Владимир Савдунин: В 45-м англичане носили нас на руках

"После разгрома "Кардифф Сити" 10:1 некоторых сотрудников советского посольства, которые снимали квартиры, даже стали выгонять из дома – так англичане были оскорблены. У них в голове не укладывалось, как любительская команда могла обыграть их профессионалов!"




В военные годы чемпионаты СССР во всех видах спорта были прерваны, однако футбольные состязания не прекращались. В 1941-44 гг. было проведено 5 чемпионатов Москвы. Осенью 1941 г. первенство не было завершено из-за введения в столице осадного положения, но весной игры возобновились. Тогда победу праздновало "Динамо".
Матчи чемпионата страны собирали на трибунах тысячи болельщиков. А триумфальное турне "бело-голубых" в Великобританию осенью 45-го заставило признать весь футбольный мир "Динамо" сильнейшей командой мира. Однако в первые послевоенные годы роль динамовцев сводилась не только к достижению спортивных высот. Их успехи зачастую помогали Советскому Союзу налаживать международные связи.
Специально для "Yтра" о своих военных и послевоенных днях жизни рассказывает один из немногих оставшихся в живых членов футбольной команды "Динамо" тех лет Владимир Григорьевич Савдунин.

Уходя на фронт, не думал, что вернусь

Перед началом войны в 1941 г. я играл за футбольную команду общества "Старт". В тот год в Сокольниках, где раньше на месте выставочного центра был стадион ЦСКА, устроили встречу "Динамо" – "Старт". Так вот, наша команда "Динамо" сенсационно обыграла. А ведь нам противостояли такие игроки, как Иван Станкевич, Всеволод Радикорский, Аркадий Чернышев, Константин Бесков... Тогда-то руководство "Динамо" меня и заметило. Но попал к ним я гораздо позже.

Моего отца эвакуировали в Куйбышев, а так как мне было только 16 лет, меня отправили вместе с ним. Там я играл за местный "Локомотив". В мае 1942 г. мы сыграли против "Крыльев Советов" – команды мастеров, которая тоже была эвакуирована в Куйбышев. После этой встречи меня "Крылышки" забрали в команду. Вместе с ними в начале апреля я вернулся в Москву. Работал на 24-м заводе, собирал моторы и играл за "Крылья". Но тут патриотические чувства взыграли – я ушел на фронт, несмотря на то, что у меня была бронь.

Уходя, если честно, не думал, что вернусь. Война есть война... Попал служить в разведку – там как раз такие крепкие, как я, нужны были. Спортсменов брали охотно – спорт характер вырабатывает, инициативу, выносливость и психологическую устойчивость.

Вернулся в Москву только после ранения. Меня во время битвы на Курской дуге зацепило, под Ясами. Наши войска наступали. У нас было задание в деревне Жуменка захватить мост и попробовать перейти на ту сторону. Вошли в деревню, а там один немецкий танк, мы пощупали его – он теплый, значит, только приехали. Разделились: один танк пошел на мост, второй остался при входе в деревню, третий – двинулся в глубь деревни (она, кстати, очень большая была), расстреливая по пути места, где прятались немцы. Для них это была настоящая неожиданность. Естественно, в панике они начали бежать на мост. А на той стороне была уже территория, контролируемая румынскими войсками. Немцы сами им ее отдали. Румыны, увидев бегущих немцев, перепугались и начали расстреливать эту толпу. Всю ночь продолжалась перестрелка...

Командир нашего танка Николай Егоров отдал приказ перейти на румынскую сторону. Мы выехали на мост и – взорвались, провалились под лед. Хорошо, что речка была неглубокая, башня танка находилась в метре от поверхности воды. Но экипаж сильно пострадал – погибли водитель и пулеметчик. Я нырял в люк танка, чтобы вытащить оттуда командира. Всего же нас осталось только трое. Мы спрятались в одном из домов, а утром к деревне подошли отступавшие немецкие войска. Они мимо нас проскочили, а за ними уже шли наши. С ними я пошел дальше под Ясы, там меня и ранило в руку. Это было уже второе ранение.

Из части я уходить не хотел, думал, удастся полечиться где-то рядом. Не хотелось потом все начинать с белого листа. Но госпитали были переполнены, и меня сначала отправили в Киев, а потом и в Москву. Иду домой, вижу – впереди отец идет. А я ни писем не писал, ничего. Они и не знали, жив я или нет.

А вы отмените приказ Берии!


Фото: fcdynamo.ru

Вернулся в Москву с четырьмя орденами. Встретил как-то Костю Бескова. Он на тот момент играл в команде мастеров, а служил в 7-м полку дивизии особого назначения. За команду дивизии он выступать не мог и попросил меня сыграть за них. Ну, а у меня только рука перебинтована была, почему бы и не сыграть? Это был Кубок Москвы. Я семь голов забил. Мной заинтересовался полковник. Я на следующий день прихожу к нему, а он потребовал мои документы и решил оставить меня при себе. Мои аргументы по поводу того, что я хочу вернуться в свою часть, он даже слушать не стал.

Как-то организовали встречу команд войск МВД. Мы победили, и меня неожиданно перевели в "Динамо". Мой полковник начал было возмущаться, а я ему говорю: "А вы отмените приказ Берии!" Вот так в 44-м году я оказался в "Динамо". В этом же году Берия вызвал к себе 36-летнего Мишу Якушина и сказал: "Принимай команду". Осенью мы уехали на сборы в Грузию. Нам создали все условия: выделили даже отдельный вагон для передвижения. В 1945 г. мы уже выиграли первенство страны по футболу, а Кубок проиграли ЦСКА.

Мы понятия не имели, как играют англичане

Кто выиграл войну? Американцы говорят, что они. Англичане уверены, что они. А войну выиграли МЫ. МЫ вынесли все ее тяжести, а англичане и американцы присоединились лишь тогда, когда МЫ вошли в Европу. Они выставили заслон своих войск, чтобы мы не прошли дальше, во Францию.

Получилось, что надо поднять престиж нашего спорта. Тут необходимо отдать должное руководству нашей страны: Сталин сохранил все спортивные кадры. Основной состав "Динамо" отправили в Ташкент, из ЦСКА и "Крыльев Советов" никто не воевал. Только из "Спартака" несколько человек ушли на фронт. За счет того, что все лучшие футболисты страны остались живы, футбол был интересный. Народ толпами вываливал на матчи – это было просто жизненно необходимо.


Прославленный стадион "Уэмбли" в 1945 году

Когда мы выиграли первенство страны, встал вопрос: кто поедет в Англию на товарищескую встречу, "Динамо" или ЦСКА? Решили послать все же нашу команду. 4 ноября 1945 г. мы вылетели в Англию. Игра должна была состоятся 7-го. Мы понятия не имели, как играют англичане. Спрашивали об этом у всех подряд. Кто-то из посольства сказал, что они "мяч на голове от ворот до ворот таскают". Мы посмеялись – клоуны, что ли?

Седьмого у нас был торжественный прием в посольстве, и игру перенесли. На празднике присутствовала жена Черчилля, так вот, она у меня через переводчика просила билетик на футбол! Я поразился, что такая женщина не может попасть на стадион, а она заметила, что это частная собственность и за все надо платить. Мы тогда очень этому удивились.

Для тренировок нам выделили собачий стадион: поле вроде бы футбольное, а вокруг собачьи бега устраивают. Из-за приема мы отказались играть 7-го, но две английские команды между собой сыграли. Нам удалось подсмотреть за их игрой. Новую дату назначили на 13-е ноября, а это для англичан несчастливое число. У них нет ни 13-го места, ни 13-го дома… Ну, и сыграли мы с "Челси" 3:3. А по моментам мы их обыграли 6:3! Когда игра закончилась, народ высыпал на стадион и унес динамовских игроков в раздевалку на руках! Такого в Англии никогда в жизни не было. Вечером был банкет. Лорд Александр – хозяин "Челси" на тот момент – начал речь с того, что ему очень понравился Хомич и он его даже с удовольствием купил бы. Когда Хомичу это перевели, тот резко отреагировал: "Нет, я не продаюсь". Просто тогда для нас это были какие-то совершенно далекие понятия.

Второй матч мы выиграли 10:1. После этого разгрома "Кардифф Сити" некоторых сотрудников нашего посольства, которые снимали частные квартиры, даже стали выгонять из дома – так англичане были оскорблены. У них в голове не укладывалось, как любительская команда могла обыграть их профессионалов!

Потом сыграли в Шотландии с "Глазго Рейнджерс" – 2:2. А затем – с "Арсеналом". По сути, они в этой команде собрали сборную Англии. Мы вышли на поле, а там туман – ничего не видно. Якушин говорит, что мы не будем играть, а англичане настаивают на том, что играть надо. Ну хорошо. Мы выходим и забиваем гол. Тут уже тренер "Арсенала" бежит к нам и говорит, что ладно, давайте не будем играть. Ну, в общем, мы ту игру выиграли 4:3. А все турне закончилось со счетом 19:9 в нашу пользу. Тут уж англичане раскланялись и признали в нас больших футболистов.

На следующий год шведы играли в Англии. Показатели у них получились лучше: 1 ничья и 2 победы. Но им не давало покоя, что именно "Динамо" называют лучшей командой мира – так во всей прессе тогда писали. Они нас в 1946 г. приглашали к себе, но Сталин отказал в поездке: год был сложный очень – неурожай, да и условия не ахти какие хорошие. Но в 1947 г. наш посол в Швеции доказал руководству страны, что этот матч должен состояться, что он нужен, потому что еще больше поднимет авторитет "Динамо" и престиж нашей страны. Шведы во время войны помогали немцам, а когда мы их дважды обыграли со счетом 5:1, они признали, что команда "Динамо" сильнейшая в мире, и так указали, что мы, мол, в сторону Советского Союза теперь ни шагу. А на приеме, который был после в советском посольстве, наш посол их так критиковал, что они даже начали оправдываться, сказав, что готовы исправлять ситуацию. Вот после той встречи у нас со Швецией начались хорошие отношения – товарообмен. Так что с нашей помощью решали серьезные политические вопросы.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...