Сражения за Кесаб: война в раю

Корреспондент "Yтра" побывала в населенном армянами районе на северо-западе Сирии, где развернулись ожесточенные бои




Я была одной из первых российских журналистов, кому удалось добраться до района Касаб, находящегося на самом северо-западе Сирии. Те коллеги, с которыми мы уже третий год работали в стране, практически в полном составе сейчас ведут свои репортажи на Украине и в Крыму. В том числе, и поэтому история с Касабом обрастает все новыми слухами и домыслами: некому развенчивать. Решив разобраться в ситуации на месте, договариваюсь со знакомыми военными и покупаю билет на автобус в приморский город Латакия - оттуда до Касаба всего 55 километров.<
/p>

За прошедшие с начала событий в Сирии три года Касаб всего один раз становился "ньюс-мейкером": два с половиной года тому назад боевиками была предпринята попытка вторжения с территории Турции. В тот раз турецкая армия отогнала боевиков от сирийской территории, не дав им ворваться в расположенные у границы поселки с преимущественно армянским населением. Кроме, собственно, поселка с прогремевшим на весь мир названием Касаб, в покрытых густыми сосновыми лесами горах находится еще 10 деревень. За все три года, по словам вынужденных спасаться отсюда бегством жителей, в сторону Турции не было сделано ни одного выстрела, а граница с сирийской стороны охранялась силами сотрудников полиции и пограничниками: армии как таковой в этом районе не было, так как сирийцы полагали, что ими достигнуты договоренности с турецкой стороной.

Едем в горы. Нас - двух женщин с фотоаппаратами - в горы сопровождает целый отряд из 10 бойцов национально-социальной партии Сирии. Здесь, в горах, воюет не только сирийская армия, но и многочисленные отряды добровольцев. Никаких приехавших из-за границы армянских отрядов в районе нет и это - развенчание первого мифа. Сирийскую территорию в районе Касаба защищают исключительно сирийцы.

Несколько участков дороги проносимся, как пуля: эти участки потенциально опасны и могут "контролироваться" вражескими снайперами. Спрятаться тут легко. Вокруг пресловутая "зеленка": сосновые рощи (в которых сейчас из-за боевых действий периодически возникают губительные пожары), какие-то кустарники, в том числе - горной ежевики, которую мы потом, продираясь через заросли, не раз помянем недобрым словом за колючесть.

Вокруг все цветет, природа исключительно красива. Район Касаба не зря считался в Сирии одним из популярных мест внутреннего туризма: так сильно он отличается от восточных и южных районов страны, в которых преобладают каменистые пустыни и не покрытые растительностью горы. На дороге, по которой мы едем все выше и выше в горы, множество блокпостов. Не участвующие в данный момент в сражениях военные пьют на блок-постах распространенный в Сирии напиток матэ (завезен в Сирию сирийцами, эмигрировавшими в начале 20 века в Латинскую Америку), чай и традиционный на востоке кофе.

Еще несколько поворотов на горном серпантине и мы в деревне Мишрафа. Отсюда вверх пойдем уже пешком. Звуки боев, многократно усиленные горным эхо, распугивают птиц в окрестностях. Получаем инструкции, куда тут можно ходить, а в какую сторону лучше не соваться. Перекусываем вместе с солдатами. Делаем несколько фотографий спешно покинутой жителями деревни и дома, в котором временно квартируют военные. Дом принадлежал одной из армянских семей: на его стене висит плакатик с перечнем древних царей Армении. Армяне Касаба жили в этих местах еще во времена Киликийского царства, большинство из них не являются потомками беженцев, покинувших родные места в результате учиненного османами геноцида.

Лезем в заросли. Клянем, на чем свет стоит, колючую ежевику. Вынужденно топчем посаженный кем-то лук. Осматриваем места, где только что шли бои. Боевиков из этой деревни выбили быстро. Никаких разрушений в деревне нет. Разве что осколками посекло несколько строений: боевики с горы обстреливали поселок из минометов. Осматриваем участок сгоревшего в результате пожара соснового леса. От того места, где мы находимся, всего 800 м до позиций боевиков. Всего они смогли углубиться на сирийскую территорию примерно на 5 километров. По словам военных, сирийцев среди уже ликвидированных ими боевиков не много. В основном, какие-то иностранцы.

Среди немногочисленных сирийцев, противостоящих армии в этом районе - этнические туркмены, проживавшие ранее к югу от Касаба в поселке Раас Бысыт и которым кто-то внушил, что они потомки османов, в результате чего они дружно эмигрировали на территорию Турции и оказались в лагерях для беженцев. Армия постоянно возвращает утраченные было позиции, отвоевывая то один участок гор, то другой.

Позднее, после разговора с нашедшими приют в армянской церкви в Латакии беженцами, становится ясно, как же могло получиться так, что боевики захватили такой большой участок территории: нападение началось в 05:30 в ночь с 20 на 21 марта. Район был практически полностью демилитаризован. Вначале расположенные у границы поселки были обстреляны из автоматов. Еще минут через 15 начался артобстрел. Причем, стреляли оттуда, где расположено штук пять казарм турецкой армии. По словам очевидцев, в течение часа по поселкам было выпущено около 150 минометных снарядов и ракет. Все это падало, в основном, между домами - вероятно, пытались до смерти всех перепугать.

Люди спешно собрали в охапку своих родственников и соседей и кто на чем (на машинах, мотоциклах, тракторах) начали выезжать в горы в находящийся в примерно в 2 км поселок Набаин. В первые сутки с момента нападения все надеялись на то, что скоро смогут вернуться домой. Но когда узнали, что турецкая артиллерия расстреляла один за другим стоявшие недалеко от границы сирийские танки, в результате чего и стал возможен массовый прорыв боевиков на сирийскую территорию, поняли, что речь идет о чем-то более серьезном, чем нападение боевиков.

Двадцать четвертого марта турецкие войска сбили боевой сирийский самолет (летчик успел катапультироваться), что фактически лишило сирийскую армию возможности использовать авиацию для отражения агрессии с турецкой территории. Люди, многие из которых пробыли в поселке Набаин 35 часов, отправились в Латакию. Общее количество выехавших составило около 4,5 тысяч человек. Из них примерно 3 тысячи это жители Касаба и около 1,5 тысяч - беженцы, нашедшие приют в этом городе.

Вопреки гуляющим в СМИ и в интернете слухам, никакой резни в Касабе не было. Практически все люди смогли покинуть город еще до вторжения. Несколько дней в районе, захваченном боевиками, оставались несколько стариков, которых некому было эвакуировать. Но в последствии были вывезены и они. Многие люди были вынуждены выехать без необходимых на первое время вещей и без документов. Кто-то даже не успел одеться и прибыл в Латакию в пижаме.

Жители Латакии и представители гуманитарных организаций обеспечили людей самым необходимым. По состоянию на сегодняшний день почти все беженцы устроились в домах своих родственников и знакомых. Многие уехали к родственникам в Армению или в соседний Ливан, где проживает многочисленная армянская диаспора.

Около 60 человек, которым не к кому ехать, до сих пор проживают в православной армянской церкви города Латакия, причем, там приютили и армян-католиков. Женщины размещены на втором этаже примыкающего к древней церкви современного здания. Мужчины все вместе живут в средневековом сводчатом зале на первом этаже. Во дворе, как ни в чем ни бывало, носятся дети. Только вот у одной малышки лет двух не по-детски грустные глаза: ребенок слишком мал, чтобы ему можно было объяснить, что вокруг происходит и внушить надежду на скорое возвращение домой.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей