Аппетиты военного лобби США растут

После избрания нового президента США военные лоббисты начали очередную кампанию в СМИ, которая должна обосновать необходимость увеличения расходов на создание новых средств вооружения    

Американское военное лобби пошло в очередную атаку на бюджет. Артподготовку по общественному мнению уже начали влиятельные издания. Так, американский журнал The National Interest опубликовал материал Дэна Гура, где автор сокрушается по поводу стремительного сокращения военного потенциала США. Журналист аргументирует свою точку зрения многократными ссылками на статистические показатели, где сравнивает количество техники сейчас и в эпоху холодной войны. На рядовых налогоплательщиков такие статьи обычно действуют гипнотически. Далее в дело вновь вступают различные "институты" и "аналитические центры" (которые, собственно, и готовят материалы "исследований" для этих вбросов) - но теперь они уже выступают не от своего имени, а как выразители мнения граждан, транслируя их беспокойство членам Сената, которые под этим влиянием принимают решения о выделении очередных средств на укрепление обороноспособности.

Первый эскадренный миноносец ВМС США типа Zumwalt. Фото: AP/ TASS

Лоббистские механизмы достаточно хорошо отработаны и приносят свои плоды оружейным компаниям в виде грантов на исследования и разработку очередных систем вооружений. С начала 2000-х гг. в США начался настоящий бум инноваций в оборонной сфере. На них были выделены огромные деньги, большая часть которых оказалась потраченной впустую - американская армия так и не получила некоторые разрекламированные новинки.

На что же ушли средства из бюджета?

В области индивидуального стрелкового оружия свыше $100 млн было выделено на создание проекта новой штурмовой винтовки, которая могла вести огонь не только традиционными пулями, но и 20-миллиметровыми боеприпасами с функцией дистанционного подрыва. Экспериментальное оружие XM29 подавалось разработчиками как революционная система, дающая бойцу полный контроль над ситуацией на поле боя. Винтовка должна была оборудоваться мощным оптико-вычислительным комплексом для обмена данными с аналогичными устройствами. Неплохую в теории идею так и не смогли реализовать в реальности. Габариты винтовки оказались на грани допустимых размеров стрелкового оружия, а вычислительный комплекс и интеллектуальные боеприпасы стоили очень дорого. Так, цена самонаводящейся ракеты "Хеллфайр" - достаточно мощного и эффективного оружия - равнялась стоимости двух новых винтовок. Так что о массовом выпуске продукции говорить не приходилось. В гомеопатических количествах в качестве оружия для сил специальных операций винтовка тоже интереса не представляла, поскольку с ее задачами прекрасно справлялись гораздо более дешевые образцы вооружения, к тому же более компактные и легкие.

Большие претензии вызывает и программа создания лазерного оружия в рамках строительства противоракетной обороны (ПРО). Так, комплексы воздушного базирования, размещенные на базе грузовых "Боингов", оказались хоть и работающими, но весьма ограниченно пригодными к использованию. Лазерное оружие на современном этапе развития технологий пока еще очень несовершенно и проигрывает ракетной технике в качестве перехватчика ядерных боеголовок. Кислородно-йодный лазер оказался очень чувствительным к состоянию атмосферы и развивал недостаточную мощность. Установка, обладающая характеристиками, достаточными для уничтожения боеголовок ракет, не уместилась в габариты даже грузового самолета. Безусловно, в исследовании возможностей лазера был достигнут определенный успех, однако это стало "побочным эффектом", а главная цель программы - создать надежное средство ПРО - так и не была достигнута. Между тем на проект было потрачено свыше $5 миллиардов.

Сфера авиационных разработок - одна из самых ресурсоемких. Истребитель F-35, который позиционируется как ударный самолет вертикального взлета пятого поколения, можно назвать в полном смысле слова "золотым". Его разработка уже обошлась в $55 миллиардов. На текущий момент F-35 уже принят на вооружение, и даже идет речь о продажах в другие страны. Вместе с тем с точки зрения надежности и простоты эксплуатации новая машина пока оставляет желать лучшего. Самолет получился слишком капризным, как, например, советский палубный штурмовик Як-38. Причины целого ряда отказов и технических сбоев так и не были полностью устранены, несмотря на огромные финансовые вливания. В итоге самолет получил ряд интересных новинок - фазированные решетки, датчики обнаружения облучения станциями наведения ракет, скрытое расположение подвески вооружения. Но принципиального увеличения боевых возможностей F-35 все эти новшества так и не дали. Зато был установлен новый рекорд по стоимости разработки.

Среди винтокрылых машин также есть свои мертворожденные изделия. Например, ударный вертолет Boeing/Sikorsky RAH-66 "Команч" должен был стать универсальной машиной для боя и разведки. Форма вертолета была революционной - угловатый корпус изготовлен с элементами технологии снижения радиозаметности (стелс). Хвостовой винт был выполнен по схеме фенестрона, т.е. помещен как бы внутри хвостовой балки. На программу было потрачено свыше $7 миллиардов. Однако машина, получившая целый комплекс нового оборудования, хоть и улучшила свои характеристики по сравнению с предшественниками, но явно не пропорционально вложенным средствам. Появление на вооружении российской армии таких комплексов противовоздушной обороны, как "Панцирь-С1" и "Тор-М2", обесценило саму концепцию универсальных стелс-вертолетов.

Проект самоходной артиллерийской установки (САУ) XM2001 "Крестоносец" поначалу также выглядел многообещающим. По мысли создателей и заказчиков, новая САУ должна была экономить средства и обходиться намного дешевле, чем М109 "Паладин". То есть стоимость "Крестоносца" была больше, но были обещаны новые возможности, благодаря которым общее число установок, стоящее на вооружении, должно было снизиться, что, по расчетам, и давало экономию. В конструкции САУ были применены революционные для начала 2000-х гг. новшества - полностью автоматизированная система заряжания, размещение экипажа из трех человек по рядной схеме в отделении управления, автоматизация процессов наведения. За счет высокого темпа стрельбы один "Крестоносец" был способен обеспечивать плотность огня как у батареи старых самоходок. Благодаря автоматическому расчету изменения пороховой навески и наклону угла ствола серию выстрелов можно было положить буквально в одну точку. Первоначально планировалось, что первые серийные машины должны начать поступать в войска уже в 2004-2005 гг., однако результаты испытаний заставили отодвинуть это событие на три года, и даже после этого машина оказалась не готова. На опытно-конструкторские работы было затрачено свыше $11 миллиардов. Расходы снова оправдались не в полной мере. Ставить на вооружение такую дорогую самоходку было признано нецелесообразным, поскольку ее применение не обещало качественного увеличения поражающего эффекта - с задачами "Крестоносца" вполне справлялись и "Паладины", которые хоть и заряжались вручную и не отличались высоким темпом огня, но цели уничтожали уверенно.

В сфере военно-морской техники США также отличились ужасно дорогими, но сомнительно эффективными проектами. Самый яркий пример - эсминец типа "Замволт", который недавно вышел на ходовые испытания. Футуристического вида корабль получился одним из самых больших в своем классе и самым дорогим. Стоимость одной единицы почти $7 млрд, что сопоставимо с ценой атомного авианосца. Такие расходы производители оправдывали высокой эффективностью систем вооружений корабля и силовой установки. Однако во время недавних маневров у эсминца скисли двигатели, его пришлось на буксирах проводить через Панамский канал. Сегодня эксперты говорят, что, вероятнее всего, "Замволт" так и останется единственным представителем своего класса кораблей - не в последнюю очередь по причине разорительной стоимости.

Безусловно, какие-то наработки, полученные в ходе опытно-конструкторских работ над новым вооружением, будут использованы. Речь прежде всего идет о новых системах поиска и обнаружения целей и управляемого оружия, однако эти результаты будут достигнуты очень дорогой ценой. При этом, военные компании не собираются умерить свои аппетиты.

По словам политического эксперта Кирилла Коктыша, США вряд ли смогут сократить свои военные расходы, поскольку смысл военного финансирования военного бюджета США в стимулировании экономики, планировании соответствующих производств и создании новых рабочих мест для квалифицированных специалистов. Поэтому военное лобби в США - одно из самых влиятельных, и оно неизменно будет продавливать увеличение военных расходов. 

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей