Хэппи-энд кровавой мировой истории

"Золотой миллиард" стал более богатым, более толстым, но не намного более счастливым. Ожирение, усталость, нервные расстройства, накопление долгов, ухудшение состояния окружающей среды – таковы плоды повышения качества жизни




Сберегать или тратить? Этот вопрос люди, располагающие свободными средствами, в разные времена решали по-разному. Многое зависело, конечно, от экономической обстановки в месте их обитания, но многое определялось и культурой, к которой принадлежал человек. Одним культурам больше свойственна бережливость, другим – широта натуры.

Однако теперь вышеуказанный вопрос, похоже, отпал вовсе. Все культуры ответили на него однозначно: тратить, тратить и еще раз тратить! Эксперт Всемирного банка Норман Лоэйз на основе анализа индексов сбережений (доли располагаемого дохода после выплаты налогов) 150-ти стран за 2000 г. доказал, что не культурные различия, а основные макроэкономические показатели определяют уровень сбережения наций. А в целом тенденция такова, что люди по всей Земле сберегают все меньше, а тратят все больше. Особенно это заметно в наиболее развитых странах. По данным ОЭСР, доля сбережений домохозяйств снижается с 1984 г. в Австралии, Австрии, Бельгии, Канаде, Финляндии, Италии, Японии, Корее, Новой Зеландии, Португалии, Испании, Британии и США. В Соединенных Штатах, к примеру, с 1984 по 2001 гг. годовой индекс сбережений снизился с 10,6% до 1,6%!

Потребление же, напротив, неуклонно растет. Американский пример и здесь является наиболее наглядным. По оценкам международного центра экологических исследований Worldwatch Institute, сегодня в США насчитывается больше личных машин, чем людей, имеющих водительские права; с 1972 по 2001 г. размеры холодильников увеличились на 10%; с 1975 по 2000 г. новые дома стали выше на 38%, хотя количество жителей в расчете на один дом сократилось. А всего около 1,7 млрд человек (более четверти населения Земли) составляет сегодня "потребительский класс", который ведет образ жизни, прежде свойственный лишь самым богатым странам. В одном только Китае 240 млн человек за последние годы вошли в этот "класс", а скоро китайцев-потребителей будет больше, чем американцев.

Роберт Шиллер, профессор экономики Йельского университета, отмечает еще одно важное и тревожное обстоятельство, на фоне которого происходит сегодня сокращение сбережений. Это рост доли пожилых людей по отношению к молодым и экономически активным. По данным Центра исследования человеческих ресурсов, к 2050 г. этот показатель удвоится в развитых странах и утроится в развивающихся. В ближайшие годы, по мере роста числа пожилых людей, правительства будут вынуждены искать достаточные для их нужд средства, увеличивая налоги и, тем самым, еще больше усложняя жизнь для молодых. Старая Европа, например, уже столкнулась с этой проблемой: приходится сокращать социальные программы, чтобы окончательно не задавить бизнес налогами. Но очевидно, что оставшиеся к 2050 г. молодые будут просто не в состоянии обеспечить растущей армии пожилых такой же уровень благосостояния, как раньше.

Тем не менее, статистика показывает, что люди все меньше заботятся о своей старости и все больше потребляют "здесь и сейчас". Причин этому немало. Во-первых, практически полное исчезновение в развитых странах каких-либо серьезных рисков благополучия. Эпоха кризисов и мировых войн миновала, инфляция вот уже 20 лет идет на убыль и совсем почти не тревожит простого обывателя. А именно она, по словам профессора Шиллера, является "интуитивным напоминанием о необходимости делать сбережения". Итак, интуиция ничего тревожного не подсказывает.

Вместе с инфляцией "сдулись" и процентные ставки по кредитам. И тут на сцену вышел такой важный фактор роста аппетитов, как потребительское кредитование. Теперь, вопреки известной совковой мудрости, не нужно копить, чтобы пианино купить – его можно забрать из магазина тут же, как только вам его захотелось, а заплатить потом. Банк – не сын турецкоподданного, он может взять частями и не сразу. Какие уж тут сбережения? Они просто ни к чему, когда нужно и можно столько всего приобрести сразу!

Вот и Россия с головой ушла в потребление. Кредиты стали доступны всем и каждому, причем при их получении никто не задает дурацких вопросов о доходах... За прошлый год рынок потребкредитования вырос у нас на 100% – с $5 млрд до $10 миллиардов. Причем, как правило, банки кредитуют народ на небольшие суммы: в среднем на $300-500 на срок в несколько месяцев. Кредиты на сумму более $1000 выдаются редко. Хотя в банковских кругах подчеркивают, что все потребкредитование страны сосредоточено в Москве, Санкт-Петербурге и еще от силы десяти крупных городах. Этой услугой пользуются не более 10% населения.

Впрочем, для россиян, даже тех, кому стало доступно потребительское кредитование, дилемма "сберегать или тратить" решается не столь однозначно в пользу трат. Веками сформировавшееся пристрастие к кубышкам, матрасам, чулкам, банкам (трехлитровым) и прочим бытовым средствам сбережения денег (в сочетании с недоверием к кредитным учреждениям) и поныне заставляет людей откладывать часть средств, лишая себя удовольствия купить еще что-нибудь. Причем, как правило, это не процесс накопления, предшествующий крупному вложению средств, а именно откладывание "на черный день". Естественно, такое пристрастие граждан изымать деньги из оборота и искусственно снижать потребительский спрос чрезвычайно вредно для современной экономики (деньги должны работать!), и поэтому жителей России усердно отучают от этой дурной привычки. Например, с помощью рекламы, превратившейся уже в постоянный назойливый фон всей нашей жизни. "Грузить всегда, грузить везде", – по такому принципу работает потребительская "рекламотерапия". И грузит бедного россиянина необходимостью приобретать, страховать, кушать, пить, лечиться, пользоваться услугами – и тратить, тратить, тратить...

В рекламе, кстати, наглядно проявляется главная причина нашей потребительской лихорадки и сокращения сбережений – сама идеология современного "цивилизованного" общества. "Бери от жизни все", "Ты достоин лучшего" – такие вот лозунги начисто вывели из строя все предусмотренные человеческой природой "губозакатывающие устройства". А культ молодости ("лучше быть молодым, здоровым и богатым, чем...") заставил людей забыть о том, что немощная старость подстерегает, в принципе, любого. Такому обществу бесполезно даже напоминать о том, что в это же самое время уровень жизни в самых нищих странах становится все ниже. Оно просто не услышит этого или, в лучшем случае, сошлется на то, что помогать бедным и старым – задача правительства. Вот и очередной доклад Всемирной организации здравоохранения, говоривший, что сегодня в 14 африканских странах показатель детской смертности выше, чем в 1990 г., а в Сьерра-Леоне из тысячи детей более 300 умирают, не дожив до пяти лет, был просто проигнорирован абсолютным большинством мировых СМИ... Что тут говорить, жизнь наша и впрямь ускоряется, закручивается, и под действием центробежной силы все в ней поляризуется, становится более отчетливым: богатство и бедность, разум и глупость, добро и зло.

К чему может привести такой образ жизни? Посмотрим, что происходит у тех, кто давно "навострился" жить в долг. По данным ФРС США, свыше 40% американских семей тратят денег больше, чем зарабатывают, а средний американец на один заработанный доллар тратит $1,2... Парадокс? Нет, долг. Потребительская задолженность в США превышает $2 трлн, в Великобритании – приближается к 1 трлн фунтов. И это без учета долгов по ипотечным кредитам. Тут ситуация еще более забавная: среднестатистическая американская семья покупает дом в кредит, живет в нем лет 7, а потом продает его, выплатив едва ли 10% кредита. И так далее... И никого это не удивляет и не настораживает: в обществе развитого потребления привыкли жить в долг с юных лет. Обычный выпускник высшего учебного заведения в США уже "обладает" долгом в $20 тысяч. По такому же принципу существует в мире и сама эта доблестная сверхдержава: если "раскидать" ее долг на всех жителей, то получится, что каждая американская семья должна миру свыше $70 тысяч. Весь вопрос: а хорошо ли жить так? Стоит ли к этому стремиться?

В США этими глупыми вопросами, правда, не задаются. "Фишка" в том, что Америка пока может себе позволить жить так. Ведь ее долги финансируются буквально всем миром: и центробанком любой уважающей себя страны, закупающим доллары для своих золотовалютных резервов, и тетей Маней, хранящей свои кровные сто баксов в матрасе. Если кому-то не хватает "зелени" – США напечатают еще! Правда и Америке становится все труднее вести подобный образ жизни: приходится то и дело "кидать" своих партнеров, а с иными непокорными – даже воевать.

Но, как ни крути, огромный национальный долг может рано или поздно подорвать доверие даже к сверхдержаве. Однако же дело не только в великодержавных амбициях США. Тут перед нами настоящий парадокс, насмешка истории: те, кто имеют (не только в США) – имеют все больше, но живут все хуже: и по собственным ощущениям, и даже по объективным критериям. "Мы стали более богатыми, более толстыми, но не намного более счастливыми", – говорит в своем ежегодном докладе о состоянии планеты Worldwatch Institute. Растущее число людей, страдающих ожирением, усталостью и нервными расстройствами, накопление долгов, постоянная гонка за новыми товарами и, как следствие роста производства, ухудшение состояния окружающей среды – все это, по мнению Worldwatch Institute, является показателями не повышения, а снижения качества жизни.

Так что сберегай или трать – а жить будешь все хуже и хуже. Зато тратить придется все больше и больше – не только на новые блага (точнее, блажи), но и на лекарства от ожирения и усталости, проценты по долгам, а также на чистую воду и свежий воздух... Общество сытых изобретает себе все новые подпорки и костыли, и без них двигаться уже не может. Зато оно окружило себя полным комфортом, научилось удовлетворять самые изысканные потребности и живет в полной безопасности (если забыть на минуту про террористов, техногенные катастрофы, враждебность природы и т.п.). Это и есть то вожделенное "конечное" состояние человечества, о котором в конце прошлого века писал известный американский политолог Френсис Фукуяма в своей книге "Конец истории и последний человек" (а еще раньше предсказывал Гегель): финальное торжество одной-единственной общественно-исторической модели. Этой моделью стал либерализм и общество потребления. Уточним: общество потребления в долг. Так сказать, хэппи-энд всей кровавой мировой истории. Рай на земле. Кто не разделяет эти "высшие ценности" и не верит в достижения прогрессивного человечества – тот просто еще в пути к ним. А те, кто уже достиг и принял их – живут в постисторическое время. Поиск и развитие закончились, всем стало хорошо... Так что, граждане, потребляйте. Потребляйте и верьте в демократию – тогда вся эта неприятная история для вас закончится.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей