В Азии зреет полномасштабный кризис

"Мягкое подбрюшье" Китая раздирает огромный пласт противоречий. Регион напоминает плотно закрытый котел, в котором под большим давлением закипает взрывоопасная смесь




Назвав в 1942 г. Балканы "мягким подбрюшьем" оси "Берлин – Рим", Уинстон Черчилль ввел в оборот понятие, описывающее комплекс отношений, характерных для подобных регионов. Речь идет о связке между крупным геополитическим игроком и его соседями, в борьбе за влияние на которых участвуют и другие субъекты мировой политики. В этой системе измерений Балканы так и остались "подбрюшьем Европы", далекая от стабильности Центральная Азия стала "подбрюшьем России", а порозовевшая Латинская Америка – "подбрюшьем США".

Дошла очередь и до Китая, "мягким подбрюшьем" которого называют треугольник суши между восточной Индией и южной границей Китая. Регион может показаться тихой политической заводью, которую тревожат только наводнения и цунами. Но эта картина обманчива: ситуация во многих государствах напряжена до предела, не прекращаются и столкновения внешних интересов. Просто вся политическая жизнь происходит "в тени", лишь изредка прорываясь вовне в виде бунтов и переворотов. Регион напоминает плотно закрытый котел, в котором под большим давлением закипает взрывоопасная смесь из религиозных, этнических, классовых и иных противоречий. Время от времени давление возрастает, крышка приподнимается, и тогда новости из "мягкого подбрюшья Китая" попадают на первые полосы СМИ. А потом, после того как пар вышел, крышка опускается, и все затихает до следующего выхлопа.

Главными внешними силами, ведущими игру в регионе, являются Китай, Индия и США. При этом Пекин, рассматривающий "треугольник" как зону своего влияния и даже как "временно отторгнутую" часть Китая, уверенно проводит политику экспансии. Атакуемая со всех сторон Индия пытается организовать защиту. А Вашингтон, закрепляясь в регионе, развивает партнерские отношения с такими государствами, как Таиланд, Лаос и Вьетнам, и старается аккуратно подключить Индию к игре против Китая. Основным инструментом политики США на индийском направлении является военно-техническое сотрудничество, мотивированное для Индии угрозой ее окружения военными объектами Китая, которые создаются на базе морских портов, построенных или реконструированных при участии Пекина в Пакистане, Шри-Ланке, Бангладеше и Мьянме. Эту россыпь китайских стратегических объектов называют "жемчужным ожерельем", с помощью которого Китай собирается удушить Индию. В Дели, в общем, согласны с такой формулировкой, а некоторые индийские эксперты даже прогнозируют время начало "китайской агрессии", называя 2012 или 2017 год.

Дели беспокоит не только "жемчужное ожерелье", но и рост китайского влияния на Таиланд и Мьянму, а также поддержка Пекином маоистов, особенно в Непале и Бутане. Также высказываются опасения, что Пекин может использовать в своих интересах претензии Бангладеш на Западную Бенгалию или помочь сепаратистам из "Объединенного фронта освобождения Ассама", добивающихся независимости этого индийского штата, вклинивающегося в "мягкое подбрюшье" Китая. Если сопоставить все эти угрозы, получается, что Китай вроде бы действительно со всех сторон окружил Индию: "жемчужное ожерелье" на юге, прокитайские режимы на востоке и маоистские партизаны вдоль всей восточной границы.

У Пекина тоже есть основания для недовольства Индией: за ее готовность играть против него вместе с США, за стремление ослабить Пакистан, который в последние годы активно сотрудничает с Китаем, за попытки использовать буддистских священников для ослабления китайского влияния на Мьянму, за антикитайскую позицию по проблеме Тибета. А еще за секретные учения, проводимые Индией в рамках "подготовки к отражению китайской агрессии", и за публикации, призывающие к наращиванию ресурсов, необходимых для проведения политики ядерного сдерживания в отношении Китая. В контексте ядерной тематики далеко не случайной выглядит информационная кампания против Мьянмы. Freedom House помещает Мьянму рядом с КНДР, в первых строчках списка злостных нарушителей прав человека, а СМИ тиражируют информацию о сотрудничестве этих стран в создании ядерного оружия. Находящийся под влиянием США Таиланд принимает перебежчиков из Мьянмы, которые также участвуют в информационной кампании против "преступной хунты".

Несколько иной сюжет развивается – при участи тех же внешних игроков – в Непале, где два года назад была свергнута монархия. Власть перешла к маоистам, что привело к росту китайского влияния в стране. Затем прокитайского премьера сменил политик, много лет бывший генеральным секретарем Объединенной (марксистско-ленинской) коммунистической партии Непала. В начале мая маоисты инспирировали массовые акции протеста и забастовки с требованием отставки действующего премьера, используя в своих интересах пробуксовку с разработкой конституции. Предложенный маоистами компромисс, подразумевавший продление сроков подготовки Основного закона в обмен на отставку премьера-коммуниста, поначалу устроил всех. Но на следующий день после того, как все более-менее успокоились, премьер дезавуировал достигнутую договоренность и заявил, что не уйдет. Это привело к новой волне протестов, которые, по словам представителя американского Госдепартамента, могут "в любой момент обернуться вспышками насилия".

Чтобы понять, что имеется в виду, достаточно вспомнить недавние события в Таиланде. В 2006 г. в Бангкоке был организован свой Майдан. "Желторубашечники" из Народного альянса за демократию (НАД) вышли на улицу и добились смещения премьеры Чинавата, известного своими успехами в реализации социальных программ. Следующие два премьера тоже не устроили НАД, и "желтые рубашки" еще два разу выходили на улицы и даже захватили аэропорты, на девять дней заблокировав воздушное сообщение. Эти крайние меры позволили НАД добиться полной победы. Руководство поддерживающей Чинавата партии "Власть народа" и ее депутатов признали виновными в финансовых махинациях, что позволило Конституционному суду принять решение о расформировании партии и пятилетнем запрете на политическую деятельность для ее членов. После чего "укороченный" парламент назначил премьером кандидата от "Демократической партии", выпускника Оксфорда Абхисита Ветчачиву.

В результате более 40% граждан оказались в оппозиции, и на улицы – митинговать в поддержку Чинавата – вышли "краснорубашечники", костяк которых составляют городские и сельские низы. "Красный Майдан" продолжался более двух месяцев и закончился побоищем, которое спровоцировало убийство одного из лидеров протестующих. Во время погромов пострадало около 40 объектов городской инфраструктуры: от магазинов и банков до телестанции и здания фондовой биржи. В целях наведения порядка власти ввели комендантский час и приказали быполучили ранены, премьер-либерал сохранил свой пост, страна раскололась, а "краснорубашечники" обещают вернуться. Но пока уже целый месяц в Бангкоке царят мир и покой.

Это только три конфликтных схемы – информационная война против правящего режима, противостояние внутри одного из политических флангов и борьба за власть с привлечением политических сил разной ориентации – из множества сценариев, развивающихся в регионе. Не исключено, что периодическое выпускание пара позволит еще долгое время поддерживать относительную стабильность в этом проблемном регионе. С другой стороны, огромный пласт противоречий, раздирающих "мягкое подбрюшье" Китая, их качественный разброс, разнонаправленность интересов внешних игроков, а также увеличивавшаяся в последнее время сила выбросов дают основание для менее оптимистичных прогнозов. Просто потому, что кипение в закрытом котле не может продолжаться вечно: рано или поздно либо сорвет крышку, либо разнесет весь котел.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей