НАТО-2 борется за выживание

Вот уже более десяти лет 4 непризнанные республики существуют как независимые государства. С ними общаются, торгуют, в них ездят отдыхать, но никто не желает разговаривать с ними на равных. На политической карте мира их как бы нет




Уже не раз политики и журналисты постсоветского пространства пытались ввести в обиход термин "СНГ-2" – в отношении то Союзного государства России и Белоруссии, то ЕврАзЭС, то какого-либо другого сочетания бывших советских республик. Таким образом хотели подчеркнуть "матрешечный" характер их интеграции и – косвенно – ставили крест на изначальном СНГ. Однако термин "СНГ-2" так и не привился ни к одному из новых форматов. Возможно, потому, что истинное "СНГ-2" давно уже существует, причем не как один из бесконечных вариантов сочетания республик, а как совершенно иное сообщество совершенно иных субъектов. В буквальном смысле – параллельный мир.

У "Союза непризнанных государств" нет ни учредительных документов, ни постоянно действующих органов, ни, разумеется, своих представителей в международных организациях. Более того, государства, которые его образовали... тоже не существуют. Речь идет о четырех автономных образованиях: Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и Нагорном Карабахе, которые формально входят в состав трех небезызвестных республик СНГ, но фактически вот уже более десяти лет существуют как независимые государства. Причем за эти годы вокруг них сложилась странная ситуация: с ними общаются, торгуют, в них инвестируют и ездят отдыхать, но ни одно государство не желает признать их фактически суверенный статус и разговаривать на равных. На политической карте мира их как бы нет.

Неудивительно, что в этой ситуации "непризнанные" начали плотно общаться друг с другом, делиться опытом борьбы за существование, даже организовывать свои собственные саммиты. Образовалось новое политическое пространство, формально никак не пересекающееся с системой официальных международных отношений. Вот-вот должна состояться третья по счету встреча руководителей внешнеполитических ведомств четверки. Главы МИД непризнанных республик уже встречались в Тирасполе в ноябре 2000 г. и в Степанакерте в июле 2001 года. Причем в обоих случаях были приняты совместные документы: заявления, в которых они наметили свою собственную стратегию урегулирования конфликтов в Грузии, Азербайджане и Молдавии и принципы последующего построения отношений с властями этих республик. Нельзя не отметить подчеркнутую серьезность этих документов, написанных с претензией как минимум на резолюцию конференции ОБСЕ. "Участники совещания выразили убеждение в том, что разработка комплексной и многоуровневой системы гарантий будет способствовать скорейшему продвижению к стабилизации в регионах конфликтов", – говорится, к примеру, в совместном коммюнике, принятом в Степанакерте. Там же подчеркивалась необходимость обращения к "правовой составляющей процесса урегулирования" как "необходимому условию для разрешения конфликтных ситуаций" и т.п. Впрочем, непризнанные занимаются не только разрешением конфликтов вокруг самих себя. Например, в Степанакерте было принято совместное заявление о перспективах "развития экономического потенциала использования транспортных коммуникаций и инфраструктуры кавказско-северопричерноморского региона". Одним словом, создается впечатление полноценного международного общения этих субъектов, как будто речь идет об обыкновенной межправительственной организации обыкновенных участников международных отношений. Именно на это и делается расчет: чтобы мировое сообщество привыкло к мысли, что в его рядах появились еще четыре вполне себе демократические республики. А на предстоящем форуме представители внешнеполитических ведомств непризнанной четверки, по всей видимости, озвучат на весь мир (докуда будет слышно) цели и задачи СНГ-2. Кстати, сами непризнанные еще не определились с названием своей организации, но "СНГ-2" им не нравится: они не хотят, чтобы их путали с официальным Содружеством. На этой почве появилось даже предложение назвать "четверку" более скромно: НАТО-2 (Нагорно-Карабахская Республика, Абхазия, Транснистрия и Осетия).

Конечно, трудно себе представить, что четыре мятежные провинции трех пусть даже и не слишком крепких суверенных государств могли бы вот так спокойно общаться и сообща бороться за независимость, если бы им кто-то не помогал. Этот "кто-то" – Россия. Недаром же после прихода к власти Саакашвили в Грузии и отказа Молдавии от подписания российского меморандума по ПМР непризнанные лидеры зачастили в Москву, где совещались, разумеется, не только друг с другом. Там они нашли поддержку, немного успокоились и вновь обрели боевой дух. Президент Приднестровья даже публично заявил о готовности ПМР оказать помощь (в том числе и военную) Абхазии и Южной Осетии...

Насколько оправданно такое поведение России в отношении сепаратистских (с точки зрения Баку, Тбилиси и Кишинева) режимов? Этот вопрос не имеет однозначного ответа с точки зрения международного права: между уважением территориальной целостности государств и правом наций на самоопределение иногда невозможно найти компромисс. Однако у России есть немало "неправовых" причин встать на сторону непризнанных республик: во-первых, это ее маленькие союзники в большой политике, во-вторых, это рычаги влияния на три не очень дружественные ей государства из числа СНГ-1, и, наконец, подавляющее большинство населения по крайней мере двух членов СНГ-2 (Абхазии и Южной Осетии) состоит в российском гражданстве.

Все бы ничего, но остается вопрос: а если в "сообществе непокорных" проявится, так сказать, тенденция к расширению? Вдруг в параллельное правовое пространство захотят нырнуть и пара-тройка российских регионов – как тогда будет относиться Россия к этому "формату интеграции"? Вопрос риторический. Впрочем, нынешние члены СНГ-2 вряд ли захотят идти на конфронтацию со своим основным "провайдером" из-за каких-то там сепаратистов и не примут их в свои ряды. Без них проблем хватает.

Вообще, участникам СНГ-2 в последнее время живется несладко. После временного затишья, когда об их существовании как бы забыли, началось новое мощное наступление на их никем не признанную независимость. Грузия, разобравшись с Аджарией, бряцает оружием перед носом Южной Осетии и Абхазии, Молдавия осуществляет экономическую блокаду Приднестровья и демонстративно стягивает войска к Днестру, Азербайджан усилил наезды (правда, словесные) на НКР. В сложившихся условиях непризнанные ведут себя по-разному – в зависимости от своих политических сверхзадач. Например, Южная Осетия продолжает ориентироваться на воссоединение с Россией. Похожие настроения преобладают в Нагорном Карабахе, с той лишь разницей, что его стратегическая цель – Армения. А вот Абхазия и Приднестровье ориентируются на полную независимость от кого бы то ни было. Сейчас, кстати, Тирасполь готовит "контратаку": он хочет предъявить Кишиневу международный иск о возмещении убытков, причиненных незаконной блокадой.

Что же касается перспектив международного признания ПМР, то здесь едва ли не главное слово будет за Румынией – покровительницей Молдовы. И, что характерно, лед уже тронулся: в румынских СМИ началась дискуссия о праве ПМР на независимость. Дело в том, что Румыния вообще не прочь вобрать в себя Молдавию, и рано или поздно это произойдет. Но вот Приднестровье представляется Бухаресту инородным телом, с которым в этом случае будут проблемы. Так что его лучше сразу отпустить на волю.

Приднестровская республика имеет хорошие шансы стать настоящим государством. И в этом случае возможны два варианта развития СНГ-2: либо таким образом будет положено начало признания всех непризнанных, либо ПМР потеряет связь со своими прежними собратьями по несчастью и полностью перейдет в "легальное" международно-правовое пространство. Это, кстати, может быть условием ее признания. А тогда оставшимся ничего не светит: их ряды покинет самый сильный боец. Хорошо, если Южная Осетия успеет к тому времени воссоединиться с Северной. А вот судьба Абхазии и Нагорного Карабаха вызывает серьезные опасения, особенно же – Абхазии, поскольку в ее независимости серьезно не заинтересован практически никто. Надеяться на свои силы? Да, Нагорный Карабах превратился в "крепкий орешек": недавно кандидат в президенты Абхазии Сергей Багапш поведал, что в НКР создана профессиональная армия, которая обходится бюджету республики в целых $25 млн в год. При этом он посетовал, что его республика не может позволить себе такие траты: весь бюджет Абхазии составляет $14 миллионов. Но ведь НКР всецело поддерживает Армения. Вот и Абхазия сейчас стремится заручиться поддержкой РФ: уже 85% жителей республики заполучили российские паспорта.

Конечно, на внешнюю поддержку рассчитывают все непризнанные. Но здесь, как уже было сказано, проблемы: Россия плохо справляется с миссией гаранта их фактической независимости, слишком уж влиятельные силы ей в этом противостоят. А поэтому СНГ-2 ищет себе и других патронов (хотя вряд ли кто-нибудь из потенциальных покровителей сможет обеспечить даже тот уровень поддержки, который дает Россия). Например, Приднестровье переориентируется на Украину. Киеву, конечно, очень лестно выступить в роли чьего-то гаранта, но сможет ли он "крышевать" непризнанную республику на международной арене? А Абхазия укрепляет экономические связи с Турцией. Выбор хороший: это член НАТО, кандидат в ЕС и вообще реальная сила в регионе, но вопрос: стоит ли вновь пускать эту силу на северный берег Черного моря (бывший некогда под владычеством Османской империи)? Вообще, существование "пробелов" на политической карте СНГ дает возможность самым разным политическим силам извне влиять на всю нашу местную геополитику.

К сожалению, никто не может дать универсального рецепта разрешения всей этой ситуации. Возможно, лучшим решением судьбы СНГ-2 было бы проведение плебисцита в "мятежных регионах", не желающих жить под властью своего прежнего государства. И чтобы потом не возникало вопросов о законности этого мероприятия, следует провести его под эгидой международных организаций, лучше всего ООН. Правда, придется в таком случае учесть и мнение беженцев (например, абхазских грузин). И уж затем беспрекословно принять волеизъявление населения как руководство к действию: отделять – так отделять, оставаться – так оставаться. Без претензий. Это, конечно, идеальный вариант. Вопрос лишь в том, хватит ли у противоборствующих сторон мужества и рассудка, чтобы после всех взаимных обид и большой крови вот так, почти математически, решить свою судьбу.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей