Наши мультфильмы – снова лучшие в мире

"Суздаль-2005" – это был фестиваль-прорыв. Это был фестиваль-праздник. Это был фестиваль-скандал. Давненько в мире отечественной анимации не случалось подобных эмоциональных потрясений




На протяжении последних 10 лет каждый февраль российские мультипликаторы отчитываются друг перед другом о проделанной за год работе. Помню, самым насыщенным, шумным и ярким был первый фестиваль, что состоялся в стареньком пансионате под Тарусой. Затем пришла всеобщая бедность, фильмов снималось мало, иногда смотреть было и вовсе нечего. Хотя совершенно неожиданно появлялись такие шедевры, как "Русалка" и "Старик и море" Александра Петрова, "На краю земли" Константина Бронзита, "Рождество" Михаила Алдашина.

Десятый фестиваль стал событием. И не только потому, что впервые за его историю в конкурс попали сразу два полнометражных фильма: "Алеша Попович и Тугарин Змей" Константина Бронзита и "Щелкунчик" Татьяны Ильиной. Есть еще ряд оснований называть его таковым. Главное из них – уникальный проект "Гора самоцветов", создаваемый студией "Пилот".

К февралю были готовы первые 11 фильмов из заявленных 52-х. Все они объединены пластилиновой заставкой, которая начинается со слов: "Мы живем в России". К пятому фильму на этой фразе фестивальный зал взрывался где истеричным хохотом, а где и стоном, но на седьмой секунде заставки внимание вновь концентрировалось на экране. Живем-то мы в России, но страна у нас больно большая. И каждый раз зрителям рассказываются новые подробности о каком-либо народе или крае, в котором, возможно, мы никогда не побываем. А у каждого народа есть свои сказки, каждая из которых – "как драгоценный камень-самоцвет".

Фильмы из этой серии – тоже самоцветы. Блестящие, ослепляющие, непохожие друг на друга. Пожалуй, самые стильные – северные сказки, передающие с помощью художников-постановщиков удивительный колорит своих малочисленных и загадочных народов. Эскимосская сказка "Про ворона" Алексея Алексеева и нивхская сказка "Как обманули змея" Андрея Кузнецова подкупают и изобразительным, и звуковым рядом. В них все гармонично, даже невероятно пестрая расцветка главных персонажей.

Башкирская сказка "Лиса-сирота" Сергея Гордеева – это целый ряд "приветов" знаменитым фильмам, книгам, эпизодам нашей истории. Известный всем сюжет про то, как Лиса воровала с чердака масло, оброс и расцветился многочисленными подробностями и гэгами. Так, например, Петух всеми жестами и высказываниями напоминает, ни много ни мало, Владимира Ильича, а Волк и Заяц ходят в обнимку и постоянно твердят, что они "двести лет вместе".

В дагестанской сказке "Шейдулла-лентяй" Рима Шарафутдинова и Сергея Гордеева трюки следуют беспрестанно: только успеваешь отсмеяться над одним, на тебя обрушивается другой. А этот уморительный кавказский акцент, с которым разговаривают все герои! А эти дурацкие наигрыши, которые постоянно исполняет заглавный герой – клинический идиот и лентяй! А эта пошлая оговорка, которая к месту: "Вынь камень из жо... из глотки, и тогда перестанешь тонуть!"

Русские сказки – настоящая россыпь остроумия. Вышеупомянутый Константин Бронзит представил в рамках проекта "Кота и лису". По стилю и гэгам фильм отдаленно напоминает "Лису и зайца" Юрия Норштейна и совершенно не напоминает предыдущие работы Бронзита (отчасти в этом заслуга молодой талантливой художницы Дарины Шмидт). Лучший питерский режиссер умело держит марку, сохраняя яркую индивидуальность. Некоторые сцены гениальны: Медведь медленно поднимается из-за кустов, вырастая, как скала из земли; Волк кричит из засыпанной ямы, но мы видим только ритмично подскакивающие листья; молчаливый Заяц, словно теннисный мячик, непроизвольно отскакивает ото всех, мешается под ногами и попадает туда, где ему совсем не место. Повторяющийся трюк с пуговицей, которую Кот приспособил вместо монокля, вызывает гомерический хохот. Ну и, конечно, Бронзит не может не ввернуть "крылатую фразочку". На этот раз она то и дело выскакивает из уст Кабана: "Дожили!"

У Михаила Алдашина в фильме "Про Ивана-дурака" играют даже фоны. Картина снята в 3D-анимации, но внешне напоминает перекладку, "вживленную" в сложную трехмерную декорацию, за основу которой взяты лубок и вертепный театр. В нужный момент, допустим, дом с шумом улетает вверх, а на его место опускается лес, и герою никуда не нужно ходить. Выглядит это довольно органично. Не говоря уже об очаровании главных героев и замечательном тексте, начитанном Александром Филиппенко.

В первой партии выпустил свой фильм и художественный руководитель проекта и студии "Пилот" Александр Татарский. В паре с Валентином Телегиным они экранизировали татарскую сказку "Толкование сновидений". Когда успели? Ведь оба параллельно вели абсолютно все фильмы, доделывая, а порой и переделывая то, что напортачили молодые. Шефствовал и Михаил Алдашин. А классик Эдуард Назаров стал для многих и вовсе отцом родным. Эта четверка выполняет функции Худсовета, возрожденного "Пилотом" на благо общего кинодела.

Фильмы "Горы самоцветов" выполнили свою главную функцию – возродили традиции советской мультипликации, вернули "среднюю планку" на прежний высокий уровень. Как заявил Валентин Телегин, "это колбаса без туалетной бумаги". Таким и должно быть кино. Выше подниматься надо, опускаться ниже – категорически запрещено. И этот средний уровень так больно ударил по остальным, что многие конкурсные фильмы померкли и затерялись в программе. Даже, в общем-то, не самые плохие фильмы.

Открытие Суздальского фестиваля – дебютантка Юлия Аронова. Она представила сразу два своих фильма: "Эскимо" и "Жук, корабль, абрикос". Первый – кукольный – девушка сняла одна, у себя дома, на станке, собранном своими руками. Понимая, что можно было бы посоветоваться с профессионалами и достать все необходимое, ей захотелось попробовать все самой, с нуля. Изобрести велосипед. И Юле это удалось. Более того, кино получилось трогательно очаровательным. Один чаплинский эпизод чего стоит: грустный пингвин заходит в свою клетку сквозь прутья, но вдруг спохватывается – дверцу надо было открыть! – возвращается, достает из-под коврика ключ, отворяет дверцу и входит в клетку уже "как надо"... Второй фильм – привет Юрию Норштейну. В нем нет сюжета, а есть лишь ощущения, воспоминания, настроения. И волшебная игра с технологией перекладки, как это раньше удавалось только великим режиссерам. "Торкнутая Норштейном", шутили об Ароновой в кулуарах. Пусть не все удалось, пусть картинка не склеилась в целостный видеоряд, но у барышни есть определенный потенциал, который в скором времени предъявит анимационному миру нового мастера. В этом мало кто сомневается. Ждем-с.

Студия "Аргус", разродившаяся наконец-то "Щелкунчиком", представила в этом году забавную киношутку "Буревестник". Режиссер – представитель среднего поколения аниматоров Алексей Туркус. Он работает в кино давно, но всегда остается в тени своих более удачливых коллег, не обласкан ни вниманием, ни призами. "Буревестник" – тоже произведение не аховое, но оно, как то самое классическое ружье, вдруг выстрелило. Да так, что оказалось в центре главного фестивального скандала.

Для начала несколько слов о фильме. Это школьный анекдот, в котором отличница читает знаменитое нескладное стихотворение Горького "Песнь о Буревестнике", а остальные ученики занимаются каждый своим делом. Разбушевавшаяся горьковская стихия врывается в класс, вовлекая в себя и школьников, и учительницу, которую блистательно озвучила Мария Аронова. Грамотное зрительское кино, как и следовало ожидать, пришлось по душе, в первую очередь, зрителям. В этом году на фестивале впервые смогли голосовать все желающие: для этого на сайте Rambler Vision были выложены отрывки из всех конкурсных мультфильмов. "Буревестнику" отдали голоса большинство пользователей. Но это еще не все. Фильм победил и в рейтинге участников фестиваля. Его результатов в Суздале ожидают не меньше, чем решений жюри: оценка коллег-профессионалов для авторов поважнее субъективного мнения пятерых мэтров. Так вот, "Буревестник" перекрыл и "Гору самоцветов", и "Алешу Поповича", и всех остальных. Его вписывали в рейтинговую карточку (куда можно было внести всего 5 фильмов) даже те, кто отстаивал интересы своей студии, отдавая четыре оставшихся графы ее работам.

Теперь непосредственно о скандале. В первую очередь, это невручение Гран-при. Даже если бы не было в этом году проекта "Гора самоцветов", в конкурсе участвовали вполне приличные работы. Другое дело, что на Гран-при они не тянули. Все четыре фестивальных дня критики, журналисты и режиссеры обсуждали один вопрос – кто из "Горы" станет главным лауреатом? Бронзит, Алдашин, Кузнецов, Алексеев? Или Наташа Березовая, чей фильм "Про барана и козла" приняли особенно горячо? Или наградят весь проект в целом? Не угадал никто. И в этом случае самое обидное, что невручение Гран-при сразу принизило значение всего юбилейного фестиваля. Кричали: "Прорыв!" Кричали: "Возрождение!" А выходит, программа-то была, мягко говоря, слабенькая. Почему жюри приняло такое решение – загадка.

Руководитель "Пилота" и президент фестиваля Александр Татарский справедливо метал молнии. Его студия всегда была в опале у чиновников от кино, и он надеялся, что успех "Горы самоцветов" несколько изменит такое отношение. Теперь же Татарский говорит об интригах, которые каким-то образом повлияли и на уважаемых "жюристов".

Странная история произошла и с рейтингом. Второй год результаты всеобщего голосования подсчитываем мы с моим коллегой Александром Плющевым, поэтому я могу оценить всю ситуацию, как говорится, изнутри. Приступая к подсчету, мы не сомневались, что первые 5 мест возьмет все та же "Гора самоцветов". Ошиблись и здесь. Голосовать могли все 350 человек, аккредитованных на фестивале, но в ящик было опущено всего лишь 109 карточек. Большая часть из них представляли интересы тех или иных студий. Это видно невооруженным глазом: в одной карточке все пять мест отданы фильмам одного продюсера. Видимо, была изначальная установка, и студийцы честно ее выполняли. Иногда люди не сдерживались и одно место все-таки отводили любимой картине – тому же "Буревестнику", "Алеше Поповичу" или еще кому. Любопытно, что поклонники "Горы самоцветов" оказались не очень активными, и названия фильмов проектов встречались реже прогнозируемого. Кроме того, на фестивале появилось много молодежи, которая еще не совсем понимает смысла голосования, а может и вовсе не знает о нем. Зато те, кому важно отстоять интересы своих студий, стараются вовсю. Почему такой целью не задался Александр Татарский? Наверное, он все еще романтик и верит в честную борьбу. Так или иначе, если бы не корпоративная возня, 100 голосов можно было бы считать отражением общего мнения, но... Объективность рейтинговой оценки исчезла, первоначальная благородная идея была похерена.

Я бы не стал так подробно об этом писать, если бы не последовавший за подсчетом шум и сомнения в компетентности счетной комиссии. Поэтому официально заявляю: либо необходимо систему рейтинга менять в корне, либо отменять совсем.

Итак, результаты зрительского рейтинга:
"Буревестник" – 197
"Кот и лиса" – 171
"Про мышонка" – 139
"Про барана и козла" – 119
"Про ворона" – 107
"Про Ивана-дурака" – 99
"Каштанка" – 96
"Жук, корабль, абрикос" – 83
"Шейдула-лентяй" – 46
"Как обманули змея" – 45

Ну, и немного о наградах жюри. Три приза фестиваля достались Большой киностудии "Пилот". Бронзовая девочка с гусем на малахитовой подставке вручена фильму "Кот и лиса" Константина Бронзита за лучшую режиссуру. Такого же приза удостоены Михаил Алдашин и Олег Ужинов за картину "Про Ивана-дурака". Алексей Алексеев получил приз за создание гармоничного звукового и зрительного пространства в фильме "Про ворона". Худсовет студии награжден дипломом "Коллективному разуму Большой киностудии "Пилот", энергично создающему "Гору самоцветов". И еще один приз – от главного сайтаотечественной анимации – тоже достался проекту "Гора самоцветов".

Режиссер Мария Муат и художник Марина Курчевская получили приз жюри за лучший фильм для детей, которым стала история "Про мышонка" (студия "Анимос"). За талантливый дебют приз достался Юлии Ароновой, создавшей фильмы "Эскимо" и "Жук, корабль, абрикос".

Далее следуют дипломы, призы спонсоров и организаций, награды всевозможных городских администраций, особые упоминания жюри и т.д. Но здесь я упомяну всего лишь одну награду, пожалуй, самую ценную и почетную. Впервые на фестивале вручен приз "За вклад в профессию". Его удостоен патриарх российской анимации, всемирно признанный режиссер и педагог Федор Савельевич Хитрук. Статуэтку получил его внук, Федор Хитрук-младший, и вчера передал ее своему именитому дедушке.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей