Украина получила нереальные деньги

За очень большие деньги владелец Mittal Steel получил комбинат, уступающий российским, обладающий судебным обременением и имеющий шансы попасть в третий этап реприватизационного процесса



Страница не найдена
  • USD 63,75
  • EUR 70,53
404
Страница не найдена Новости, которую ты хотел прочитать, по этому адресу больше нет.
Не расстраивайся - скорее всего мы написали много новых.
Попробуй зайти на главную страницу или воспользуйся поиском.

Новости партнеров

новостная лента

Все новости

Новости партнеров

Фоторепортажи

Выбор читателей


Крупнейший меткомбинат Украины, ОАО "Криворожсталь", продан крупнейшему мировому производителю стали Mittal Steel за $4,8 миллиарда. Исполнено обещание Ющенко и Тимошенко, ставшее лозунгом "оранжевой революции", – перепродать госпакет комбината за хорошую цену. Цена, впрочем, оказалась чрезмерно хорошей и наводит на мысль о возможности третьего этапа реприватизации.<
/p>

Название "Криворожсталь" в некотором смысле стало неотъемлемым атрибутом "оранжевой революции". Вчерашняя продажа комбината превратилась в событие международной значимости – аукцион транслировался по национальному телевидению, а репортажи о нем облетели весь мир.

Чтобы понять, откуда такой шум и что в действительности означают прошедшие торги, приведем для начала несколько фактов, необходимых, чтобы понимать, так сказать, масштабы бедствия. ОАО "Криворожсталь" производит около 7 млн т стали в год. Второй по масштабам меткомбинат Украины, ОАО "Азовсталь", принадлежащий компании System Capital Management украинского магната Рината Ахметова, выпускает около 5 млн т жидкой стали. В России ведущие позиции занимают Магнитогорский, Новолипецкий и Череповецкий меткомбинаты, они по итогам 2004 г. выплавили около 9,5, 9 и 8 млн т стали соответственно (данные аналитического центра Объединенной металлургической компании). В таком ряду криворожский меткомбинат оказывается очень лакомым куском. Его владелец в состоянии контролировать объемы производства, а значит, и цены на сталь в пределах Украины, где, заметим, металлургия – не вторая после ТЭКа по значимости, как в России, а первая отрасль народного хозяйства – 20% национального ВВП. Ценность комбината тем более увеличивается, что расположен он не просто рядом с сырьевыми ресурсами, а буквально посреди них – в Кривом Роге полно железорудных предприятий, часть которых государство еще собирается приватизировать.<

/p>

Кроме того, для иностранных компаний, практически не присутствующих в черной металлургии Украины, покупка "Криворожстали" оказывается входным билетом на украинский рынок. Этими соображениями объясняется неугасимый интерес российских и европейских металлургов к активу. В июне прошлого года, когда "Криворожсталь" впервые была выставлена на продажу, заявки на аукцион, кроме украинского "Инвестиционно-металлургического союза" (ИМС), объединившего System Capital Management и "Интерпайп" зятя экс-президента Кучмы, подали индийская Tata Steel, британская группа LNM (сейчас вошла в состав Mittal Steel), американская US Steel, российские "Северсталь-групп" (в альянсе с швейцарской Arcelor) и "Евразхолдинг". Но тогда иностранным участникам вход на конкурс был запрещен, дополнительные условия ограничивали круг потенциальных инвесторов украинскими компаниями. ИМС, напомним, выкупил "Криворожсталь" без конкурса и по дешевке – всего за $800 миллионов. "Северсталь" тогда объявила, что предлагала украинскому правительству $1,2 млрд – цену, которую представители российской компании сочли справедливой для комбината. Прежние власти Украины проигнорировали сие замечание.

Собственно, потому "Криворожсталь" и превратилась в один из символов "оранжевой революции". Юлия Тимошенко и Виктор Ющенко обещали украинскому народу вернуть комбинат, проданный коррупционным путем, и перепродать его за "реальную цену". Или, что возникло в речах г-жи Тимошенко значительно позже, оставить в собственности государства.

Продажа "Криворожстали" приносила сиюминутные деньги на газ и пенсии – к лету этого года уже было ясно, что осенью Украина неминуемо столкнется с этими двумя проблемами. С другой стороны, в руках государства комбинат приносил прибыль, очевидную на пике роста цен на сталь в начале года, менее очевидную с учетом летней коррекции стального рынка, но все равно при грамотном управлении достаточную. Так что оба этих варианта имели право на существование сами по себе, не обремененные прочими соображениями. Однако в рассматриваемом случае доводы про прибыль являлись лишь пеной на волне политической риторики – истинные причины поворота событий в ту или иную сторону выглядят несколько иначе.

Анализ предшествовавших аукциону событий позволяет говорить о том, что "Криворожсталь" в основном оказывается оружием в борьбе против политических оппонентов. До возникновения разногласий внутри нового украинского правительства – Тимошенко и Ющенко против фаворитов кучмистской власти, Ахметова и Пинчука. Ближе к осени, как рассказывали мне люди, близкие к Тимошенко, продажа комбината могла стать поводом к объявлению Ющенко импичмента со стороны экс-премьера. Или, в случае успешной продажи, как залог роста рейтинга Тимошенко, которая могла успех реприватизационного аукциона объявить своим достижением, а неуспех – происками коллег по правительственной работе. Условия аукциона формулировались именно в то время, еще до отставки Тимошенко с поста премьера, но уже в период внутренних разногласий между ней и Ющенко. Напомним, что "Криворожсталь" выставили на продажу на заведомо невыполнимых условиях: слишком большой объем непременных инвестиций ($2,4 млрд), слишком дотошно прописанный список подлежащих модернизации мощностей (как будто на аукцион пришли недавние выпускники Института стали и сплавов, а не компании с мировым именем, знающие, как добиться эффективности работы завода). Сразу пришло в голову, что будущий победитель конкурса должен будет иметь соглашение с правительством Украины, которое позволит ему не выполнять все условия, а правительству – держать инвестора в узде, требуя некоторых вливаний (например, денежных) в карман избранных. Известно, что в начале сентября, еще до отставки Тимошенко, представители Mittal Steel встречались с ней, после чего заявили об окончательном решении идти на конкурс. Выводы напрашиваются сами собой: договорились.

Поведение "не договорившихся", казалось, должно быть предсказуемым – отказ. Но нет, конкуренты у Mittal появились. "Только сумасшедший пойдет на аукцион на таких условиях", – сразу сказали в "Евразхолдинге". Неофициально. Официально российская компания все-таки пошла на due dilligence (предпродажный осмотр) "Криворожстали". Как и "Северсталь". ЗАО "Металлоинвест" (совладельцы – Алишер Усманов и Василий Анисимов), официально заявив об отказе от конкурса, выставило на конкурс ООО "Смарт-групп", которой владеет давний партнер г-на Усманова Вадим Новинский. Во всяком случае, мои источники на Украине уверены в наличии договоренности о последующем выкупе "Металлоинвестом" акций "Криворожстали" у "Смарт-групп" в случае победы. А вы думали, у г-на Новинского есть собственные свободные $3-4 млрд, чтобы идти на такой конкурс?

Очевидно, все они пытались договориться. Как и Ринат Ахметов, после отставки Тимошенко получивший шанс и выставивший свою заявку даже в двух экземплярах – польская Spolk, говорят, тоже выступала в его интересах. Появился на конкурсе и Arcelor, но в альянсе уже не с российской "Северсталью" (с которой швейцарскую компанию связывают крепкие отношения партнерства), а с украинским "Индустриальным союзом Донбасса" (ИСД). ИСД, собственно, и брал на себя функцию "договориться" (деньги европейцев, связи украинцев).

В итоге на сам конкурс вышли только "Смарт-групп", ИСД с Arcelor и Mittal Steel. Конкурс продолжался всего 50 минут, группа Новинского ушла на сумме $3,5 млрд, Arcelor бился до $4 млрд, молоток стукнул на цифре $4,79 миллиарда. Продано немецкому подразделению Mittal. Цифры сумасшедшие, согласитесь. ИК "Брокеркредитсервис", проведя анализ стоимости пакета, с учетом фактора контроля над рынком Украины, оценил 93,02% акций "Криворожстали", выставленные на продажу, в $3,1 миллиарда. Это максимальная оценка, другие давали и того меньше – стальной рынок все-таки находится в периоде стагнации цен. Итого переплата за контроль над рынком – $1,69 миллиарда. Больше, чем справедливая цена всего пакета, по мнению "Северстали"!

Как металлургический аналитик, следящий за темой, я полагала, что цена продажи составит минимум $2 млрд, максимум – $3,5 миллиарда. Мое мнение совпало с оценкой Алишера Усманова, но не с действительностью. В Arcelor вчера сказали, что не были готовы до такой степени рисковать доверием своих акционеров, чтобы все ставить на карту ради украинского рынка: "Есть другие возможности увеличивать свое влияние в Восточной Европе". В Mittal от комментариев отказались.

Российские компании, второй год заявляющие об интересе к "Криворожстали", на конкурс не пошли. Говорят, что им порекомендовали не подавать заявку люди, сведущие в украино-российской политике. Насколько известно, до конца года Европейский суд должен рассмотреть иск Ахметова и Пинчука, заявляющих о незаконности реприватизации. Их шансы на выигрыш в российском экспертном пространстве оценивают как ненулевые. В условиях политической нестабильности в стране владение украинским комбинатом – слишком рискованное дело.

В принципе, продажу "Криворожстали" можно считать политической победой Виктора Ющенко. Теперь у него есть средства на газ и пенсии, отсутствие которых могло бы существенно подкосить позиции президента в преддверии мартовских выборов в парламент. Говорят, что именно с этой целью действовали инициаторы появившегося на прошлой неделе в Верховной раде законопроекта, запрещавшего продажу "Криворожстали". Законопроект, заметим, до сих пор существует. Ющенко, конечно, заявил, что не подпишет его, но кто знает, как повернутся события.

Впрочем, такие соображения – из области конспирологии. Зато реален тот факт, что за очень большие деньги господин Лакшми Миттал, владелец Mittal Steel, получил комбинат, уступающий российским, обладающий судебным обременением и имеющий шансы попасть в третий этап реприватизационного процесса. Может быть, всего этого и не случится. Но возможность существует – г-н Ахметов от своего отказываться не собирается; Юлия Тимошенко тоже, судя по всему, готова превратить "Криворожсталь" в очередное знамя, на этот раз – в борьбе с Ющенко на парламентских выборах. Вряд ли Mittal Steel, явно имеющий определенную договоренность с нынешним украинским правительством, будет последователен в выполнении инвестобязательств, тем более что в Польше и Чехии холдинг уже получил репутацию агрессивного, но не очень много думающего о социальной политике и обязательствах перед национальными интересами инвестора.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей