"Генштаб пора привести в боевую готовность"

Интервью с членом комитета Государственной думы по обороне, бывшим командующим Черноморским флотом адмиралом Владимиром Комоедовым




Интервью с членом комитета Государственной думы по обороне, бывшим командующим Черноморским флотом, адмиралом Владимиром Комоедовым.

"Yтро": Авария на российской атомной подлодке в Японском море заставила вспомнить о трагедии "Курска". Что произошло на этот раз?

Владимир Комоедов: При заводских испытаниях АПЛ погибли 20 человек - это заставляет задуматься о профессионализме при проектировании лодки, ее строительстве, испытаниях. Ведь кто-то допускал людей, проверял их знания и навыки, давал окончательное разрешение на выход в море. И этими "кто-то" были не гражданские люди.

Мне многие задают вопрос, что произошло с "Курском", где истина. На мой взгляд, там произошло столкновение с американской подводной лодкой. Эту ситуацию можно смоделировать. "Курск" в момент обоих взрывов находился на перископной глубине 10 - 15 м от поверхности, работала радиолокация, акустика. Лодка были в определенной степени готовности, никто не спал. Столкновение произошло внизу носового отсека, через 126 секунд после первого взрыва произошел второй - детонирующий. Возможно, рванули воздушные баллоны и сдетонировал боезапас. А после две подводные лодки, "Курск" и "Мемфис", рядом легли на грунт. Потом американская ушла, оставив бело-зеленые буи, а "Курск" остался.

Почему на третий день после трагедии в России оказался директор ЦРУ? Почему в этот период на наши северные судоверфи пошел поток денег на достройку подводных лодок? Почему у "Курска" отрезали нос? Какая экспертиза нашла микротрещину в разрушенной торпеде, где произошла утечка кислорода? Одни вопросы, а ответов нет.

"Y": Как вы оцениваете последние инициативы в рамках проведения военной реформы?

В.К.: Раз пошла тенденция "резать последний огурец", нужно оставить смешанное комплектование армии. Но власти пошли по пути создания контрактной армии, исключив элемент воспитания, свели к нулю институт политработников, армейских и флотских воспитателей.

На закрытом заседании комитета по обороне мы слушали военачальников - замминистра обороны по вооружению и статс-секретаря Минобороны. У последнего я спросил, что будет с военным резервом в России и как он будет готовиться, но внятного ответа не получил. Это говорит о том, что люди мыслят локальными масштабами, планируя создавать при ограниченных конфликтах оперативные командования, действовать "бригадным подрядом" и т.д.

Сейчас по всем позициям в подготовке офицерского состава наносится удар, который приведет к печальным последствиям. Любое мероприятие, тем более - реформирование, должно контролироваться! В государстве должна быть верховная власть. Как происходит реформа? Куда идут средства? Каковы результаты?

Даже из маленькой победоносной войны в Южной Осетии мы начали делать неправильные выводы. Присутствует эйфория, за счет чего создают видимость благополучия и движения правильным курсом. А в реальности все совсем не так. В сухопутных войсках Россия потеряла несколько десятков боевых машин. Почему в засаду попал командарм 58-й армии? Он вынужден был не руководить с командного пункта, а выдвинуться на передний край и лично пытаться управлять отдельными подразделениями. Некоторые моменты свидетельствуют о том, что было потеряно управление подразделениями, на длительный период не было связи и т.д. С ВВС все покрыто мраком - мы потеряли около десяти летательных аппаратов за короткий срок.

Нужно сделать правильные выводы из этого на будущее. На Кавказе одержана политическая победа, а вот с военной надо детально разобраться.

"Y": В военном ведомстве идет "разбор полетов"?

В.К.: Говорят, что все доведут до логического конца и разберут по полкам. Но, думаю, это будет закрытый процесс.

Взять военно-морской флот, который в очередной раз оказался самым организованным видом Вооруженных сил, проявив наиболее высокую степень боевой готовности. К сожалению, Черноморский флот, которым мне довелось командовать, не обновлялся уже в течение длительного времени. Только при моем командовании туда удалось завести штурмовики Су-24 вместо Су-17 М3, которые прекратили свое существование. Когда я пришел, на аэродроме стоял только Ту-134 командующего и шесть разобранных фюзеляжей от Су-17 М3. Тогда мы вывели в море крейсер "Москва". С трудом, с привлечением Путина и Кучмы, удалось перевести с Балтики на Черноморский флот ракетный корабль на воздушной подушке "Самум", но он к войне с Грузией подготовлен не был.

Генштаб должен давать задания по обновлению и модернизации флота. К сожалению, мы об этом только говорим. Ничего нового не поступило. Да, построили "Юрия Долгорукого", но из металла, прокатанного еще в СССР. Слава богу, залетала "Булава", но была реальная угроза, что она вообще не полетит.

При этом США держат против нас на подводных лодках в мировом океане 2/3 своего ядерного потенциала. С Тихого океана нам угрожает 750 крылатых ракет "Томагавк". Против РФ создан позиционный район ПРО. С южного направления - 230 ракет, с Баренцева моря - около 600 крылатых ракет, тех, которые влетают в форточку. С Балтики - 150, а с Черного и Средиземного морей - 450 ракет. И это только крылатые ракеты, а плюс еще баллистические! Зона поражения охватывает более 80% территории европейской части России. А нам нечего выставить. Досокращались! Будучи Командующим флотом, я докладывал Владимиру Путину и Сергею Иванову о соотношении наших сил и ВМС Турции на Черном море. В 1999 г. оно было 4,7:1 в пользу Турции. Ныне эти показатели еще больше не в нашу пользу. Если же подойдут США с частью 6-го флота, то соотношение сил будет 23 к 1 не в пользу России.

При этом в прошлом году на счетах Минобороны осталось более 80 млрд неиспользованных рублей. Они оказались лишними, и это при таком состоянии Вооруженных сил. Почему бы не заказать "Черную акулу", современные корабли? Опять нет ответа. Для того чтобы послать одну атомную подводную лодку с ядерным оружием, нужно создавать группировку кораблей для ее прикрытия. Это только авантюрист Куроедов посылал одну подводную лодку "Курск" в Средиземное море, и мы, пытаясь всем флотом обеспечить ее, потеряли буксир и т.д. Но надо же трезво смотреть на происходящее! Вторую атомную лодку он тоже пытался направить в Средиземное море, но на ней не оказалось комплекта штурманских карт, и от затеи отказались. А якобы электронные пуски баллистических ракет с подводной лодки, которые не состоялись, помните? Это был обман всей страны, слава богу, что президент разобрался.

"Y": Но сил флота хватило, чтобы урезонить Грузию?

В.К.: Не открыв большой тайны, скажу: августовский конфликт показал, что у нас нет ракет, способных поражать мелкие быстроходные цели. Наши ударные ракеты, которыми стреляли по малоразмерным грузинским катерам, прошли мимо, и потопить противника удалось только с помощью зенитно-ракетного комплекса "Оса".

"Y": Что у вас вызывает тревогу как у флотского офицера?

В.К.: Вопрос, чем и кем мы будем защищать своих людей в случае войны. Вопрос очень сложный, учитывая, что хотят уничтожить мичманов и прапорщиков, сократить огромное количество офицеров. Кто-то же рекомендует это делать? У нас на кораблях за ракетными комплексами сидят мичманы, в сухопутных ПВО - офицеры. На корабле мичман - это первый техник. Мы берем квалифицированных специалистов, знающих системы, действующих не числом, а умением. А на их место хотят поставить контрактников, что грозит параличом боевой готовности оставшихся сил флота. То же самое со связью - в случае конфликта рискуем потерять управление на Тихоокеанском, Черноморском и других флотах.

"Y": С чего, по-вашему, нужно начинать реформирование армии?

В.К.: Надо сыграть боевую тревогу и привести в боевую готовность Генштаб, чтобы все занялись работой по направлениям, как на войне. Но у нас идет работа исключительно в режиме мирного времени. Две главные "извилины" мозга Генштаба - Главное оперативное и Главное мобилизационное управления - вообще отсутствуют; их куда-то вывели за пределы Генштаба. Как планировать и руководить войсками, когда нет связи? Это парадоксальные вещи.

"Y": Россия готова к уходу Черноморского флота из Крыма после 2017 года?

В.К.: Как-то я предложил провести Сергея Иванова по торпедным, минным и артиллеристским арсеналам - катакомбам в Крыму, которые способны выдержать прямое попадание ядерного оружия. Хотел убедить его в том, что России нельзя покидать Севастополь потому, что она врыта в эту землю руками предыдущих поколений. Надо настроить себя, чтобы быть здесь вечно, стоять, где поставила нас Екатерина, пусть не обижаются на нас за это. Наверное, не убедил, потому что после Иванов заявил, что Черноморский флот может уйти из Севастополя. Вопрос: куда? Я исследовал все наше побережье и выяснил, что некуда. В Новороссийске бора - неблагоприятный северо-восточный ветер с гор, который вызывает быстрое обледенение кораблей. Плюс там мелко и масса других проблем. В Туапсе - тягун, где якорем невозможно зацепиться за дно. Мы не должны уходить из Севастополя.

"Y": А если все-таки будут выводить, не получится как с выводом войск из Германии - в чистое поле (море), с семьями, техникой, личным составом?

В.К.: Все может быть - прикажут, и героическим усилиями будем обустраиваться. Но не знаю, найдется ли в руководстве России такой человек, который отдаст приказ на вывод флота из Севастополя. Я бы не хотел им быть.

"Y": В России уже второй гражданский министр обороны. Это обусловлено недоверием к людям в погонах?

В.К.: Я не президент и не могу ответить на ваш вопрос. Это дань моде, или обязательства перед кем-то, или что-то еще. Внешне это очень демократично, но, по сути, совершенно нелогично, особенно для России. Мы недавно заслушивали министра обороны и задавали вопросы. Он все вопросы переадресовывает: "Это не мое". Это касалось и ВПК, и Вооруженных сил, и других тем.

"Y": А к мнению комитета по обороне Госдумы Минобороны прислушивается?

В.К.: Вряд ли. Потому что наверху есть свое видение. Какое - надо разобраться. Возможно, потом кого-то сделают крайним. Но легче не станет. Переход с четырех- на трехуровневую систему приведет к резкому снижению боевой мощи войск, негодными станут все наставления и боевые уставы. Кто займется переработкой всей системы управления?

Я поддерживаю недавнее заявление офицерских, военно-патриотических и ветеранских организаций Вооруженных сил РФ, выступивших против окончательного разрушения армии и флота и за отставку нынешнего руководства военного ведомства. Беда в том, что его действия никто не контролирует. На флоте грядет сокращение офицерского состава до 80% в отдельных подразделениях. Это станет катастрофой для России. Как можно сокращать личный состав корабля, где служба проходит в две смены? Если вывести Сердюкова на малом противолодочном корабле в море хотя бы на пять часов в шторм в 3 - 4 балла, может, тогда он задумается о последствиях "реформ"? То же и в воздухе.

Уже не важно, соглашается с происходящим кто-то или нет. Когда наступит катастрофа, дебаты отойдут на второй план. А за ошибки придется расплачиваться большой кровью, как было в России не раз.

"Y": Когда наступит протрезвление?

В.К.: Когда сыграет роль совокупность факторов, связанных с провокациями извне, некомпетентностью высшего руководства Минобороны, финансовыми проблемами, падением промышленности. В стране происходит совсем не то, о чем вещают нам с экранов телевизоров. Финансы вливают куда угодно, но только не в реальный сектор. Помощь государства должно ощутить каждое предприятие или хотя бы отрасль. А что будет, когда наша "кубышка" закончится?

Возвращаясь к военным делам, напомню, что мы перешли на 12-месячный срок военной службы. Способно ли государство получить из призывника надежного бойца за год? Каждая его минута в армии дорога и должна быть расписана. Солдат или матрос должен проходить теорию и практику, сдавать экзамены, получать документ специалиста, служить, увольняться и получать от государства средства, которых ему хватит на хлеб и молоко. Он, как военнообязанный, должен быть приписан к части и военкомату и всегда быть заинтересован в повышении своего мастерства.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей