Деятельность ЮНЕСКО: пора повышать экономику наследия

Деятельность ЮНЕСКО: пора повышать экономику наследия
Фото: commons.wikimedia.org
Баланс интересов охраняемого объекта и региона должен быть соблюден

В Баку состоялась 43 сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Под руководством министра культуры Азербайджана Абульфаса Гараева 10 июля делегации от 21 страны-члена Комитета всемирного наследия, а также наблюдатели от государств-участников Конвенции об охране культурного и природного наследия от 1972 г. обсудили проблемы сохранения объектов. По итогам заседания Список всемирного наследия ЮНЕСКО пополнился еще на 10 пунктов и составил в общей сложности 1102 объекта в 67 странах мира.

Внесение объекта в Список всемирного наследия ЮНЕСКО не только повышает гарантии его охраны и позволяет привлекать дополнительные инвестиции. Это еще и важный имиджевый момент для территории, где объект расположен, отмечает издание EU Reporter.

Так, недавно к организации обратился мэр Венеции Луиджи Брунгаро с просьбой включить город в перечень объектов Всемирного наследия, находящихся под угрозой исчезновения. Это поможет местным властям добиться от итальянского правительства соглашения о постепенном сокращении туристического потока. Сейчас слишком большое число туристов приводит к авариям. К примеру, в начале июля на одном из центральных каналов произошло столкновение теплохода с круизным лайнером.

Фото: pixabay.com

Действительно, статус объекта ЮНЕСКО чаще используется как запретительный механизм, направленный на сохранение объектов наследия. Но не стоит забывать и про логику экономического рынка.

Например, вклад объекта Всемирного Наследия ЮНЕСКО – Йеллоустонского национального парка в экономику США за год превысил 647 миллионов долларов. Эта сумма полностью могла бы покрыть долги, оставшиеся за Вашингтоном после выхода из организации. При этом суммарный доход от деятельности всех национальных парков в США только за 2018 г. превысил 1,5 млрд долларов.

В связи с этим понятна заинтересованность Исландии во включении в Список ЮНЕСКО национального парка Ватнайекюдль, который занимает 8% от территории страны. В апреле местные власти решили построить аналог "стены" из "Игры престолов" для привлечения туристов, и поддержка со стороны ЮНЕСКО была бы весьма полезна.

Фото: www.globallookpress.com

При этом нужно понимать, что Организация не имеет реальных механизмов влияния на развитие экономики территории, где расположен объект. Это видно на примере тех же национальных парков. У ЮНЕСКО нет эффективной модели по увеличению темпов роста доходов региональных бюджетов.

Так, прибыльность Йеллоустонского парка на уровне 630 миллионов долларов за последние три года позволила обеспечить более 7 тыс. рабочих мест и пополняемость бюджетов муниципалитетов на уровне 500 миллионов долларов. Акцент деловой активности парка сделан на повышение благосостояния местного сообщества.

ЮНЕСКО декларирует ту же цель, инвестируя в поддержание жизнеспособности экосистемы нацпарков. Однако экономическую стабильность местного населения Организация рассматривает как вопрос долгосрочной перспективы, решаемый при помощи развития традиционных промыслов. Это противоречит логике технического прогресса и потребности в постоянном пополнении бюджетов городов и поселений, окружающих национальные парки, находящиеся под защитой Организации.

Взять, к примеру, проект строительства туристического кластера "Три вулкана" на Камчатке (Россия). План включает в себя часть территорий объекта наследия ЮНЕСКО "Вулканы Камчатки", из-за этого процедура согласования их использования обещает быть очень долгой. В результате проект, который способен ежегодно привлекать до 400 тыс. туристов в труднодоступный регион России, наполняя тем самым местный бюджет и дополнительно продвигать бренд ЮНЕСКО, к сожалению, может быть пересмотрен.

Фото: www.globallookpress.com

Еще сложнее ситуация с национальным парком Югыд Ва в российской Республике Коми. Правительство Швейцарии, немецкий Фонд всемирного наследия и ряд других международных организаций инвестируют в развитие экологического туризма на территории парка с 1995 года. Однако за 2018 г. объект посетило всего чуть более 7 тыс.туристов. При этом число рабочих мест в парке не покрывает острую потребность региона в трудоустройстве населения, возникшую после закрытия угольной шахты, где работали 2 тыс. жителей расположенного рядом с парком города Инта.

Этот регион богат полезными ископаемыми, которые активно добывали в советское время. Там разведаны большие месторождения кварца, золота, молибдена, марганца, меди, различных видов угля. По мнению местных властей, решить проблему возникшей диспропорции могло бы расширение границ нацпарка, находящегося под защитой ЮНЕСКО. Но организация придерживается формальной запретительной позиции, игнорируя аргументы об ошибочном включении в территорию парка промышленных объектов во время его создания четверть века назад.

Среди российских природоохранных организаций, к слову, тоже нет единства. Одни согласны на расширение нацпарка, считая, что экологии это не повредит, а экономическому росту региона поможет. Другие выступают против. Например, в Гринпис почему-то полагают, что присоединение к парку Югыд Ва широкой лесополосы, с одной стороны, но исключение из него старого промышленного Кожимского горнорудного кластера, с другой стороны, будет хуже, чем сохранение границ в нынешнем виде.

Отсутствие гибкости и далекая от современных реалий позиция ЮНЕСКО в плане развития объектов из Списка всемирного наследия вызывает все больше споров вокруг организации и наносит ей имиджевый урон. Никто не ставит под сомнение важность деятельности ЮНЕСКО в целом. Но одними из главнейших вопросов деятельности Организации, после выбора новых объектов наследия, должны стать структурные реформы, направленные на повышение эффективности ЮНЕСКО в плане создания и сохранения баланса интересов охраняемого объекта наследия.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей