Путин начал тактическое отступление

Встреча президентов России и США по завершении Генассамблеи ООН стала финальной частью большого политического размена

То, что линия поведения российских властей - как во внешней, так и во внутренней политике - заметно изменилась после выступления Владимира Путина на юбилейной Генассамблее ООН, сегодня не может заметить разве что незрячий. И это, похоже, только начало.

Фото: globallookpress.com

Как сообщает РБК со ссылкой на председателя президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаила Федотова, рабочая группа, возглавляемая первым заместителем главы президентской администрации Вячеславом Володиным, должна разработать предложения по изменениям законодательства об НКО - иностранных агентах. Смысл изменений: конкретизация понятия "политическая деятельность", лежащего в основе этого закона.

О том, что понятие "политической деятельности" (из-за которого большинство НКО были причислены к "иностранным агентам") нуждается в прояснении, в четверг, 1 октября, на встрече с президентским СПЧ заявил сам Путин.

"В подавляющем большинстве иностранных государств действует правило, запрещающее финансировать внутриполитическую деятельность из иностранных финансовых источников, - пояснил президент. - Другое дело, и с чем я согласен, что это понятие, "политическая деятельность", не должно быть размыто. Оно не должно быть резиновым, должно быть единообразно понимаемым". По словам Путина, под это определение "нельзя ни в коем случае подгонять все, что нравится представителям власти, Минюсту".
Подобный шаг схож с громом среди ясного неба. Всевозможные правозащитники и представители самих НКО давно и жестко критикуют закон, причисливший к категории "иностранных агентов" множество благотворительных, научных и других неполитических некоммерческих организаций. На этом фоне, неожиданный либеральный шаг Кремля (как и ряд других, включая ослабление антизападного пропагандистского ажиотажа в СМИ и фактический отказ от поддержки Новороссии), не мог не вызвать удивления у наблюдателей.

Отчетливо видно, что все эти действия согласуются по времени со встречей российского президента с его американским коллегой, начала воздушной операции российских ВВС в Сирии и достаточно спокойной реакцией на нее со стороны США и Запада. Из чего можно сделать вывод, что связь между всеми этими обстоятельствами определенно существует.

Похоже, так оно и есть на самом деле, и все, что происходит в эти дни, является частью одной большой тактической политической игры, разыгранной Россией и США, в которой обе стороны выступают в качестве едва ли не равнозначных партнеров.

О чем говорили во время двусторонней встречи на полях Генассамблеи ООН Путин и Обама, доподлинно не известно. Но уже сейчас можно сделать вывод, что эта встреча не прошла для президентов напрасно. На ней лидеры двух стран вполне могли договориться о реализации многоходовки, позволяющей сторонам решить целый ряд тактических задач.  

Так, уходящему президенту США Бараку Обаме необходимо составить о себе у американцев хорошее впечатление, что помогло бы на предстоящих выборах новому кандидату от Демократической партии. Для этого Обаме необходимы, какие-то серьезные внешнеполитические (во внутренней политике уже сложно что-либо исправить) победы при минимуме потерь.

В этом случае начало российской воздушной операции становится для него настоящим подарком. Существует надежда, что российские ВВС и сирийские правительственные войска при тесном взаимодействии друг с другом действительно смогут хотя бы на время ослабить ИГИЛ, бороться с которым у сил коалиции и американских военных пока особо не получается. Более того, на российскую сторону в этом случае могут быть повешены и все гуманитарные "издержки" (в виде случайно разбомбленных мирных селений и т.п.), в чем пока регулярно упрекают западных военных. Если же американскому президенту напоследок удастся еще и частично "восстановить демократию" в той же России (что, при желании, тоже можно выторговать у Путина), то это также станет большим плюсом в копилку его партии на следующих выборах.     

Таким образом, Обаме не остается ничего другого, кроме как поприветствовать российскую сторону, добровольно напросившуюся на исполнение самой грязной и неблагодарной работы. В пользу этого может свидетельствовать и то, что США согласились на время оставить в покое сирийского президента, в сохранении власти которого заинтересована Россия.

Что касается российской стороны, то ее выигрыш от "сирийской сделки" может показаться более существенным. По крайней мере, в понимании кремлевского руководства. Так, реализация одной общей задачи с коалицией, дает надежду на некоторое улучшение отношений с Западом, а возможно и на последующее ослабление санкций. Несмотря на развернутую в России антизападную компанию, в Кремле прекрасно понимают, что без восстановления отношений с США и ЕС, возвращения на западные рынки капитала и снятия санкций, российская экономика вскоре окажется в крайне уязвимом положении. А это может послужить причиной и весьма нежелательных последствий, уже внутриполитического плана.

Успех в борьбе с ИГИЛ в Сирии, по мнению Москвы, дает хорошую возможность, под шумок, выйти из истории с войной на Востоке Украины, стоившей ей колоссальных финансовых и репутационных потерь.

Из всего этого можно сделать вывод, что встреча президентов России и США по завершении Генассамблеи ООН, как раз и стала финальной частью этого большого размена. И внесение изменений в закон об НКО (на деле, мало влияющих на ситуацию), которое можно расценивать, как тактическое отступление Путина, вполне могло оказаться одной из разменных монет этого торга.  

 

 

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей