"Единая Россия" решила омолодиться

Сразу после новогодних каникул в "Единой России" началась ротация руководящих кадров. В партии пытаются освободиться от влияния региональных элит и избавиться от случайных людей




Сразу после новогодних каникул в "Единой России" началась ротация руководящих кадров, затронувшая как Центральный исполнительный комитет партии, так и ее региональные отделения. Вечером 15 января на заседании президиума Генерального совета "Единой России" была утверждена отставка заместителя председателя исполкома Сергея Жильцова и произведена замена руководства ряда региональных отделений партии.

Комментируя эти изменения, политологи склонны рассматривать процессы, затрагивающие региональные отделения, вне связи с тем, что происходит в центральных органах "Единой России". Но такой подход представляется не вполне обоснованным, тем более что вся история рокировок в центральном руководстве партии свидетельствует о том, что кадровые ротации были, как правило, связаны с внутрипартийными напряжениями и борьбой за право контроля над "Единой Россией".

Участниками этой борьбы были те же группы элит, которые стояли у истоков прокремлевского "Единства" и движения "Отечество – Вся Россия", созданного в 1999 г. как партия "региональной фронды". На первых порах проблема партийной консолидации решалась за счет института сопредседателей, представлявших различные элитные группы. Однако к весне 2005 г. внутри "Единой России" обозначилась тенденция раскола на левую и правую фракцию. Начавшиеся в тот период разговоры о правом и левом крыле были расценены как симптом идеологического кризиса, ответственность за который разделили тогдашние секретарь президиума генсовета Валерий Богомолов и руководитель исполкома "Единой России" Юрий Волков. Отставка Богомолова и Волкова и замена их на Вячеслава Володина и Андрея Воробьева положила начало "кадровой революции", проявившейся не только в масштабных зачистках руководящих органов, но и в частичном изменении общей расстановки сил. Так, например, Вячеслав Володин в этот период дистанцировался от регионалов и стал восприниматься как креатура Вячеслава Суркова; повысился статус Бориса Грызлова; все большую роль в управлении партийными делами стали играть молодые кадры вроде 35-летнего Андрея Воробьева.

В ходе последних выборов все эти процессы, в том числе и борьба за контроль над "Единой Россией", только усилились. Как полагают некоторые эксперты, сегодня в "партии власти" отчетливо просматриваются уже не две, а четыре группы влияния, ориентированные на Бориса Грызлова, Владислава Суркова, силовиков и Сергея Шойгу. Возможности последнего в ходе недавних выборов выросли настолько, что он сумел добиться поста вице-спикера новой Госдумы для своего бывшего заместителя Надежды Герасимовой.

Если эти оценки хотя бы отчасти соответствуют действительности, придется признать, что Кремль более-менее преуспел в своем стремлении освободить "Единую Россию" от влияния "старых олигархов" и "региональных баронов". Процесс этот не может не сопровождаться избавлением от старых кадров, опутанных разнообразными связями и обязательствами. И в этом смысле отставка далеко не молодого Сергея Жильцова, послужной список которого включает работу в аппарате КПСС, движении "Наш дом – Россия" и, наконец, в "Единой России", выглядит вполне понятной.

Его преемник на посту глава управления по взаимодействию со сторонниками партии и общественными организациями Андрей Ильницкий является представителем нового поколения партийных функционеров. Он уже успел поруководить бизнесом, поучиться в Московской школе политических исследований и побыть куратором региональных проектов "Открытой России". С 2006 г. Ильницкий работает в исполкоме ЕР, где его считают креатурой Андрея Воробьева.

Что касается ротации в руководстве региональных отделений партии, тут, разумеется, есть определенные нюансы, связанные с итогами парламентских выборов. Пока среди отставников фигурируют в основном секретари политсоветов отделений "Единой России" тех регионов, где показатели "партии власти" оказались либо ниже средних по стране (Хабаровский и Красноярский края, Якутия), либо республик Северного Кавказа, где эти показатели были неприлично превышены. И в данном случае совершенно не важно, что Рамзан Кадыров оставил пост секретаря чеченского отделения ЕР в связи с его избранием членом Федерального политсовета партии.

В целом отмеченная тенденция свидетельствует о том, что "Единая Россия" пытается дистанцироваться от региональной власти и освободиться от влияния региональных элит, а также – во исполнении пожеланий Владимира Путина – избавиться от случайных людей, примкнувших к партии ради реализации своих интересов.

Таким образом, сегодня мы имеем дело не то с реализацией, не то с имитацией курса на обновление "партии власти", главными факторами которого является разрыв старых групповых связей и декларативная ориентация на молодые кадры, проявившаяся, в частности, в торжественном завершении проекта "Профессиональная команда страны". В то же время трудно отделаться от ощущения, что речь все же идет о спектакле под названием "партийная реформа", разворачивающемся на фоне реальной кулуарной борьбы за власть и влияние, участниками которой являются слегка перегруппировавшиеся старые элиты.

Да и далеко не все кадровые перемены укладываются в описанные выше осмысленные схемы. В декабре, вскоре после думских выборов, исполком "Единой России" покинул Константин Костин, курировавший деятельность подразделений, занимавшихся политической аналитикой, информационным обеспечением и пиаром. Еще полгода назад он считался одним из самых влиятельных функционеров ЕР. Но, если верить слухам, глава исполкома "мешал" Андрею Воробьеву и Вячеславу Володину.

Таким же образом завершилась партийная карьера его предшественников по информационно-пропагандистской работе Эльдара Янбухтина, отправленного в отставку с поста зампреда исполкома сразу после выборов 2003 г., и Владимира Мединского, а также еще троих зампредов федерального исполкома – Юрия Чаплина, Константина Шипунова и Евгения Трофимова, отправленных в отставку во время чистки 2005 года. Тогда речь тоже шла о кадровой реформе, которая, по мнению многих наблюдателей, носила не организационный, а политический характер и стала отражением борьбы внутри Кремля. То есть и тогда, и сегодня держателем контрольного пакета "партии власти" остается Кремль, который ставит спектакль партийной реформы и осуществляет ротацию кадров, следя за тем, чтобы функционеры, работающие в исполнительных органах, не засиживались на своих местах слишком долго. И решает, кто может претендовать на роль серьезного политика, а кому категорически противопоказаны подобные амбиции.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...