Саркози не суждено стать вторым де Голлем

За время президентства Саркози настроил против себя большинство населения и значительную часть истеблишмента. В последнее время он развил бешеную активность, чтобы подправить неумолимо ползущие вниз рейтинги. Получается неважно


ФОТО: AP



Николя Саркози демонстрирует миру, что Франция держит руку на пульсе мировой политики. Жители Тулузы и Бордо первыми вышли на митинги против "мирного атома", и к минувшему понедельнику в стране были распроданы все счетчики Гейгера. Французские летчики первыми отбомбились по Ливии, французский министр иностранных дел смело отправляет в отставку президент Йемена, а посол Франции при НАТО покидает заседание Альянса, громко хлопнув дверью. Британская пресса сравнивает Саркози с Маргарет Тэтчер, прозрачно намекая на войну за Фолклендские острова.

Эксперты объясняют бешеную активность Саркози стремлением поднять собственный рейтинг и расширить поддержку правящей партии "Союз за народное движение" (СНД) накануне большого избирательного цикла 2012 года. Получается пока плохо. В 2007 г. СНД получила 54% мандатов в Национальном собрании, год назад на региональных выборах – 35%, а сейчас в первом туре кантональных выборов за нее проголосовали 28,5% избирателей. В лидеры вышла Социалистическая партия Франции, получившая 30% голосов, а Национальный фронт, возглавляемый Марин Ле Пен, набрал 15%, улучшив свои показатели в полтора раза.

У самого Саркози дела обстоят не лучше. На президентских выборах 2007 г. он получил 31% голосов в первом туре и 53% – во втором. А в президентских рейтингах этого года набирает от 18% до 21%, уступая то Марин Ле Пен, то кандидату социалистов Доминику Стросс-Кану, сумевшему опередить Саркози на 15%. Наблюдаемая динамика отражает как раздражение французов политикой действующего президента и его Кабинета министров, так и общие тенденции, связанные с ростом популярности левых и националистически настроенных политиков.

Играть на поле левых Саркози не может. Он проводит жесткую бюджетную политику, главным достижением которой стала пенсионная реформа, продавленная через парламент осенью прошлого года. Но к соперничеству с Национальным фронтом президент готов. Еще в 2005 г. на посту государственного министра, то есть второго человека в правительстве, он занял жесткую позицию в связи с бунтами мусульманской молодежи, громившей пригороды Парижа, и это в значительной степени обеспечило его победу на президентских выборах 2007 года. Потом был закон, ограничивающий публичное ношение религиозной символики, защита арестованных в Ливии болгарских врачей, депортация цыган и громкое заявление о провале мультикультурализма.

Этой обоймы вполне могло хватить в борьбе с далеко не молодым Жаном-Мари Ле Пеном, имеющим репутацию "пещерного националиста". Но в начале этого года он ушел на покой, и лидером Национального фронта стала его дочь, которая занялась улучшением имиджа партии. Пока ей это удается. Марин Ле Пен придала партии блеска, она современна и демократична. Она публично сочувствует иммигрантам, которые "не могут достойно жить в их стране". Определенное значение имеет ее готовность переключать внимание на социальную тематику. Продолжая выступать против абортов, Ле Пен давит не на мораль или угрозу вымирания нации, а требует, чтобы оплата противозачаточных таблеток осуществлялась в рамках государственной системы медицинского страхования. Судя по сообщения французских СМИ, Марин Ле Пен планирует дополнить свою предвыборную программу пунктом о снижении пенсионного возраста хотя бы для женщин.

Еще большую угрозу для Саркози представляет лидер президентского рейтинга, кандидат от Социалистической партии Доминик Стросс-Кан. Этот респектабельный политик относится к правому крылу социалистов. Он является профессором Парижского института политических исследований и Высшей школы коммерческих исследований, занимал посты министра промышленности и министр экономики. В сентябре 2007 г. Стросс-Кан был избран директором-распорядителем МВФ, что подтвердило его инкорпорированность во французскую и мировую элиту.

Находящийся в непростом положении Саркози пытается отвечать на вызовы регулярными ротациями в правительстве. Год назад, сразу после провала СНД на региональных выборах, в отставку был отправлен министр труда Ксавье Дарко. Кроме того, в результате цепочки перестановок сменился глава Министерства бюджета. В ноябре прошлого года, сразу после утверждения пенсионной реформы, в отставку было отправлено все правительство. Результатом этой акции стала замена двух ключевых фигур: глав МИД и Министерства труда. Отставку руководителя внешнеполитического ведомства Бернара Кушнера, проработавшего на этом посту с мая 2007 г., и назначение на его место Мишель Альо-Мари наблюдатели связали с желанием президента усилить внешнеполитическое ведомство: бывший "врач без границ" Кушнир уступил место даме, имевшей опыт руководства Минюстом, МВД и Министерством обороны.

Альо-Мари собиралась вернуть во французскую внешнюю политику "взвешенность и прагматизм". Этим далеко идущим планам помешала революция в Тунисе. В январе главу МИД обвинили в неправильной оценке тунисских событий, выразившейся в намерении оказать помощь Бен Али, а информация о ее "дружбе" с бизнесменом, принадлежащим к ближнему кругу свергнутого тунисского президента, спровоцировала громкий скандал. В результате Саркози еще раз перетряхнул правительство, сменив руководство МИД, МВД и Минобороны. Министерская чехарда всегда считалась признаком неустойчивости власти, но на этот раз она спровоцировала атаку на внешнеполитическую линию Саркози.

В конце февраля Le Monde опубликовала открытое письмо группы дипломатов, раскритиковавших "импульсивную" и "дилетантскую" внешнюю политику Саркози, в результате которой "Франция полностью утратила вес и влияние на международной арене". Авторы письма утверждают, что "примкнув к США, о чем свидетельствует возвращение в НАТО, Франция лишилась способности к дипломатическим маневрам". На фоне громких заявлений и планов последних лет политика Саркози привела к тому, что "Франция теряет Африку, средиземноморские страны обижены, Китай нам грубит, а Вашингтон нас игнорирует". В общем, дипломаты разгромили внешнеполитический курс Николя Саркози и обвинили его в том, что "диктат президентского дворца парализует работу внешнеполитического ведомства".

Через несколько дней в Le Figaro появился коллективный ответ другой группы дипломатов, вставших на защиту Саркози. Общий смысл их послания сводится к тому, что за первым письмом "стоит маленькая группа недовольных, пытающихся свести мелкие счеты". Признав, что на дворе трудные времена, авторы второго письма перечислили заслуги французской дипломатии за последние четыре года: "Лиссабонское соглашение, договор по вопросам безопасности с Англией, спасение Грузии от вторжения России, налаживание стратегического партнерство с Индией и Бразилией, нормализация отношений с Руандой и жесткость, проявленная в отношении Ирана". И призвали дипломатический корпус "не жаловаться, а действовать".

За неполные четыре года президентства Саркози настроил против себя не только большинство населения, но и часть французского истеблишмента, который предъявил президенту счет, пока анонимный. Рядовые граждане и элиты равным образом разочарованы, хотя и по разным поводам. Саркози обещал "построить безупречную республику" и явно желал стяжать лавры де Голля. Он хотел быть президентом Франции и лидером объединенной Европы, но не гнушался "бегать по поручениям Вашингтона". Он последовательно проводит жесткую внутреннюю политику за счет населения, одновременно подкупая его мерами против незаконной иммиграции и соответствующей риторикой, а его проект Средиземноморского союза нашел свое блестящее завершение в ударах французских летчиков по Ливии.

Саркози действительно сделал блестящую карьеру, но времена меняются, а он сам, похоже, перегнул палку. Шансы переизбраться в 2012 г. у него пока есть. Но ему уже не стать вторым де Голлем.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей