Россия устраивает Молдавии показательную порку

Технические ограничения в торговле стали главным средством воздействия в воспитательной работе Москвы с Кишиневом. Если же Россия введет для молдаван визовый режим, то Молдавия может оказаться на грани экономического краха




После "цветных" революций и ряда провалов российской политики на постсоветском пространстве Москва всерьез решила воспитывать бывшие братские республики экономическими методами. При этом обкатать воспитательную методику, похоже, решили на Молдавии: если меры в отношении той же Грузии или Украины пока носят преимущественно виртуальный характер и сводятся к угрозам поднять цены на газ, то экономическое давление на Кишинев не ограничивается анонсированием газовой атаки и уже почитай восемь месяцев как имеет конкретно-реальное измерение. Причем такое давление, начавшееся вскоре после принятия Госдумой в феврале с.г. соответствующего обращения к правительству РФ, постепенно нарастает.

Молдавский президент готов замерзнуть вместе со своим народом

Российско-молдавские отношения испортились два года назад, когда президент Молдавии Владимир Воронин буквально за несколько часов до прилета в Кишинев Путина отверг уже согласованный план приднестровского урегулирования, разработанный Дмитрием Козаком, на тот момент замглавы кремлевской администрации. После этого коммунист Воронин резко поменял внешнеполитическую ориентацию, сделав ставку на Запад.

Недавно Кишинев и Тирасполь посетила внушительная делегация из Москвы в составе представителей Совета безопасности (делегацию возглавлял замсекретаря Совбеза Юрий Зубаков, бывший посол России в Молдове), аппарата правительства, МИД, Минэкономики, Центробанка, других российских ведомств, а также "Газпрома". Видимо, это был последний шанс, предоставленный Москвой Кишиневу, однако молдавский президент им не воспользовался. За несколько дней до этого, в интервью румынской службе BBC, он сделал громкое заявление, многократно растиражированное затем в том числе российскими СМИ: "Я официально объявляю о том, что Молдова готова прожить и без экспорта вина в Россию. Будет сложно, но мы готовы жить в холоде, замерзать без российского газа, но не сдадимся". Если Кишиневу Москва грозит кнутом, то Тирасполь ублажает пряниками. Властям мятежного региона возглавляемая Зубаковым делегация пообещала привилегированные экономические отношения (в соответствии с московским Меморандумом от 8 мая 1997 г. Тирасполь имеет право на самостоятельное поддержание международных контактов в экономической, научно-технической и культурной областях).

Российская пуповина молдавской экономики

Прежде чем говорить о том, что такое в экономическом плане Россия для правобережной Молдавии, надо сказать, что такое молдавская экономика. В прошлом году молдавский ВВП едва достиг $2,5 млрд ($715 на душу населения); в текущем году он, как ожидается, возрастет до $3 млрд (в физическом выражении рост составит 7%). При этом внешнеторговый оборот приблизительно равен размеру ВВП, а 70-80% доходов госбюджета формируется за счет таможенных поступлений. Порядка 40% трудоспособных граждан Молдавии вкалывают за рубежом, из них свыше половины – в России. Именно денежные переводы от гастарбайтеров позволяют, не наращивая чрезмерно внешний долг, худо-бедно закрывать дыры в текущем платежном балансе в условиях огромного дефицита торгового баланса – ведь страна ввозит товаров вдвое больше, чем продает за рубеж сама. Прогноз торгового дефицита на этот год – свыше $1 млрд (импорт – $2 млрд, экспорт – $1 миллиард). По данным Национального бюро статистики, за 7 месяцев с.г. торговый дефицит Молдавии уже составил почти $600 млн, что в 1,6 раза больше, чем за аналогичный период 2004 г.: импорт увеличился на 30%, тогда как экспорт – всего на 10%. В структуре молдавского экспорта 55% приходится на сельхозтовары, в том числе примерно треть – на алкогольную продукцию.

Россия – крупнейший торговый партнер Молдавии (20,6% ее внешнеторгового оборота по итогам 2004 г.) и, что очень важно, единственный, с кем во взаимной торговле Молдавия стабильно имеет положительное сальдо, причем достаточно большое. В прошлом году оно достигло $137,1 млн при объеме двустороннего товарооборота в $569,7 миллиона. Если в молдавском импорте доля России составила 12,2%, то в экспорте – 35,8%. По итогам 7 месяцев текущего года положительное сальдо Молдавии в торговле с РФ превысило $76 млн при объеме взаимного товарооборота около $335 миллионов. Однако в совокупном молдавском экспорте удельный вес России, который в январе-апреле увеличился было до 37,3%, к августу снизился до 34,5% (68% молдавских поставок в страны СНГ); уменьшение российской доли отмечается и в импорте – до 10,8% (27% поставок в Молдавию из стран Содружества).

Молдавский импорт из РФ представлен почти исключительно энергоресурсами: свыше 70% их потребления республикой покрывается за счет российских поставок. Экспорт же в Россию – это в основном сельскохозяйственные товары: свыше 2/3 его объема занимают вино и коньяки, значительные объемы приходятся также на свежую и консервированную плодоовощную продукцию, натуральные соки, табачные изделия. В России реализуется 80-85% экспортируемой Молдавией алкогольной продукции и порядка 70% – овощей и фруктов. Переориентировать эти поставки на другие рынки крайне затруднительно, во всяком случае, в короткие сроки. Так, чтобы прорваться на европейский рынок, нужны очень серьезные капиталовложения в инфраструктуру и селекционную работу. К примеру, если Россия пока что принимает "просто яблоки", то яблоки, идущие на Запад, должны быть одного сорта, размера, цвета, каждое яблочко должно быть упаковано и т.д. Кроме того, в Европе надо еще найти нишу – конкуренция очень велика: польские и китайские яблоки заполонили весь континент. Молдавские вина, конечно, получают медали на выставках, но и этот рынок плотно занят.

Если Россия взвинтит цены на газ и даст от ворот поворот молдавским аграриям и виноделам, то Молдавию ждет серьезный экономический спад (до 12% ВВП) на фоне значительного роста инфляции (до 20-22% в год против нынешних 12%), а в платежном балансе республики образуется брешь в несколько сотен миллионов долларов. Если же, вдобавок к сему, Москва введет для молдавских граждан визовый режим и осложнит их трудоустройство на российских просторах, то Молдавия и вовсе окажется на грани экономического краха.

Кремлевский ГАЗават

Кстати, сейчас Россия поставляет Молдавии на льготных условиях не только газ, но и электроэнергию (на паритетных началах с Украиной) – по цене 2,35 цента за 1 кВт/час, что в два раза ниже, чем предлагает Румыния, и на 23% – чем на электроэнергию, получаемую с Молдавской ГРЭС в Приднестровье. В 2004 г. такие льготные поставки покрыли четверть внутренних потребностей правобережной Молдавии.

Что касается поставок природного газа, то в I полугодии 2005 г. его средняя цена для Молдавии составила около $75 за 1 тыс. куб. м ($68-80 по разным контрактам). Закупками российского газа и его распределением по обе стороны Днестра занимается АО "Молдова-газ", ведающее национальной газотранспортной системой. В этом предприятии "Газпром" имеет 50% плюс одну акцию, в свое время полученные им по условиям реструктуризации т.н. исторических газовых долгов Кишинева (последнему досталось 35,33% акций, еще 13,44% принадлежит Комитету по управлению имуществом Приднестровья, остальное – частным лицам). По сложившейся практике, "Газпром" и его дочка "Газэкспорт" заключают свои контракты с "Молдова-газ" на поставки природного газа в Молдавию в целом, без обособления Приднестровья, хотя голубые потоки на правый и левый берег Днестра (их соотношение – приблизительно 7:3) учитываются и оплачиваются отдельно. В прошлом году такие совокупные поставки возросли по сравнению с 2003 г. с 2,3 до 3,15 млрд куб. м, в нынешнем – должны увеличиться еще на 50 млн кубов. При этом за транзит природного газа в третьи страны по территории Молдавии (26 млрд кубометров) российский концерн выплатит $50 миллионов.

В марте с.г. Тирасполь заявил о выходе из АО "Молдова-газ" и намерении создать отдельное совместное предприятие с "Газпромом", а в июне предложил заключить прямое соглашение о поставках в регион природного газа. Однако указанные инициативы пока не нашли в "Газпроме" отклика. Помимо юридических сложностей, тут нужно учитывать и то обстоятельство, что Приднестровье, во-первых, оплачивает текущие поставки в среднем лишь на 60%, а во-вторых, постоянно превышает, причем весьма значительно, выделенную ему квоту, просто отбирая газ из транзитной трубы.

А вот правобережная Молдавия последние два года ведет себя в данном отношении прилично. В результате, если газовый долг Приднестровья постоянно растет (по состоянию на 1 января с.г., с учетом пени и штрафов, он достиг $1173 млн), то размер задолженности Кишинева остается неизменным с июля 2003 г. и составляет всего $121 млн (согласованная сумма после реструктуризации исторических долгов), то есть в 10 раз меньше, чем у Тирасполя. Впрочем, эти деньги тоже нужно как-то отдавать. Договоренности 2003 г. предусматривали возможность передачи "Газпрому" в счет погашения долга еще целого ряда предприятий энергетики, а также оставшихся у Кишинева 35% акций "Молдова-газ". Однако против этого выступили МВФ и Всемирный банк, которые настоятельно рекомендовали правительству республики проводить последующую приватизацию госсобственности исключительно за наличные. В итоге вопрос завис, и как Кишинев будет расплачиваться по старым газовым долгам, остается неясным.

Долговая проблема грозит вновь обостриться, если будет реализовано заявленное несколько месяцев назад намерение российской стороны поднять экспортные цены для Молдавии до европейского уровня, или более чем в два раза – примерно до $160 за 1 тыс. кубометров. Для молдавских потребителей это может обернуться шоком.

Не хотите ли черешни?

В отличие от газовых передряг, в весьма чувствительном для Кишинева вопросе доступа на российский продовольственный рынок Москва уже перешла от слов к делу, причем строго по той методе, что содержится в письме, направленном в начале марта Фрадковым на имя Грызлова в ответ на упомянутое выше обращение Госдумы к правительству. "В свете проводимой сегодня молдавским руководством политики как никогда актуальной является необходимость дальнейшего выстраивания нашего двустороннего сотрудничества на сугубо прагматичной основе в тесной увязке с готовностью Кишинева следовать ранее заявленному им курсу на установление стратегического партнерства с Россией", – пишет премьер спикеру. Если же курс на поверку оказывается иным, то "прагматичным" представляется образумить непонятливого партнера, например, возведением антидемпинговых рогаток на пути его сельскохозяйственного экспорта. "Для ограничения таких поставок с территории Молдавии, за исключением Приднестровья, – говорится далее в документе, – также имеется в виду использовать технические барьеры (выявление несоответствия сертификатов качества, борьба с фальсификатом и т.п.)". Именно технические ограничения в торговле стали главным средством воздействия в воспитательной работе Москвы с Кишиневом.

Уже в апреле был введен запрет на ввоз в РФ из Молдавии говядины, свинины, баранины, мяса птицы и мясных субпродуктов. Обоснованием этой меры послужили подозрения в реэкспорте Молдавией мясопродуктов неизвестного происхождения, что чревато угрозой занесения в Россию опасных инфекций. Спустя два месяца была достигнута договоренность о возобновлении поставок при условии предоставления Кишиневом гарантий, что экспортируемая продукция произведена в самой Молдавии, однако на практике запрет по существу сохраняется. Правда, для Молдавии перекрытие мясных поставок на российский рынок некритично: в 2004 г. их объем составил всего $8,6 миллиона. Однако это был "звоночек": мол, не одумаетесь, последуют более чувствительные меры. И они последовали.

16 мая технический шлагбаум был опущен перед растениеводческой продукцией из Молдавии, поскольку, согласно официальным разъяснениям, молдавская сторона "не выполняет российские и международные требования при поставке растений, что не исключает занесения в страну опасных заболеваний и вредителей". В августе представители Минсельхозпищепрома республики приезжали в Москву и вынуждены были признать нарушения, пообещав провести официальное расследование случаев фальсификации фитосанитарных сертификатов (российские эксперты предъявили 27 фальшивых сертификатов, выданных Главной государственной инспекцией по фитосанитарному карантину Молдавии).

Вследствие утраты российского рынка сельское хозяйство Молдавии несет большие убытки. Экспорт плодоовощной продукции сократился втрое; попытки переориентировать данные поставки на Украину и Белоруссию не увенчались заметными успехами. В 2004 г. одних только фруктов Молдавия продала России на $27,4 миллиона. Так, на российском рынке было реализовано свыше 70% всего сбора вишни и черешни. В текущем году эти культуры опять уродились, но ими пришлось загружать консервные заводы; не удалось, в частности, сбыть урожай в страны ЕС – европейцы отказались покупать молдавские ягоды именно из-за их несоответствия техническим стандартам.

Сейчас в Кишиневе ожидают прибытия экспертов Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору РФ (сроки их приезда пару раз уже переносились) для завершения, как надеется молдавская сторона, переговоров о возобновлении экспорта в Россию растениеводческой продукции из Молдавии. Это будет повторной инспекцией подобного рода: в сентябре российские эксперты уже приезжали в Кишинев и сказали, что снятие запрета "вполне возможно". Однако надежды на положительное решение вопроса о возобновлении поставок в РФ молдавских овощей и фруктов, скорее всего, неоправданны. Более того, запрет может быть официально (а не как результат "недоразумений" с акцизными марками) распространен на винодельческую продукцию – месяц назад Москва затребовала список химических препаратов, используемых молдавскими виноделами.

С вином виноватые

Проблемы у молдавских экспортеров алкогольной продукции возникли во второй половине сентября, когда Федеральная таможенная служба (ФТС) РФ увеличила срок выдачи акцизных марок с 22 до 50 дней. Действующий порядок предусматривает, что импортеры алкоголя обращаются в ФТС с заявками на получение акцизных марок, а затем переправляют их непосредственным производителям, которые и наклеивают эти марки на бутылки. Российские таможенники объясняют удлинение сроков рассмотрения заявок высоким спросом на марки в преддверии вступления в январе 2006 г. в силу закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции". Согласно данному документу, маркировка импортной алкогольной продукции будет осуществляться не производителями за рубежом, а непосредственно в России. По уверениям ФТС, задержки с выдачей марок касаются абсолютно всех. Однако от нововведений реально пострадали пока только молдавские поставщики.

В октябре прекратил работу завод "Бардар" (торговая марка "Vinorum") – четвертый по мощности производитель коньяка в Молдавии: на предприятии закончились российские акцизные марки, притом что в Россию направляется 85% его продукции. Не исключено, правда, что "Бардар" сам виноват в своих бедах, просто запоздав с обращением за очередной партией акцизных марок (последние отгрузки в Россию были произведены с завода еще до упомянутого решения ФТС). Вместе с тем в Национальной алкогольной ассоциации Молдавии уверены, что все это неспроста и вскоре аналогичные проблемы возникнут у других предприятий, которые тоже будут вынуждены останавливать производство.

Впрочем, есть немалые сомнения в том, что Россия пойдет на крайние меры и полностью перекроет доступ на свой рынок молдавских вин, так как это чревато проблемами не только для Молдавии, но и для многих российских предприятий. Более 60% всех вин, продаваемых в России, поставляется из Молдавии, причем половина из них бутилируется уже на российской территории. В силу дешевизны молдавских виноматериалов переключиться на продукцию из других винодельческих регионов отечественным заводам будет затруднительно. К тому же, в Молдавии данная отрасль в значительной степени контролируется российским бизнесом. Поэтому вероятен сценарий, предусматривающий не полный запрет на импорт молдавского алкоголя, а ужесточение все тех же технических требований. Это, между прочим, не станет излишним не только с политической, но и с обывательской точки зрения: объективно, качество молдавских вин, поставляемых в Россию, за последние годы изменилось отнюдь не в лучшую сторону.

Свобода как наказание

Самое интересное, что все репрессалии Кремля против "маленькой, но гордой" Молдавии – при непредвзятом рассмотрении и не репрессалии вовсе. В самом деле, разве можно отнести к таковым предложение покупать товар по его рыночной цене или введение международных стандартов качества на ввозимую продукцию? Это не "экономическая блокада", о которой твердит Воронин, и не санкции, а, скорее, лишение преференций и отказ от попустительства по отношению к недобросовестным поставщикам. Логика Москвы очень проста: рветесь в Европу – скатертью дорожка. Но тогда, извините, и во взаимной торговле давайте руководствоваться европейскими ценами и стандартами. Какие при этом к Москве могут быть претензии? У молдаван есть поговорка, аналогичная российской насчет "денежек врозь": в молдавском варианте это звучит как "брат братом, а брынза за деньги". Остается вспомнить, что бесплатная брынза бывает только в мышеловке.

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей