Процессы над военными еще аукнутся власти

Что стояло за обвинениями во всех грехах лучших частей ВДВ и силовых структур вообще? На этот и другие вопросы оправданный по делу об убийстве Дмитрия Холодова Павел Поповских ответил в беседе с корреспондентом "Yтра"


ФОТО: Юрий Котенок



Оправданный по делу об убийстве Дмитрия Холодова полковник Поповских получил компенсацию за моральный ущерб и подорванное здоровье. Что стояло за обвинениями во всех грехах лучших частей ВДВ и силовых структур вообще? На этот и другие вопросы Павел Поповских ответил в беседе с корреспондентом "Yтра".

"Yтро": Несмотря на всю тяжесть обвинений, Вы были оправданы. Кто, на Ваш взгляд, стоял за выдвинутыми против начальника разведки ВДВ и 45-го полка ВДВ обвинениями?

Павел Поповских: Обвинения базировались на слухах. Хотели воедино связать ВДВ, разведку и Грачева, что оказалось легко, ведь Грачев – десантник. Наезд был не на нас, а на Грачева. То, что было сделано следователем Генпрокуратуры Коноваловым, связано с его личным пристрастием. Это психически больной человек, и по этой причине он был уволен еще в год нашего ареста. Но тогда дело покатилось, будто снежный ком. Под ним подписались генпрокурор Скуратов и министр внутренних дел Куликов. Остановить это было уже невозможно.

"Y": "Дело Холодова" стало серьезным ударом по ВДВ?

П.П.: Конечно. То, что ВДВ постоянно оказывается под определенным прицелом, попытками сокращения, очевидно. Значит, это кому-то выгодно. Бывший командующий ВДВ Евгений Подколзин, которого, к сожалению, уже нет в живых, вспоминал, что Борису Ельцину рассказали о силе, которая способна в течение двух часов свергнуть президента, показав пальцем на ВДВ. Собственно, об этом пишет в своих мемуарах и сам Ельцин. Он приказал Грачеву заняться тем, чтобы "придавить" ВДВ. Грачев, как исполнительный генерал, соответственно, сказал: "Есть!" - и стал проводить мероприятия по сокращению, хотя сам был выходцем из ВДВ.

Почему в "деле Холодова" подставили Грачева? Он, имея прямой доступ к президенту, мог решать многие вопросы, минуя правительство, премьера и Минфин. После таких встреч Ельцин отдавал указания Черномырдину, Чубайсу и министрам. Кому же это понравится? Поэтому на Грачева и организовали давление с использованием СМИ, чтобы исключить "доступ к телу". Против него восстала вся аппаратная машина, которая оказалась ущемленной.

Я не защищаю его. Чечня, состояние армии – в этом есть его вина. Но он не позволил в начале 90-х приватизировать военно-промышленный комплекс и военные объекты. Поддерживая Ельцина, Грачев отбивал "наезды" по приватизации объектов ВПК, военных городков и др. Это не понравилось тем, кто хотел прибрать объекты военной инфраструктуры к рукам. На мой взгляд, в этом кроется одна из главных причин того, что Грачев оказался неугоден.

"Y": Но его слова о том, что можно взять Грозный двумя десантными полками...

П.П.: По правде, инициатива штурма Грозного исходила не от Грачева. Я могу доказать это на сто процентов. Двадцать шестого декабря 1994 г. в вагоне Грачева проводилось совещание, на котором присутствовали Ерин со Степашиным, Корабельников (тогда замначальника ГРУ), Герасимов (начальник штаба Антитеррористического центра), я – как начальник разведки ВДВ, и еще офицеры специальных структур. Грачев хотел брать Грозный не штурмом, а проводя специальную операцию силами спецназа. Это принципиально разные вещи. Но когда посчитали наличие сил и средств, оказалось, что кроме 450 человек из 45-го полка ВДВ, набиралось еще 200-300 бойцов из всех силовых структур. Фактически брать Грозный, проводя специальную операцию, было некем. Подводя итоги совещания, Грачев сказал, что брать город не будем, блокируем, боевиков постепенно выдавим, а весной добьем их в горах. Но утром 27 декабря Грачев, Ерин и Степашин одним самолетом улетели в Москву, а уже вечером вернулись с приказом взять Грозный. Это мог быть только приказ Ельцина или решение Совбеза, причем с указанием сроков операции – "к исходу..."

"Y": Если "дело Холодова" было звеном в цепи кампании против Грачева, почему последний остался в должности, а крайними оказались 45-й разведполк и начальник разведки ВДВ?

П.П.: Доказательств нашей вины не было и нет. Судом доказано, что тот, кто обвинялся в закладке дипломата со взрывчаткой, в этот день находился в Рязани. Тот, кто, якобы, контролировал доставку дипломата, был в Королеве. А тот, кто командовал всем этим делом, то есть я, тоже находился в Королеве. У нас было стопроцентное алиби, поэтому мы так спокойно и ждали суда, потому что верили: нет никаких оснований для обвинительного приговора.

"Y": Сейчас поднимается новая волна о том, что убийцы Холодова ушли от наказания. Обывателя пугают, что спецслужбы имеют ликвидаторов для расправы с неугодными в рамках "оперативно-боевой деятельности". А 45-й разведполк ВДВ вообще называют чуть ли не бандой киллеров. В эту кашу пытаются замешать и отравление Литвиненко...

П.П.: Эти обвинения – полный бред. Военнослужащих 45-го полка обвиняют в том, что они якобы убили грузинского летчика в Абхазии. Такого факта нет в природе. Это откровенная ложь. Летчиков могли только сбивать во время бомбежек.

"Y": Но за сбитые самолеты, обстреливавшие пляжи и катера с отдыхающими, по-моему, нужно награждать. Разве не так?

П.П.: Конечно. Летчиков не убивали на земле. Чего стоят факты, по которым обвиняют десант? К примеру, в "Новой газете" пишут, что обвиняемые по делу Холодова подкладывали мину под машину Вавилова. Я полтора года только тем и занимался, что читал материалы уголовного дела. Ну нет там таких фактов. Это явная фальсификация! Тем более связывать это с "делом Литвиненко" и 45-м полком ВДВ – бред собачий. Конечно, неискушенному обывателю можно впарить что угодно. Но люди, которые знают, как работает военная машина, каков армейский механизм, понимают абсурдность всего этого.

Я не исключаю, что "дело Литвиненко", гибель Анны Политковской могут быть звеньями одной цепи. Но этой цепью связаны не государственные органы Российской Федерации. Им это просто не выгодно: ни ФСБ, ни президенту, ни его администрации, ни правительству. Кто такой Литвиненко? Подполковник, который шесть лет назад сбежал в Лондон. Политковская была талантливой журналисткой, но известной не в России, а за рубежом, где перепечатывали ее материалы. И потом, она проиграла дело по 45-му полку ВДВ. Суд доказал безосновательность всех ее обвинений в адрес десантников.

"Y": Что можно сказать про реальную боевую работу 45-го разведполка ВДВ?

П.П.: Это единственная часть в Вооруженных силах России и СССР, которая в мирное время стала гвардейской. Такого прецедента в нашей истории больше не было. Полк участвовал в обеих чеченских кампаниях. Здесь восемь Героев Российской Федерации. Говоря о 45-м полку, я всегда вспоминаю слова Вольтера: "Бог помогает не тому батальону, который больше, а тому, который лучше стреляет". С 11 декабря 1994 г. народ практически не вылезал из боев. За это время погибли 36 человек. Только весной 2006 г. полк был выведен из Чечни и возвращен на зимние квартиры.

"Y": Для чего создавался полк?

П.П.: Наша армия, к сожалению, до сих пор готовится к фронтальным оборонительным операциям, контрударам на стратегических и оперативно-тактических направлениях времен Второй мировой. Но время малоподвижных армий и фронтальных операций прошло. Это показала и война в Ираке. В большом пространственном размахе должны действовать по одному плану, но самостоятельно множество небольших, высокоподвижных подразделений. Они сосредоточиваются, перемещаются, переносят усилия в боевом пространстве. Вот характер войны будущего. Наши "партнеры" в понимании этого продвинулись гораздо дальше нас. Сформированные оперативные соединения мобильных сил, силы быстрого реагирования есть в каждой армии – у французов, немцев, американцев и НАТО в целом.

Сорок пятый полк создавался, исходя из нашей оценки того, что война будет носить другой характер. Это серия локальных и внутренних конфликтов. И подразделения полка предназначены именно для действий в локальных конфликтах, борьбы с формированиями без ярко выраженных боевых порядков. Сейчас все это понимается под термином "разведывательно-боевые действия". Но когда создавался 45-й полк, в наставлении для высшего командного состава специальные операции обозначались как "операции, проводимые совместно с внутренними войсками МВД". Сейчас же, спустя 12 лет войны к руководству наконец-то пришло понимание того, что спецоперации должны готовиться с особой тщательностью, по-особому формироваться и готовиться подразделения. Название 45-го разведполка ВДВ говорит само за себя – он идет в разведку, сам реализует результаты своей разведки и, кроме того, может действовать вместе с авиацией в нескольких местах одновременно. Кроме того, это единственный полк в России, в котором есть Отряд психологических операций. После формирования полка этот Отряд был способен накрыть своим телевизионным и радиовещанием стандартный областной центр. Отряд выдвигался на позиции, разворачивал аппаратуру и начинал вещание в радиусе 10 километров. Работали переводчики, мы могли делать листовки и многие другие вещи. К сожалению, сейчас техника устарела и износилась, а новой пока нет.

"Y": В начале второй чеченской кампании в 45-м полку использовались отечественные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) "Пчела". Затем эта работа была свернута. Сегодня в нашей армии "Пчела" не используется. В то же время США создают глобальную сеть БПЛА. Они проводят разведку местности, самостоятельно определяют цели и наносят удары по объектам и подразделениям противника. Мы безнадежно отстаем?

П.П.: У нас есть уникальные научно-технические разработки. Но, к сожалению, нет ни одной реализованной и доведенной до исполнения, до металла, то есть принятия на вооружение идеи, кроме комплекса "Пчела". Комплекс был принят на вооружение в конце 90-х годов. Правда, была недоработка – не успели сделать средства его десантирования. По техническому заданию "Пчела" должна была десантироваться с ИЛ-76 вместе с дивизией ВДВ в любой точке земного шара и там работать в интересах крылатой пехоты. А потом закончилось финансирование. Мне удалось провести испытание "Пчелы" в боевых условиях в Чечне и принять на вооружение без средств десантирования, что, в принципе, для ВДВ нонсенс.

Мы приняли на вооружение беспилотный разведкомплекс "Строй-П" с 15 аппаратами (ДПЛА, ПЧЕЛА-1т), которые были произведены еще в советское время. Но и этого могло не быть. Большая часть из них находилась в Крыму на складах, которые неизвестно кому принадлежали – то ли России, то ли Украине. С помощью флотских коллег удалось вывести "Пчелы" в Новороссийск, восстановить и принять на вооружение. Тогда же мы подсчитали потребности ВДВ в этих летательных аппаратах – оказалось, нужно порядка 100 "Пчел". Вся техническая документация была направлена на Смоленский авиазавод, который к тому времени "умер". Администрация завода посчитала затраты по пуску завода для производства "Пчел", внеся расходы в стоимость БПЛА. И комплексы получились "золотыми". Естественно, на это никто не пошел. За эти годы 15 БПЛА отлетались. Сейчас техника морально устарела. Нужна новая.

"Y": Продолжается эксперимент по переходу на контрактную основу Псковской дивизии ВДВ. По мнению ряда экспертов, все это напоминает большую профанацию: при мизерных средствах контрактников набирают в самых пьющих регионах страны...

П.П.: Надеюсь, что пессимизм экспертов в этой области сильно преувеличен. Пьющие регионы? Да у нас все дивизии стоят в пьющих регионах. Все регионы в России пьют – тот же Псков, Рязань, Иваново, Тула, Ульяновск, Кострома. Может, Новороссийск пьет меньше? Везде все одинаково.

На самом деле пьющие солдаты не задерживаются в войсках. Когда "синяки" пришли служить по контракту в первых рядах, от них избавлялись в первую и последующие недели службы. Если из 20 человек останется двое или трое нормальных, это норма. Конечно, они получают мизер. Но по сравнению с тем, что имеют бывшие колхозники, это хоть что-то.

Контрактная армия России нужна. Должны создаваться небольшие хорошо подготовленные подразделения, где каждый солдат должен действовать и мыслить самостоятельно на поле боя в составе своего отделения, взвода и роты.

"Y": Высшая судебная инстанция раз за разом отменяет вердикты присяжных по делу группы Ульмана. Многие среди военных считают это предательством солдат и офицеров. Ваше мнение?

П.П.: Совершенно ясно, что это дело приобрело политический характер. Оказывается давление на суд, что очевидно даже непосвященному. Это уже политика. У меня одна оценка. Для командиров – офицеров, прапорщиков и сержантов, которые планируют операции, ходят в бой, погибают и хоронят солдат и офицеров, убивают сами, это самая настоящая война. Это для нас, когда мы сидим в Москве, кажется, что там снимается кино про войну с террористами. Но для них это война! И судить солдата на войне по уголовному кодексу мирного времени? Это нонсенс. Нонсенс, что солдата судят за то, что он убил первым, а не его! Это касается не только дела Ульмана, но и всех других военных процессов. Это очень вредит имиджу президента, Вооруженных сил, нашей правоохранительной системе. И все это еще, без сомнения, аукнется.

"Y": Спасибо за беседу.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...