Карта Европы может стать еще пестрее

На смену этническому сепаратизму пришел экономический. Богатые регионы Европы - Каталония, Фландрия, Шотландия - требуют независимости. ЕС может пополниться экономически развитыми единицами, которые не имеют политического веса


ФОТО: АР



Несколько дней назад в Барселоне – столице испанской провинции Каталония – прошли беспрецедентные марши протеста. В субботу в демонстрации приняли участие от 1,1 до 1,5 млн человек – притом, что все население Каталонии составляет семь миллионов. Каталонцы отстаивают свое право называться нацией, а если точнее – борются за независимость от Испании.

Началось с того, что в 2006 г. испанский парламент утвердил статут об автономии Каталонии (это стало побочным следствием сложной предвыборной сделки социалистов), что значительно расширило ее права. Каталония стала именоваться государством, а ее жители – нацией. Конечно, это было прямым нарушением конституции страны, и на днях конституционный суд Испании, наконец, решился слегка "подкорректировать" статус зарвавшейся провинции. В частности, он указал на отсутствие правовой основы для того, чтобы считать каталонцев отдельной нацией. Это и стало поводом для демонстрации, насчитывавшей шестую часть населения области. Кроме того, с прошлого года в отдельных регионах Каталонии проводятся референдумы, на которых почти 100% респондентов высказываются за отделение от Испании. Правда, надо отметить, что участвуют в таких плебисцитах, как правило, не более половины жителей данной местности, то есть лишь те, кто считают себя каталонцами и говорят на каталанском наречии.

Разумеется, Мадрид и не думает признавать итоги таких голосований. Тем не менее ему все труднее противостоять сепаратизму, охватившему уже три испанских региона: Страну Басков, Галисию и Каталонию. И еще одно немаловажное обстоятельство: Каталония, в отличие от мятежных бискайских провинций, является наиболее развитым и процветающим регионом страны. Здесь расположены многие объекты промышленности, хорошо развиты сельское хозяйство и туристический бизнес. На Каталонию приходится менее шестой части населения Испании, однако она производит 25% ВВП страны. Сами каталонцы – предприимчивые и смекалистые, как фламандцы в Бельгии, которые тоже стремятся к независимости. Каталонцам не просто хочется жить в отдельном государстве (которого у них не было практически никогда в истории) – они не хотят быть донорами для менее развитых областей Испании (хотя благодаря хитроумным договоренностям с правящей партией их регион получает из казны наибольшие дотации). "Каталония умирает, они убивают ее, и мы должны действовать. Ни один каталонец не согласится ни с финансовым разорением, ни с нападками на права и свободы Каталонии", - сказал как-то в интервью газете El Pais президент футбольного клуба "Барселона" Жоан Лапорта. Эти слова отражают, конечно, не столько реальное положение дел, сколько настроения каталонцев.

Таким образом, в Европейском союзе со всей силой вспыхнул новый очаг сепаратизма. И "подожгла" его экономика – точнее, экономические диспропорции, обострившиеся на фоне кризиса. На протяжении десятилетий европейские сообщества, а затем Евросоюз ставили себе в заслугу сближение уровней экономического развития регионов европейских государств. На это выравнивание выделялись колоссальные средства структурных фондов ЕС. Именно дружное экономическое развитие стран-членов, по замыслу основателей ЕС, должно было привести к созданию "более тесного союза народов Европы". До какого-то момента все шло хорошо, но вот теперь – когда дела в европейской экономике идут неважно – она стала не сближать народы, а разваливать государства. Один за другим проблемные регионы начинают "бракоразводный" процесс со своими государствами. Шотландия хочет отделяться от Великобритании, Гренландия от Дании, Бельгия того и гляди развалится на Фландрию и Валлонию. И вот теперь к ним прибавилась Каталония.

А ведь есть еще Страна Басков и Северная Ирландия, которые давно стали символами сепаратизма. Удивительно, но эти регионы, а также, например, принадлежащая Франции Корсика, сейчас не столь активно выступают за отделение. Дело в том, что их сепаратизм основан исключительно на этническом факторе, а нынче пришел черед экономического сепаратизма: независимости требуют наиболее преуспевающие (Фландрия, Каталония) или богатые ресурсами (Шотландия, Гренландия) регионы. Возможно, недалек час, когда их примеру последуют, скажем, Бавария (в Германии) или Южный Тироль (в Северной Италии).

Эта тенденция, конечно, станет губительной для государств Европы, но, как ни парадоксально, она же будет способствовать развитию европейской интеграции. Ведь в результате отделения крупных и состоятельных регионов национальные государства окажутся ослабленными, а наднациональный Европейский союз, напротив, получит в свои ряды пополнение. Причем он пополнится за счет мелких единиц, которые, в отличие от нынешних "еврограндов" вроде Германии и Франции, не смогут оказывать существенного влияния на политику Брюсселя. Подобный сценарий давно просчитан евростратегами и получил название "Европы регионов". Если дело пойдет именно таким образом, то ЕС получит шанс стать настоящим супергосударством. Поэтому не удивительно, если Брюссель будет негласно поддерживать сепаратистов и в будущем, возможно, даже постарается разработать какие-нибудь общеевропейские правила политического самоопределения наций и этносов.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей