"Буря" в гнезде наемников

Селение Старые Атаги, в котором недавно провели уникальную спецоперацию, за последние годы превратилось в центр подрывной деятельности боевиков. Селение стало первым крупным пристанищем для наемников в Чечне

ФОТО:
Двухэтажное здание в центре Грозного похоже на растревоженный улей – непрерывно звонят телефоны, шипят рации, подъезжают машины с сотрудниками: в штаб чеченского ОМОНа стекается информация со всей республики. Только что мы узнали, что сегодня боевики попытались подорвать бойцов отряда. Осколки фугаса ушли в небо – ни один человек не пострадал.

Начальнику штаба отряда Бувади Дахиеву поступают доклады от командиров омоновских групп, работающих по всей республике: в станице Шелковской изъяты четыре автомата, в Старых Атагах задержано несколько подозреваемых, в Ведено группа приступила к патрулированию местности. На центральном рынке Грозного планируется операция – омоновцы будут брать наркоторговцев и продавцов оружия. Совсем недавно бойцами отряда совместно с оперативниками УБОПа была обезврежена банда из 10 человек. Итог операции: пятеро ваххабитов уничтожены при оказании сопротивления, четверо – арестованы, еще один пустился в бега...

ФОТО:
Сегодня чеченский ОМОН, которым командует Муса Газимагомадов, является одним из самых боеспособных подразделений МВД республики. Москва выделила деньги на строительство базы отряда. Как утверждает Бувади Дахиев, со временем здесь появятся казармы, спортивный городок, семейное общежитие, полигон, боксы для техники и все необходимое для нормальной жизни отряда милиции особого назначения. ОМОН обустраивается в своей республике навсегда. А тогда, в августе 96-го, бойцы с боями покидали Грозный, чтобы вернуться...

"Полковник ФСБ" ичкерийского розлива

Офицера ОМОНа Имрана Агапова (некоторые имена и фамилии изменены – О.П.) арестовали сотрудники шариатской госбезопасности, бросили в камеру. Всего в этой каморке сидело 16 человек – из них 9 русских. Вскоре Имрана вызвали на допрос, где дали понять, что он должен заплатить $10 тысяч за то, "работал на русских". "Следователи Ичкерии были не просто тупые. Они были просто идиотами! – вспоминает Имран. – Мой следователь три дня не мог заполнить анкету с моими данными – где родился, учился, работал. Наверное, писать не умел. Я не выдержал, говорю ему: "Давай сам заполню".

Вожделенного выкупа за омоновца боевики так и не дождались. Имран провел в камере три месяца и был отпущен благодаря вмешательству дальних родственников. За время отсидки офицер получил "повышение". Шариатская госбезопасность решила разыграть спектакль под названием "Козни ФСБ в суверенной Ичкерии". Имрану присвоили в застенках звание "полковника ФСБ". Его сокамернику – уральскому бизнесмену Черепанову – дали "капитана". Бизнесмен оказался в Чечне по приглашению своего компаньона – чеченца из Дуба-Юрта, который затем "кинул" его с деньгами и товаром. Черепанов "бичевал" в Грозном, чтобы собрать денег на обратный билет, и был арестован ичкерийской контрразведкой.

Спектакль МШГБ крутили по ичкерийскому телевидению: вот "полковник" Имран на вокзале встречает поезд "Москва – Грозный", подходит к вагону №28 и, протягивая половинку рубля только прибывшему "капитану" Черепанову, интересуется: "Вы с Урала?". После ответа "Да" говорит: "Я тоже". Черепанов радостно достает из кармана вторую половинку рубля... Так рождались басни о диверсантах ФСБ, засланных в Грозный для проведения диверсий. Очевидную убогость сценария подчеркивало то обстоятельство, что вагона №28 в поезде "Москва – Грозный" тогда просто не существовало...

Имрану Агапову удалось пережить этот ад, но судьба его сокамерников – бизнесмена Черепанова, безымянного прапорщика, снятого боевиками с поезда "Махачкала – Москва", компьютерщика из правительства Завгаева и других – остается неизвестной. Тысячи человек сгинули в Чечне после Хасавюртовских соглашений.

Путь домой

...Три офицера – Муса, Бувади и Ширвани – с горсткой бойцов прорывались из окружения под шквальным огнем. Выходили к аэропорту Северный, где федералы держали оборону. Весь Грозный был наводнен мобильными группами боевиков. Шли ожесточенные перестрелки, горела подбитая техника, в коптящем небе работали вертолеты, утюжа НУРСами огневые точки и позиции мятежников.

Омоновцы шли по территории, занятой противником. Перед открытым пространством они надели на головы зеленые повязки – на тот случай, если придется столкнуться с басаевцами. Поле прошли без потерь, "перекатом", прикрывая друг друга. У одного из домов на милиционеров выскочило несколько боевиков. За традиционным "Аллах акбар!" последовало молчание: боевики, услышав привычный ответ, внимательно изучали вновь прибывших. Что-то их насторожило, и затянувшаяся пауза была прервана автоматными очередями. Офицеры милиции оказались быстрее боевиков – все бандиты были уничтожены на месте. Группа ОМОНа, покидая район, попала под новый обстрел, но в итоге вышла к своим.

А вскоре наступил Хасавюрт. В конце 96-го "ичкерийские волки" под присмотром арабских товарищей приняли шариатскую конституцию. Начались массовые гонения на русскоязычных, людей убивали просто так, изымалось жилье, подвергались преследованиям сотрудники МВД Чечни и члены их семей. Многие из сотрудников республиканского ОМОНа были вынуждены покинуть родные места. Часть скрывалась у родственников.

...Через два года скитаний, в 1998-м Бувади Дахиев посетил родные места. В Урус-Мартан приехал, особо не скрываясь. Его встретили братья. Бувади тогда занимался бизнесом, помогал многочисленной родне. В бильярдной райцентра, куда бывший офицер милиции зашел с друзьями, уже восседали новые хозяева – ваххаббиты братья Ахмадовы. Бандиты сильно удивились: "Мент, да еще и за русских воевал, в наш город приехал?". Стычки в бильярдной не произошло по одной причине – Бувади, проработавший в милиции не один год, имел в родном Урус-Мартане колоссальный авторитет. К тому же его прикрывали братья. Тогда ваххабиты перешли к привычным методам – как-то вечером они напали на Бувади, затолкали в машину и приставили к затылку пистолет. Но у боевиков вышел прокол – когда машина плутала по Урус-Мартану, оружие преступников оказалось в руках офицера милиции и под дулом пистолета оказался уже ваххабит. Бувади, прикрываясь бандитом, вышел из машины. На улице собиралась толпа, подъехали родственники. Ваххабитам пришлось убираться. С тех пор Дахиев стал непримиримым врагом "амиров".

Тогда, в 98-м, по Урус-Мартану шлялся 17-летний уголовник по фамилии Халидов. Шариатский суд приговорил его к 9 годам тюрьмы за убийство. Сидеть Халидов категорически не желал. Бегая от всех, он обратился за помощью к Бувади Дахиеву. Но разговора не получилось. Сегодня Дахиев является начальником штаба чеченского ОМОНа, а 23-летний Беслан Халидов с позывными "09" и "Сейф-Ислам" назначен главным "амиром" ваххабитов и жаждет мести. Офицеру ОМОНа стало известно, что несколько месяцев назад Халидов трое суток просидел в огороде, карауля его у дома. Еще раньше Дахиева пытались взорвать, подложив фугас в сточную трубу у ворот дома...

"Буря" начинается внезапно

Эта операция началась 9 декабря 2002 года. Ровно в час ночи командирам подразделений чеченской милиции и приданным силам МВД России были розданы персональные конверты с задачами. С 3:00 до 4:30 по московскому времени селение Старые Атаги было полностью заблокировано. При этом не было сделано ни одного выстрела. В селе начался поиск бандитов, схронов с оружием и боеприпасами, подземных бункеров. Одновременно аналогичные мероприятия проводились в селениях Новые Атаги, Гикало, Дуба-Юрт, Чири-Юрт и Чечен-Аул. Эта уникальная акция, пока не имеющая аналогов, продолжалась 43 дня. В ней принимали участие бойцы чеченского ОМОНа, подразделения ППС из 14 райотделов МВД республики, представители отрядов СОБРа из 12 регионов России, ФСБ и армейские подразделения.

"Акция "Буря" уникальна, – говорит Бувади Дахиев. – Она стала новым этапом проведения операции по всей Чечне. Самое главное, что руководила здесь чеченская милиция. Местным кадрам лучше знать, что происходит в том или ином селе, как работать с населением, кто является бандитом, а кто – их жертвой ".

За время проведения операции "Буря" со стороны населения не поступило ни одной жалобы на нарушения прав человека. Чеченский ОМОН работал в полном контакте с местным населением. На регулярных встречах с жителями у сельской мечети милиционеры постоянно подчеркивали, что пришли помочь.

"Сегодня мы получили результаты, которых, по признанию руководства МВД и представителей РОШа, ранее достичь не удавалось, – говорит Бувади Дахиев. – Мы оцепляли село, проверяли конкретные адреса, но при этом не нарушали жизнедеятельность. Работали школы, люди имели возможность выезжать на работу. Не было зафиксировано ни одного факта мародерства. Один раз солдаты внутренних войск взяли у жителей несколько банок соленых помидоров и огурцов. Их командир расплатился с хозяевами деньгами и попросил извинения. Почему я говорю об этом? Все это очень важно в республике, где население оказалось под чудовищным прессингом".

Селение Старые Атаги было выбрано для спецоперации не случайно. За последние годы оно превратилось в настоящее логово ваххабитов, центр подрывной деятельности боевиков. Именно здесь в 1998-99 гг. воевал, подготовил базу и отдыхал Хаттаб со своими арабами. Село стало первым крупным пристанищем для наемников в Чечне.

Атагинские бункеры ваххабитов

Чеченские омоновцы обнаружили и ликвидировали в селе семь благоустроенных бункеров – с ванными комнатами, шикарными туалетами, спальными помещениями, гостиными, кабинетами. Каждый бункер – это пять-шесть подземных помещений, связанных между собой, оборудованных автономными импортными установками по электропитанию и снабжению кислородом. В каждом из них могли скрываться от 5 до 15 человек, чувствуя себя в безопасности при проверках и зачистках. "Неуловимость" атагинских банд объяснялась мощной системой подземелий – при блокировании села федералами около ста бандитов могли в буквальном смысле провалиться под землю. В бункерах укрывались важные особы, преимущественно арабы.

Поиск атагинских бункеров ваххабитов еще войдет в историю новой Чечни. До начала операции "Буря" при всех зачистках подземелья оставались нетронутыми. Когда бойцы чеченского ОМОНа нашли одно из таких подземелий, выяснилось, что в начале 2002 года прямо над бункером был развернут штаб подразделения федеральных сил. Разведчики неделями работали в селе, не подозревая, что от бандитов их отделяют какие-то метры.

Ситуация в Старых Атагах вообще сложилась уникальная. По данным чеченских милиционеров, в селе с конца 1999 г. было проведено 94 спецоперации. Были случаи нарушений прав человека. Зачастую федеральные подразделения действовали автономно, имея разное командование. Каждое ведомство старалось тянуть одеяло на себя. В штабы летели рапорта об уничтожении бандитов, озлобленные люди уходили в горы, а арабы отсиживались в бункерах, посмеиваясь над федералами.

Определенные результаты были в Старых Атагах и во время прошлых операций. Так, по центральному телевидению были продемонстрированы кадры, как в одном из подвалов дома Билана Мациева был уничтожен один из арабских полевых командиров. Но в этом же доме, в этом же домовладении в ходе операции "Буря" в январе 2003 года чеченский ОМОН нашел еще один, не тронутый ранее бункер. Подземелье состояло из трех комнат и представляло собой автономный госпиталь с операционной, инструментами и лекарствами. Сколько всего средств спонсоры вложили в подземную сеть Старых Атагов, точно не известно, но речь идет о сотнях тысяч долларов.

Во время операции "Буря" было найдено 54 ствола различных калибров, около 20 противотанковых комплексов типа "Фагот", 4 пусковых устройств от ПЗРК "Стрела". Кроме того, изъято оборудование подземного цеха, где готовились устройства дистанционного управления для подрыва фугасов – так называемые "бутылки". Это пластмассовые емкости с замурованными радиостанциями. На них были надписи: "Серноводск", "Ачхой-Мартан", "15-й молсовхоз", позывные, частоты. Всего было обезврежено 200 адских машинок.

Черное дело Хасана

....БТР с десантом на броне мчится по трассе, проезжает одинокое дерево. В этот момент из-под колес вырываются огонь. Жуткий звук режет слух. Невидимая сила отрывает бронетранспортер от земли метра на полтора. БРТ в воздухе разламывается пополам, люди на броне объяты пламенем. Фугас уничтожает плоть, корежит железо за доли секунды...

Эти и многие другие кадры были обнаружены в одном из схронов в селении Старые Атаги. Кассеты подписаны. Например: "От Залмая – Хасану". Видеозапись вели сами террористы для отчетности. Это свидетельства "работы", за которые будут получены большие деньги.

"Этот видеоархив был подготовлен к отправке за рубеж в виде отчета для получения денег. На пленках запечатлены подрывы бронетехники и автотранспорта федеральных сил, обстрелы колонн, нападения на подразделения инженерной разведки, – говорит офицер милиции Имран Агапов. – Руководил этой адской кухней, распределял взрывчатку и отдавал команды на взрывы "амир" Абу Тарик. Не простой полевой командир, а специалист высокого уровня, известный в Чечне под кличкой "Хасан". Он снабжал деньгами практически все "джамааты" ваххабитов в Чечне. Подрывы в разных селах и районах республики фиксировались на видеопленку, кассеты были найдены в его бункере. Это же касается и видеокадров обстрелов российских вертолетов".

Из досье "Yтра":
Абу Тарик – араб, уроженец Алжира. В Чечне при себе имел документы на имя Зулай Фаттаха. Считался специалистом партизанской войны. Прошел Афганистан. Обучался в лагерях Усамы бен Ладена и близок к верхушке "Аль-Каэды". В Чечне появился вслед за Хаттабом.

Информация о том, что арабский террорист скрывается в Старых Атагах, поступила милиционерам в конце декабря 2002 года. Причем был известен даже дом, в котором мог находиться наемник. 25 декабря в этом доме провело зачистку одно из приданных чеченскому ОМОНу подразделений. Ничего подозрительного обнаружено не было. Вскоре в штабе операции появилась хозяйка, которая пожаловалась, что ее дом проверяли русские, а не чеченцы. Как выяснилось позже, женщина играла отведенную роль – старалась попасть на заметку, чтобы этот дом больше не проверяли.

Но информация шла потоком – многие данные указывали, что именно в этом строении прячется араб со своей свитой.

26 декабря 2002 года в 11 часов чеченские милиционеры совместно с орловским СОБРом и другими подразделениями выдвинулась на блокирование дома. В одном из окон мелькнула тень. Когда штурмовая группа ворвалась в помещение, по ней был открыт шквальный огонь. Боевики стреляли очередями из кухни-пристройки.

Через соседние дворы омоновцы полностью заблокировали участок, и стало ясно, что уйти террористы уже не смогут. Но стрельба стихла – бандиты исчезли. Начались кропотливые поиски убежища. Бойцы ОМОНа сначала нашли хорошо оборудованный пустой подвал, который, как оказалось, был вырыт для отвода глаз.

"Через 20 минут наши поиски увенчались успехом, – вспоминает Бувади Дахиев. – Нам помог опыт. До этой операции мы взяли очень много схронов. Так, в одном из сел прочесывали дом. Знали, что там стопроцентно сидят ваххабиты. Ищем – бесполезно. Бандитов вычислили по связи. Те, кто прятался в бункере, вышли в эфир, сообщив сообщникам: "Собаки прямо над нами". Собаками они нас назвали. А мы так обиделись, что нашли схрон, вскрыв поверхность буквально под ногами, и взяли ваххабитов".

Абу Тарика искали, исследуя сантиметр за сантиметром. Учитывали всё – толщину стен, форму строения дома, расположение комнат. В чеченском ОМОНе есть свои методы поиска подземных укрытий.

На бункер Абу Тарика, располагавшийся на метровой глубине, вышли по отдушине на крыше дома. Когда бандиты поняли, что обнаружены, они снова открыли огонь. Один омоновец получил ранение. Из схрона одна за другой летели ручные гранаты. Вместе с бойцами чеченского ОМОНа штурмовали бандитское логово сотрудники Орловского СОБРа... В течение 25 минут все было кончено. Сначала боевикам предоставили возможность прекратить сопротивление и сложить оружие. Предложения были отвергнуты, и обороняющиеся были уничтожены. Вместе с Абу Тариком в бункере находился чеченец-ваххабит "Муслим".

Так завершилась эпопея еще одного кровавого араба на чеченской земле.

Полный подвал секретов

В начале 2002 года у дома 101 по улице Хан-Паши Нурадилова в Старых Атагах в засаду попало подразделение ФСБ России. Бойцы спецподразделения "Альфа" до последних секунд снимали ход операции на видео. Тела четырех спецназовцев были позже обнаружены на окраине селения Новые Атаги Шалинского района. До сих пор не были известны подробности этого боя. В ходе операции "Буря" в одном из тайников Абу Тарика были обнаружены личные вещи, документы и видеозаписи сотрудников ФСБ. Клубок постепенно разматывается. В Чечне идет поиск оставшихся в живых преступников, организовавших нападение на спецназовцев.

Еще одна ценная находка ожидала милиционеров в тщательно замаскированном подвале, где хранился личный архив Яндарбиева, в том числе его переписка с Гамсахурдия и море документов с секретной информацией. Архив передан в соответствующие службы.

Всего за время проведения "Бури" было уничтожено 6 боевиков, арестовано 12 активных членов НВФ. Все ликвидированные бандиты входили в "джамааты" Исы Садаева и Юсупова, которые подчинялись Абу Тарику. Бойцам чеченского ОМОНа удалось разгромить горную базу преемника Хаттаба Абу аль-Валида – лагерь у селения Дуба-Юрт, рассчитанный на 20 человек. Подступы к нему были заминированы. Во время операции один боец чеченского ОМОНа получил легкое ранение, на поле боя остались трупы двоих боевиков.

Еще одно столкновение произошло в станице Каргалиновская Шелковского района. От задержанных боевиков были получены сведения о группе ваххабитов. При штурме дома, в котором они засели, погиб один омоновец, двое получили ранения. Два экстремиста были убиты. Как выяснилось, оба входили в так называемый "джамаат" Шелковского района, занимались вербовкой и обеспечением банд, орудующих по всей Чечне. В частности, на время спецопераций они размещали у себя ваххабитов из "Шатойского джамаата".

"Я считаю, что результат работы в Старых Атагах огромен, – говорит об итогах операции начальник штаба ОМОН при МВД Чеченской Республики Бувади Дахиев. – Люди увидели, что чеченские милиционеры не боятся бандитов. Мы организовали ночное и дневное патрулирование села. Работа велась по адресам, конкретно, без жестких мер. Заходили в дома с открытыми лицами, здоровались. При этом находили оружие и бункеры. Операция завершена, но это не значит, что милиция ушла из села – и там вновь подымут голову бандиты. Здесь действует подразделение ППС Грозненского (сельского) РОВД. Мы по-прежнему владеем обстановкой, обладаем оперативной информацией. То, что происходило в Старых Атагах, не должно повториться. Люди больше не позволят рыть у себя в огородах убежища террористов".

Куда ведут следы "Норд-Оста"

"Мы должны понять, что воюем не с чеченским народом, а с деньгами и эмиссарами "Аль-Каэды", – говорит Бувади Дахиев. – Если весь мир, включая США, не в состоянии перекрыть финансовые потоки террористических группировок, то нам это сделать здесь вдвойне сложнее. У них не только вооруженные боевики, но и свои структуры, подкупленные люди".

Известно, что основной контингент банды Бараева, захватившей заложников в театральном центре на Дубровке, проходил подготовку вне Чечни – в Ингушетии, Грузии, Дагестане. Часть террористов была уверена, что им удастся покинуть Москву за большие деньги, другие пошли на теракт собственно ради денег. Были и те, кто действительно руководствовался местью за своих родственников, – вдовы Бараева и братьев Ахмадовых, сестра вдовы Цагараева. Контингент смертников специально подбирали, готовили психологи и аналитики.

Интересный факт: араб, который сидел рядом с Бараевым в здании театрального центра во время интервью российским журналистам, зафиксирован на видеопленке во время перехода через горы в Чечню вместе с группой арабских наемников из Грузии в составе банды Гелаева. Боевиков тогда снимал иностранный журналист, который был убит в Галашках в начале октября 2002 года. А уже через месяц шальной араб оказался в Москве. Сегодня над этими видеоматериалами работают специалисты.

"В борьбе с террористами мы должны использовать опыт структур антитеррора других стран, – говорят бойцы чеченского ОМОНа. – Но пока деньги "Аль-Каэды" будут поступать в Чечню, взрывы будут греметь. Единственный выход – классная, профессиональная работа оперативного состава. Теракты необходимо предотвращать заранее. Ведь остановить забитый взрывчаткой грузовик со смертником за рулем практически невозможно. Это мнение чеченских милиционеров, которые еще в начале 90-х встали на войну с экстремистами на своей земле. Главное – чтобы чеченскому ОМОНу не мешали работать".

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей