Армия превращается в хоспис для генералов

Из российской армии надо изъять все боеспособные компоненты и "с нуля" создавать новую армию, формировать в ней новую военную культуру, а сегодняшнюю армию постепенно прикрывать




Недавнее назначение министром обороны Анатолия Сердюкова вызвало неоднозначную реакцию среди экспертов. Почему главную руководящую должность военного ведомства занял человек, ранее не имеющий никакого отношения ни к этому учреждению, ни к армии вообще ? Одну из версий высказал в минувшую среду руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин на прошедшей в Москве пресс-конференции. По мнению политолога, назначение финансиста (а господин Сердюков известен как бывший руководитель Федеральной налоговой службой) является отражением того факта, что президент считает неудовлетворительной экономическую ситуацию в российской армии. И это, в свою очередь, привлекает внимание общественности к ее экономическим проблемам. Главной же проблемой нашей армии, по версии Михаила Делягина, является вовсе не недостаток финансирования, а само ее существование... в нынешнем виде.

С точки зрения финансового обеспечения, дела в этой области с некоторых пор обстоят не так уж плохо (спасибо нефти и запредельным ценам на нее). За последние четыре года размер армейского бюджета в нашей стране вырос почти в четыре раза - до $31 миллиарда. Это, безусловно, в разы меньше бюджета американской армии, но вполне сопоставимо с европейскими аналогами и затратами других стран, уделяющих большее внимание обеспечению своих Вооруженных сил. Так, например, в 2004 г., когда Россия тратила на обеспечение армии $19,4 млрд, аналогичные расходы Великобритании составили $47,4 млрд, Франции - $45,2 млрд, Японии - $42,4 млрд, Германии - $33,9 млрд, Саудовской Аравии - $19,3 млрд, Индии - $15,1 млрд., Израиля - $10,7 миллиардов.

"Сейчас происходит лавинообразное увеличение финансирования. Наши военные закупки еще два года назад превысили объем нашего оружейного экспорта. Но увеличение финансирования в условиях существующей военной логики и структуры Вооруженных сил - это реанимация нежизнеспособного тела. Их дееспособность равна нулю, то есть они не смогут противостоять не только высокотехнологичным западным армиям, но и пока не очень высокотехнологичным армиям других стран. Мы решили проблему с недофинансированием армии, но теперь выяснилось, что эти деньги надо тратить разумно, а не просто разбрасывать по принципу "всем сестрам по серьгам", - говорит эксперт.

Начнем с того, что у России на данный момент отсутствует более или менее внятная военная доктрина . Предполагается, что ее новая редакция будет по поручению президента Путина доработана в первой половине 2007 года. Однако, по логике, она должна быть составной частью концепции национальной безопасности. Но вот когда закончится разработка последней - не известно, хотя поручение президента по этому поводу было дано еще в 2002 году. А между тем российские военные до сих пор не имеют ответа на главные вопросы любой армии: кто является потенциальным противником, от кого армии предстоит защищать Родину, что именно предстоит защищать? Важным, но пока нерешенным вопросом является, например, вопрос рубежей, которые предстоит оборонять. Будут ли это исключительно собственные границы нашей страны или туда войдут возможные союзники из стран СНГ? Ведь понятно, что эти два варианта требуют принципиально разных подходов, и, соответственно, ресурсов.

Отсутствие четких целей и государственной стратегии, в свою очередь, приводит к неэффективному расходованию растущих финансовых средств (почти бесконтрольному и непрозрачному), делая бюджет беззащитным перед корпоративным лоббированием. "Гособоронзаказ" стал привлекателен для раздела, в результате которого зачастую оказываются забытыми перспективные разработки, а миллионы и миллиарды рублей тратятся на сомнительные проекты.

Немалые деньги уходят также на поддержание боеготовности различной военной техники. Но в то же время технологическое состояние российской армии оставляет желать лучшего. "Восемнадцать процентов всего военного бюджета тратится на систему связи и управления, которая при этом отстает даже от гражданских аналогов. То есть, если просто военнослужащим раздать мобильные телефоны, это будет уже качественный шаг вперед по сравнению с сегодняшним состоянием дел. А существующие планы по развитию ориентированы на возрождение того, что когда-то было или когда-то планировалось, но никак не связано с реальными потребностями России, потому что эти потребности никем не оценивались. Ну, например, зачем нам через 20 лет понадобился океанский флот? Если исходить из того, что океанский флот - обязательный атрибут сверхдержавы (а мы хотим быть сверхдержавой), тогда понятно. Но когда я считаю количество кораблей, которые планируется строить, и расходы на них, волосы встают дыбом", - отмечает Делягин.

И, наконец, последний пункт - сама организация Вооруженных сил России, структура которых принципиально не менялась фактически со времен Великой Отечественной войны. Зато она росла и превратилась в огромный, неповоротливый организм, существующий по инерции. Если следовать выводам специалистов Института глобализации, современная российская армия избыточна. Дело в том, что в нашей стране на протяжении этих лет сильно менялась численность поколений из-за демографического эха войны. Когда наступал демографический подъем, то, в силу действия закона о всеобщей воинской обязанности, призыв разрастался. И под этих лишних людей нужно было создавать новые части, строить казармы. "Формировались-то эти части не под конкретную боевую задачу, а просто потому, что нужно было соорудить отстойник для призывной массы. Но теперь, когда призывная масса усохла, выяснилось, что отстойники хотят кушать и хотят носить звездочки на погонах", - иронизирует Делягин.

Выводы эксперта неутешительны и, скорее всего, найдется немало желающих их оспорить. Они таковы: российская армия в ее нынешнем виде по целому ряду причин реформированию не подлежит. И ее главная экономическая проблема заключается в том, что как субъекта обороноспособности российской армии просто не существует . Поэтому из нее надо изъять все боеспособные компоненты и "с нуля" создавать новую армию, формировать в ней новую военную культуру, а сегодняшнюю армию постепенно прикрывать, превращая ее в "хоспис для генералов".

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей