Жириновский исповедался

На очередных Пионерских чтениях политик представил на суд публики собственное стихотворение, которое никому не показывал в течение 40 лет


ФОТО: ИТАР-ТАСС
ВСЕ ФОТО



За пять с половиной лет "Русский пионер" успел побывать в съемочном павильоне Главкино, на Другой сцене театра Современник, в синагоге на Поклонной горе, в демонстрационном зале ГУМа, в Уголке дедушки Дурова, а также поднимался на борт питерской "Авроры" и был замечен на склонах французского Куршевеля. Но последние "Пионерские чтения" в Государственной думе все равно особенные, в чем-то революционные и для журнала, и для ГД.   "Невероятно, но факт: "Пионерские чтения" в Государственной думе", - писали зрители в соцсетях, выкладывали фото на фоне герба РФ и только после этого проходили в зал. Конечно, площадка для "РП" непростая - все-таки сердце законодательной власти. Непростое мероприятие и для Госдумы: на Пионерских чтениях могут обсуждаться любые темы, колумнисты дают разные оценки всему и всем и этих оценок уж точно не стесняются, на соседних местах в зале могут оказаться люди, которые вряд ли поздоровались бы вы друг с другом, окажись они в другом месте. Вот так, не изменяя себе, "Русский пионер" открыл двери Госдумы для своих читателей. И Госдума, в свою очередь, открыла двери для журнала. Пропускная система режимного объекта показала свое человеческое лицо: колумниста, музыканта Андрея Макаревича, например, пропустили без документов, стоило ему показать свое.

  Спикер Государственной думы Сергей Нарышкин открыл "Пионерские чтения" не только как гостеприимный хозяин высшего органа законодательной власти, но и как колумнист: "В качестве темы избран такой взгляд с разных сторон на спорт, а через спорт на другие сферы нашей жизни. Есть для этого несколько причин. Первая состоит в том, что спорт всех нас объединяет, а тем более в преддверии сочинских Олимпийских игр, до открытия которых осталось всего ничего". В новом номере журнала Сергей Нарышкин написал колонку о том, что общего между политикой и спортом. Читать не планировал, но небольшой отрывок с содержавшимся в нем острым анекдотом все-таки прозвучал.  

Андрей Колесников заметил, что в Думе на чтения собрались совершенно разные люди: "Не знаю, как вам, а мне очень интересно видеть рядом (лидера ЛДПР) Владимира Жириновского и (главного редактора телеканала "Дождь") Наталью Синдееву". На что Жириновский ответил, что Синдееву видит первый раз в жизни. "И канал меня раздражал и раздражает тем, что очень субъективно", - сказал лидер фракции, которая ранее выступала с призывами лишить телеканал лицензии после опроса о блокаде Ленинграда.  

Возможно, воодушевившись этой информацией, Владимир Жириновский решил прочитать стихотворение "Исповедальный крик", которое никому не показывал сорок лет, потому что в свое время журнал "Юность" жестко отказал ему в публикации. Раздались аплодисменты, но декабрист Жириновский и не думал уходить со сцены: все-таки сорок лет ждал удачного момента, чтобы прочитать свое единственное стихотворение. Поймав на себе чей-то взгляд, сделал еще одно признание:  

"Знаю, что я многих утомляю, раздражаю, но, может быть, это и есть источник моего вдохновения - наша взаимная ненависть. А ненавидите вы меня потому, что я говорю все, что хочу, но тихо иду. А вы только скажете то, что хотите, как вас немножко подрезают. Эта ваша неустойчивость в вас вызывает раздражение, что есть броненосец, который идет".  

Вечер дебютов продолжил паралимпийский чемпион Михаил Терентьев. Перед тем как прочитать свою колонку о силе воли, спортсмен признался, что в первый год после травмы не представлял, как вообще можно передвигаться на коляске, не говоря уже о том, чтобы участвовать на ней в Олимпиаде и становиться чемпионом.  

Телеведующая Юлия Бордовских только сейчас дебютировала с колонкой. Странно, что до сих она этого еще не делала. Свой дебют она посвятила не себе, а мужу - Алексею Кравцову, президенту Союза конькобежцев России: "Спорт мне всегда помогал, а для того, чтобы попасть на эту сцену, где очень почетно стоять, мне пришлось совершить многоходовочку - выйти замуж за Кравцова, который к спорту не имел никакого отношения, сделать так, чтобы он полюбил спорт, стал президентом Союза конькобежцев, и сегодня мы гордились бы его победами, и мне было бы о чем написать".  

Художник Андрей Бильжо к выступлению, как обычно, подготовился. Как врач-психиатр захватил с собой на сцену белый халат. После того как Бильжо рассказал о своем участии в строительстве дворца спорта "Олимпийский", на сцену вышел еще один опытный колумнист - Андрей Макаревич. Хоть музыкант никогда не считал себя болельщиком, оказалось, что он был на четырех олимпиадах, не считая московской. А на Олимпийских играх в Турине даже нес факел.  

Андрей Орлов, оказавшись в Госдуме, решил высказаться о наболевшем – о том, что отнимает у него хлеб:

  Новости звучат набатом:

Мать честная! Что творится!

Нам Госдумы депутаты

Запретили материться.

  Как бы ни хотелось Орлуше в стенах Госдумы нарушить запрет, он решил этого не делать. А очень хотелось. 

  К теме спорта "Пионерские чтения" вернул Марк Гарбер, который нашел в себе мужество сначала вспомнить и написать, а затем и прочитать историю о том, как он узнал, чем же отличаются горные лыжи от беговых. К счастью, кровавый эпизод его спортивной биографии завершился вполне мирно.

  Финишировал на "Пионерских чтениях" в Госдуме писатель Виктор Ерофеев, выступивший в роли публициста. Если сначала казалось, что он дискутирует в колонке с мэром Сочи Анатолием Пахомовым, то постепенно этот спор перешел в дискуссию писателя с самим собой. 

  На этом Пионерские чтения завершились, и главному редактору "РП" только и оставалось, что объявить тему следующего номера - "Страсть". К спорту, в том числе.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей