Аль-Валида достали из тайной могилы

Как стало известно "Yтру" из собственных источников в силовых структурах, в горном селе Тазен-Кала обнаружено место тайного захоронения главаря арабских наемников. Его тело переправлено в Ростовскую лабораторию МО РФ




Как стало известно "Yтру" из собственных источников в силовых структурах России, в Чечне обнаружено место тайного захоронения главаря арабских наемников Абу аль-Валида, уничтоженного российским спецназом в ходе боевых действий в начале этого года. Ранее мы уже сообщали, что, по одной из версий, аль-Валид был убит во встречном бою на юге Чечне одним из подразделений спецназа горной группировки войск Минобороны России. Однако официального подтверждения так и не последовало. В Региональном оперативном штабе сообщили, что не могут подтвердить факт ликвидации главаря наемников, которого за последние два года отправляли на тот свет неоднократно. Не было главного доказательства – тела убитого араба.

Однако на этот раз информация о гибели Абу аль-Валида, похоже, соответствует действительности, поскольку, как утверждает источник "Yтра", труп Абу аль-Валида эксгумирован в горном селе Тазен-Кала Веденского района на юго-востоке Чечни и переправлен в Ростовскую лабораторию Минобороны России.

Веденский район, где происходили эти события, находится в зоне ответственности батальона "Восток" Минобороны России, которым командует Сулим Ямадаев. Сегодня он отвечает на вопросы нашего корреспондента.

"Yтро": Как на сегодняшний день можно оценить силы противника количественно и качественно? Какова структура бандитской группировки? Сколько в Чечне активных боевиков?

Сулим Ямадаев: Активных боевиков в Чечне около 200-300 – это тех, кто бегает по горам, нападает и отходит, стремясь оторваться от преследования. Нас беспокоит дагестанское направление, потому что оттуда идет людской поток, пополняющий банды. Пополнение организовано главарем Раббани. Правда, приходят они, в основном, летом. Дело в том, что численность отрядов тех же Басаева и Масхадова зависит от времени года. Зимой они располагают меньшим числом людей, и понятно почему – в горах нет растительности, очень холодно, проблемы с едой, обогревом и так далее. Они вынуждены распускать людей, а оружие прятать до лучших времен. Один из таких тайников мы взяли несколько дней назад. Там находилось 43 ствола – гранатометы, автоматы, АК, АКСУ. Оружие было еще в заводской смазке; из этих автоматов еще не стреляли. Тайник, устроенный между селами Майртуп и Джигурты, принадлежал одному из басаевских отрядов. По нашим данным, Басаев готовился провести еще один громкий теракт. Ведь перед рейдом в Буденновск именно в школьном дворе села Джигурты боевики сели в "КамАЗы" и поехали...

"Y": Какими силами располагают экстремисты, которые ориентированы на Басаева, подчиняются ему и готовы проводить теракты и диверсии?


Фото Юрия Тутова

С.Я.: Главари террористов располагают подпольем. Это значит, что они могут собрать при необходимости "пехоту". Может, до 1000 человек, а может, и больше. Посмотрите, они вот акцию в Ингушетии организовали, переходят из Дагестана. У нас есть информация, что только в этом году полевой командир Раббани переправил до 950 человек из Дагестана. Эти данные подтвердили один дагестанский шайтан, которого мы взяли в плен. Собирают в основном молодежь: из общего числа всех те, кто противостоит нам с оружием в руках, примерно половина – младше 1980 года рождения. Для них главное – заманить молодых в горы, а потом если кто и захочет домой, то будет поздно – никто их не отпустит. Станут вязать их кровью. Так было перед нападением на Центорой и Ишхой-Юрт в этом году. Главари собрали молодежь из сел Гудермесского района и сразу бросили в бой. Трое были убиты, двое – ранены. Молодые, а всего их осталось 22 человека, хотели домой. Но их не отпускали, пугали – вернетесь домой, а вас убьют или арестуют. Это было в банде Цагараева.

"Y": Что вы можете сказать о национальном составе бандформирований?

С.Я.: Басаевских "штыков" примерно тысяча. Большинство – так называемые нацмены, то есть выходцы из других республик Северного Кавказа, из регионов России. Там же отирается и большинство наемников. У Масхадова же подполье может насчитывать меньше людей, около 500 человек. Если брать в целом, то количество наемников, включая выходцев из регионов России, оставляет в рядах боевиков больше трети – скажем, из 1500 человек – 600-700.

"Y": Известно, что главари экстремистов не находятся долго на одном месте, имея возможность перемещаться и за пределами Чечни. Каким районам в самой республике они отдают приоритет?

С.Я.: Это Веденский, Ножай-Юртовский, Курчалойский, Шатойский районы, Гудермесский в меньшей степени. Если и есть у Басаева родственники в Гудермесском районе, то дальние. У нас была информация еще в 2001 г., что он появлялся в Илисхан-Юрте, но после этого таких данных не было. Особое внимание мы уделяем треугольнику на стыке Курчалойского и Веденского районов.

"Y": Каким образом Басаев может перемещаться, например, из Ножай-Юртовского в Веденский район? На машинах, ослах или пешком? Какая группа его сопровождает?

С.Я.: Очень часто они пользуются лошадьми. По нашей информации, сопровождает его мало людей. Такая группа может насчитывать менее десяти человек. Они не берут больше людей, стараются пользоваться относительно безопасными маршрутами и не рисковать. Басаев может пройти пешком через какой-то перевал, потом подвезут его на лошади, а затем посадят в машину. Как он мог проехать в Ингушетию? Доехал до Серноводска, а оттуда по обходным дорогам попал в Ингушетию. Там много таких путей, где пройдет "Нива", "УАЗ" или "КамАЗ".

"Y": Выходит, что, как и три, четыре года назад, мы не в состоянии перекрыть все дороги, которыми пользуются террористы?

С.Я.: Мы начинаем махать кулаками после драки, после терактов стараемся перекрыть дороги. Мне трудно сказать, какая часть дорог контролируется с таким расчетом, чтобы создать проблемы шайтанам. Может, 50%. Вот я живу в Гудермесе, и до сих пор на дорогах, маршрутах и тропах постоянно держу засады, потому что знаю, чего можно ждать от бандитов. Если в общем по Чечне, то, в принципе, шайтаны знают, где какая дорога свободна. Вот есть пост на Герзеле (КПП милиции на административной границе Чечни и Дагестана. – О.П.). Но в Чечне знают, что всего в полутора километрах от него границу можно перейти через реку Аксай, не замочив колен.

"Y": Басаев в интервью канадской газете утверждал, что, якобы, ночует на открытом воздухе. Где на самом деле он больше скрывается – в горах, пещерах, палатках или же останавливается в населенных пунктах?

С.Я.: В горах сейчас холодно, так что услугами предателей в селах главари террористов пользуются. В этом нет секрета уже ни для кого...

"Y": На оперативном учете правоохранительных органов в Чечне стоит выше 10 тыс. человек, многие из которых попали в эти списки еще с первой кампании. Часть из них амнистирована, но продолжает стоять на учете. Мы выяснили, что, по приблизительным подсчетам, в Чечне в распоряжении главарей около 1,5 тыс. боевиков – сюда включено басаевское и масхадовское подполье, люди Умарова, Раббани и так далее. Каково число пособников экстремистов, то есть людей, обеспечивающих жилье, маршруты передвижения, выступающих в качестве интендантов бандитов, фуражиров для лошадей и ослов?

С.Я.: Пособников много, я не могу говорить о конкретных цифрах. У боевиков есть родственники, друзья, есть родственники их родственников, связи, знакомства. Скажу, что в Чечне шайтаны очень активно используют женщин, например, в качестве курьеров и почтальонов. Я оцениваю пособническую базу экстремистов в Чечне, как минимум, порядка 2-3 тыс. человек, но не исключено, что эта цифра в действительности выше. Среди основных мотивов, по которым они помогают шайтанам, три момента: родственные связи, подкуп и угроза для жизни. Мы знаем, что есть пособники бандитов и во властных структурах. Здесь преобладают предатели, те, кто помогает им за деньги, а вот идейных пособников не так много.

"Y": Эмиссары боевиков не останавливают попыток вербовки в банды молодежи из числа студентов, школьников и безработных. Что необходимо сделать, чтобы разорвать эту цепь?

С.Я.: Надо дать людям работу, потому что бедность толкает их на любые заработки. Когда дома тебя ждут голодные дети, трудно не поддаться соблазну. Но мотивы разные. Кого-то обидели, кого-то заманивают ваххабитские "имамы", говорят красиво и внушают молодежи, что те участвуют в газавате. У нас не хватает идеологии.

"Y": А какую идеологию проповедуете вы? Что говорите своим бойцам и детям военнослужащих батальона "Восток", которые идут вслед за отцами?

С.Я.: Я говорил и повторю снова, что на самом деле в газавате мы, потому что спасаем свой народ. Ваххабиты хотят кровью чеченцев решить собственные задачи, а мы сопротивляемся этому и уничтожаем ваххабитов. Нашей доверчивостью всегда пользовались люди со стороны. Когда имам Шамиль пришел в Чечню, здесь проживало 6 млн человек. Он воевал 25 лет, сдался, и чеченцев было уже 2 миллиона. Сейчас гибнут мужчины в расцвете сил, не создавшие семью, не вырастившие сыновей. Мы объясняем все это нашим бойцам и жителям в нашей зоне ответственности. Такая наша идеология. И нам верят. У нас служит парень, который по праву считается одним из лучших гранатометчиков в Чечне – это дано ему свыше. Раньше он был у боевиков. "Скорпион" (позывной спецназовца – О.П.) тоже сидел в горах, но сумел найти в себе силы отойти от ваххабитов, был амнистирован и зачислен на службу в подразделение Минобороны России. За это шайтаны сожгли его дом вместе с матерью и братьями, сняли скальп с его невесты...

"Y": Как можно охарактеризовать еще одну бандитскую составляющую - так называемых командиров "второго звена"? Что можно сказать о ваххабите Эльмурзаеве по кличке "Хайрулла"?

С.Я.: Это дагестанский шайтан, аккинец. Сейчас его поставили "эмиром" над всеми басаевскими группами. Ему до 35 лет. Кроме него, есть Тухашев Джамалди из Ведено, бывший глава администрации, был "начальником разведки" Басаева, жив еще вроде. Еще есть Асед, забыл его фамилию. Этому главарю, который хорошо говорит по-русски, подчиняется больше 150 человек. Среди командиров их "второго звена", которых всего 20-30 человек: Иса, Денилбек Эскиев, "эмир" из Кошкельды (50 человек), Цагараев Амхад из Энгель-Юрта, у которого тоже человек 50. Есть еще Ахмед Авдорханов.

"Y": Недавно в Гудермесе на базе отряда спецназа "Восток" открыт обелиск бойцам, погибшим в боях с террористами. Траурный список открывает имя вашего брата Джабраила, посмертно ставшего Героем России. Как идет поиск тех, кто причастен к организации его гибели?

С.Я.: Джабраила взорвали в доме Тухашева. Часть исполнителей мы уничтожили. Гуляют еще Басаев, сам Тухашев. "Кана" Бидиев уже сидит.

"Y": Сулим, как вы думаете, почему Басаев до сих пор на свободе?

С.Я.: В конце 99-го, в 2000 и даже 2001 г. у меня была возможность его достать, потому что я знал их систему. Сейчас это сделать труднее, ведь многое поменялось. Басаев – тоже не дурак, в эфире его нет. Он мало говорит, мало ходит и показывается на людях. Вылезет раз в полгода, а потом забурится и сидит, книжки читает. Знаю, что раньше он балет любил.

Про Масхадова информации больше. Он мелькает то здесь, то там, хотя тоже не выходит на связь. Я хорошо знаю Басаева, и он, в отличие от Масхадова, предпочитает отлеживаться, зная, что иначе его быстро вычислят. Басаев имеет терпение, на одном месте может сидеть месяцами... Его безопасность строится на том, что обеспечена малым количеством людей. Окружение состоит в основном из веденских. Есть там Хасан, близкий человек, который был с Басаевым еще в Буденновске. Мы знаем, что он имел возможность бывать в Турции. Есть у Басаева арабы, но в охране преобладают чеченцы.

Приказы на теракты идут от Басаева, но сам он находится как бы на расстоянии от тех, кого обучают, чтобы взорвать себя. Мы работаем и по женщинам-смертницам. Сейчас есть информация именно по этой линии, мы ее отработаем и расскажем вам потом.

"Y": Откуда Басаеву поступает оружие?

С.Я.: В Ингушетии они взяли много оружия. Этой осенью мы несколько раз брали тайники с автоматами, сверяли их номера с теми, что похитили в Ингушетии, – совпадают. Ну и, конечно, старые запасы большие, еще те, что остались после первой кампании. Басаев и Хаттаб готовились к новой войне, они в каждом районе делали "затарки", где прятали продукты долгого хранения, боеприпасы и другое. Часто у боевиков оружие переходит "по наследству" – от убитых к живым.

"Y": Ежедневно РОШ сообщает о ликвидации баз экстремистов. Если говорить о таких лагерях, то, по некоторым расчетам специалистов, они рассчитаны на 50 тыс. койко-мест. Это не значит, что базы террористов заполнены. И все же... На ваш взгляд, бандитская инфраструктура в Чечне готова принять дополнительные силы? И можно ли говорить о каком-то количестве мест, "законсервированных" боевиками в горах?

С.Я.: Только наш отряд за вторую чеченскую кампанию уничтожил около 250-300 баз бандитов. В среднем каждая из них была рассчитана на 25-30 человек, но были базы и на 150, и на 180 человек. Получается, что уничтожили порядка 7500 мест. А сколько еще не уничтожено? Не надо забывать, что они восстанавливают разрушенные базы. Вот пример. Мы долго работаем в селе Тазен-Кала, наносим потери шайтанам, громим их базы по несколько раз. Пару месяцев назад на одной из баз у этого села мои бойцы нашли труп шайтана, непонятно чей, местный или араб – темно было. Под трупом оказалась мина – погиб один боец, второй тяжело ранен. Базу мы взорвали, а когда нагрянули туда через две недели, увидели, что она уже полностью восстановлена! Тазен-Кала – нехорошее место, его окружают Центорой, Белгатой, Жанни-Ведено, Дарго и Эрсеной. Это их гнездо. Мы называли Тазен-Калу столицей шайтанов. В одном бою шайтаны открыли огонь по нашим ребятам прямо из мечети, устроив там опорный пункт.

"Y": Батальон "Восток" просто не вылезает из боев с ваххабитами, несет потери. Раненые были и во время событий, когда была блокирована банда Авдорханова в районе сел Аллерой – Кошкельды...

С.Я.: Эта операция проводилась в масхадовских местах. Мы шли за ними по пятам, но шайтаны оторвались. Здесь мы понесли потери. Моему командиру роты оторвало ногу. Сейчас делаем ему протез. Он держится нормально, рвется в бой, так что обязательно встанет в строй. У меня есть ребята, которые воюют на протезах. Таких в батальоне человек двадцать, и они воюют нормально...

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей