договор не предусматривает политической автономии Аджарии, а только культурную и религиозную. Однако в ст.6 Карсского договора ясно сказано, что Турция согласилась уступить Грузии суверенитет над Аджарией "при условии, что население ... будет пользоваться широкой местной автономией в административном отношении, обеспечивающей каждой общине ее культурные и религиозные права, и что населению будет предоставлена возможность установить ... земельный закон, соответствующий его пожеланиям". То есть, предусматривается административная и законодательная самостоятельность – а это и есть тот уровень автономии, который делает ее "политической". Конечно, она не имеет права решать, скажем, вопросы войны и мира, но ведь они и не входят в компетенцию автономий, которые не являются суверенными государствами по определению.

Карсский договор не только наделяет Аджарию правами политической автономии, но и делает Россию и Турцию гарантами этих прав. Турция прекрасно помнит об этом. Унал Чевикоз, посол Турции в Азербайджане, заявил, что турецкие власти, согласно Карсскому договору имеют право на ввод войск в Аджарию, ибо "договор остается в силе, и этого достаточно". Ему вторит посол Турции в России Куртулуш Ташкент: "Что касается Карсского договора от 1921 г., то он, естественно, сохраняет свою силу". Посол уточняет, что согласно договору Турции и России предоставляется право вмешаться, если Аджарии будет грозить какая-либо опасность, включая опасность отмены ее автономии, причем по данной проблеме "Турция и Россия имеют весьма схожие позиции".

Позиции, конечно, схожие, но за ними стоят совершенно разные геополитические интересы. Россия стремится не потерять, а Турция, наоборот, восстановить свое влияние на Южном Кавказе и, в частности, в Аджарии, где оно некогда было довольно сильным (ведь 80-летнему периоду автономии в составе Грузии предшествовал трехвековой период принадлежности Аджарии Османской империи). Кроме того, свободный доступ к Батумскому порту, который сейчас становится важным элементом евроазиатского транспортного коридора ТРАСЕКА, никогда не будет лишним. Поэтому, вопреки линии США на поддержку режима Саакашвили, Турция в довольно резкой форме напомнила Грузии о ее международных обязательствах и возможной реакции на их несоблюдение.

С грузинской стороны тут же последовал протест. Посол Грузии в Москве Константин Кемулария заявил, что Аджария не может рассчитывать на помощь Турции согласно Карсскому договору, поскольку последний утратил свою силу. "В настоящее время, – рассуждает посол, – международные отношения строятся на реалиях XXI века. Между Россией и Турцией, Грузией и Турцией, Грузией и Россией сложились совершенно иные взаимоотношения". Правда, остается непонятным, чем же эти новые реалии мешают Грузии соблюдать один из основных постулатов международного права – "pacta sunt servanda" ("договоры должны соблюдаться").

На заявление грузинского посла последовал ответ России. МИД РФ в целом поддержал позицию Анкары по поводу Карсского договора, за исключением явных намеков на возможность применения силы. Справедливости ради следует заметить, что прямого указания на возможность вооруженной защиты автономий (аджарской и нахичеванской) их гарантами договор не содержит. Но глядя на события, происходящие в Грузии, уже нетрудно смоделировать ситуацию, когда существованию автономии будет угрожать вооруженная сила (она уже ей угрожает). Что в таком случае делать гарантам, если мирные увещевания не помогут? Возможно, придется защищать Аджарию своей, не менее вооруженной, силой. Правда, не в одиночку, как хочет Турция, а коллективно и с благословения ООН – тогда это не будет противоречить ни современному международному праву, ни договорам 1921 года.

Россия стоит на том, что проблема аджарской автономии не может рассматриваться как исключительно внутреннее дело этой страны. В то же время роль "гаранта" отвечает интересам РФ: в меру самостоятельный Батуми – это рычаг влияния на политику Тбилиси, но дело не только в этом. Если Россия устранится от участия в судьбе Аджарии, то второй гарант – Турция – целиком займет ее нишу и укрепится на Южном Кавказе. А это вряд ли понравится самой же Грузии, хотя сейчас она больше склонна к диалогу с Турцией по проблеме автономий (зная ее крутой нрав в отношении сепаратистов).

Однако вернемся к Карсскому договору. Итак, Грузия полагает, что он утратил силу, Россия и Турция считают его действующим. Ничего не имеет против Карсского договора Азербайджан, которому досталась вторая автономия – Нахичевань. В Баку ее считают "колыбелью древней азербайджанской государственности", но на всякий случай тоже подчеркивают, что договор не дает права на вооруженное вмешательство. Это, разумеется, камешек в армянский огород.

А вот Армению Карсский договор никак не устраивает. Она вообще имеет к Турции большие претензии, в том числе и территориального характера, и считает, что в 1921 г. советская власть сильно обидела армянский народ, пойдя на такое соглашение с турками. И так уж случилось (конечно, это не просто совпадение), что именно сейчас армяне активизировали свои выступления за пересмотр Карсского договора. Правда, делается это на общественном уровне. Так, 16 марта по инициативе Союза писателей Армении был организован форум, посвященный договорам 1921 года. Этот форум призвал Национальное собрание республики обратиться к Госдуме РФ с требованием признать недействительным Карсский договор, а также положения Московского договора, касающиеся Армении. Официальный Ереван предпочел не участвовать в такой "общественной инициативе", но шум все равно поднялся немалый, особенно в Азербайджане, у которого с Арменией давний и непрекращающийся Карабах... Так что по поводу отношения к Карсскому договору Армения ближе всего к позиции Грузии, с той лишь разницей, что идет более цивилизованным путем, не отвергая соглашение, а предлагая его пересмотреть.

Вот и получается, что каждая из стран, некогда подписавших Карсский договор, сейчас стремится "выжать" из него то, что отвечает ее сегодняшним интересам и настроениям. Его признают лишь постольку, поскольку он соответствует национальной политике и амбициям, а не потому, что это – договор, который, как известно, "дороже денег". И это беда всего международного права, построенного на компромиссах. Как только меняется направление развития или соотношение сил стран, достигших компромисса, тут же возникают поползновения пересмотреть соглашение или вовсе о нем забыть. А тем временем "кавказский узел" затягивается все туже – как бы дело и впрямь не дошло до пересмотра границ в этом взрывоопасном регионе... Это будет настоящая беда для наших закавказских соседей, ведь когда пересматривают границы, то вступает в действие "традиционный" регулятор международных отношений – право сильного. А сильным в регионе является отнюдь не Грузия и даже не Россия, оттесненная на задний план, а Турция – член НАТО, без пяти минут член ЕС, страна с растущей экономикой и националистическими силами у власти.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...