Путин придумал СССР 2.0

Полностью проиграв на западном направлении и столкнувшись с принципиально новыми вызовами, Россия оказалась в достаточно тяжелой ситуации. И у нее просто нет иного выхода, как "вернуться домой", сосредоточившись на ближайшем окружении


Встреча лидеров стран ЕврАзЭС в 2006 году. ФОТО: ИТАР-ТАСС



Публикация в "Известиях" статьи Владимира Путина "Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня" позволяет говорить о появлении прекрасной традиции: знакомить публику с эпохальными идеями через ведущие российские СМИ. Почин сделал Дмитрий Медведев. Два года назад в статье "Россия, вперед!" он изложил программу модернизации экономики, а теперь его возможный преемник принялся за модернизацию постсоветского пространства.

При всех содержательных и стилистических различиях оба текста можно отнести к жанру политической утопии. Так, Путин, приглашая к сотрудничеству среднеазиатские государства, тут же пишет, что "Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов".

Он утверждает, что "ЕЭП будет базироваться на согласованных действиях в ключевых институциональных областях – в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере техрегламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. А затем – и на единой визовой и миграционной политике, что позволит снять пограничный контроль на внутренних границах". И подчеркивает преимущества, которые получат от этих новаций рядовые граждане и бизнес.

По словам Путина, "речь идет о запуске в СНГ конкретных, понятных, привлекательных инициатив и совместных программ в сфере энергетики, транспорта, высоких технологий, социального развития", "о сотрудничестве в науке, культуре, образовании, взаимодействии в сфере регулирования рынков труда, создания цивилизованной среды для трудовой миграции". Все это предлагается делать на базе советского наследия в виде "инфраструктуры, производственной специализации, общего языкового, научно-культурного пространства" и "с опорой на опыт Евросоюза".

Картина получается, прямо скажем, захватывающая, но в ней есть существенные нестыковки. О какой свободе и демократии можно говорить применительно к среднеазиатским режимам? Как интегрироваться на основе рынка, если его законы уже поставили страны СНГ в зависимость от Запада и капитала транснациональных корпораций? К каким последствия приведет новая миграционная политика? И стоит ли опираться на опыт ЕС, если сами европейцы говорят о пороках модели Евросоюза, а экономисты мрачно шутят: "для спасения еврозоны нужны базуки, два триллиона евро и изгнание Греции".

Здесь явно что-то не так. Тем не менее, некоторые увидели в этих планах стремление восстановить СССР. Такая перспектива может обрадовать значительную часть населения, всех тех, кто, судя по опросам, считает, что именно с распадом Союза "начались все беды" и "страна пошла не тем путем". Да и сам Путин как-то назвал крушение СССР "крупнейшей геополитической катастрофой". Однако в статье говорится, что восстановление Советского Союза невозможно и не имеет смысла. Нет в тесте и попыток вернуться к идеологии евразийства, популярной в самом начале нулевых, когда Дугин еще был вхож в Кремль.

Зато в статье есть пересмотр собственных оценок роли и значения СНГ. Шесть лет назад Путин сказал, что "СНГ – это механизм цивилизованного развода", а все остальное – "политическая шелуха и болтовня". А теперь выясняется, именно "модель СНГ помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных нитей, объединяющих наши народы", "сберечь производственные, экономические и другие связи, без которых невозможно представить нашу жизнь". Более того, "именно опыт СНГ позволил запустить многоуровневую и разноскоростную интеграцию на постсоветском пространстве".

Все это говорится на фоне очередного витка газовых проблем с Украиной, неприличного торга с Белоруссией, готовности среднеазиатских стран начать сотрудничество с Европой в рамках проекта Nabucco и других осложнений в отношениях с государствами Содружества. В активе России – создание Таможенного союза и Единого экономического пространства, продвигавшегося Москвой с 2003 года.

Тем самым получается, что, презентуя "новый интеграционный проект для Евразии", Путин делает заявку на корректировку внешнеполитического курса Медведева, главным итогом которого стало фиаско практически на всех направлениях. Приоритетным направлением внешней политики России стал Запад, на втором месте оказались страны Азиатско-Тихоокеанского региона, а союзники по СНГ – на третьем.

Но ставка на "перезагрузку" и сотрудничество с НАТО провалилась. Европейские эксперты позволяют себе прямо говорить о том, что "Запад довел Россию до состояния фрустрации": "Он списал Россию, перестал рассматривать ее как силовую державу, стал относиться к России как к младшему партнеру, а когда она отказывается от такой роли, Запад просто изолирует ее, отказываясь идти с ней на сотрудничество".

Аналогичным образом оценивает сложившуюся ситуацию и постоянный представитель России при Североатлантическом альянсе Дмитрий Рогозин: "Контакты в рамках Совет Россия – НАТО, больше не удовлетворяет российскую сторону из-за фактического неравноправия сторон", "стратегическое партнерства в рамках европейской ПРО остается на уровне мечтаний". Комментируя планы США разместить элементы ПРО в Турции, Чехии и Болгарии, источник в Кремле говорит, что "шансов договориться нет, и теперь нужно либо свою ПРО создавать, либо наращивать ядерный потенциал".

Получается, что, полностью проиграв на западном направлении и столкнувшись с принципиально новыми вызовами, связанными с событиями в Африке и на Ближнем Востоке, Россия оказалась в достаточно тяжелой ситуации. И у нее просто нет иного выхода, как "вернуться домой" и сосредоточиться на своем ближайшем окружении.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей